Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Исследование

Прорвавшаяся сеть

Учительская газета, №17 от 28 апреля 2020. Читать номер
Автор:

Нравственный мир ребенка в новых условиях

Сегодня реальность стала более сложной и многоплановой, чем мы предполагали, разрабатывая платформу «Мобильное электронное образование» – участника кластера информационных технологий инновационного центра «Сколково». Прежде всего это вынужденно одномоментный переход к жизни в реалиях сетевого общества. Ситуация с коронавирусом выступила спусковым крючком, когда наружу прорвались накопленные IT-сообществом возможности, соответствующие IT-технологии вошли в нашу жизнь «весомо, грубо, зримо». Мы давно поняли, что Интернет не просто технический феномен, это социальный феномен, новый способ нашей жизни в сетях, где уже давно живут наши дети, где живем мы сами. Сегодня каждый из нас общается в 4‑5 социальных сетях, а подростки еще больше.

Александр Кондаков

6 апреля 2020 года образовательное сообщество и общество в целом наконец увидели вторую (реальную) сторону жизни наших детей, которая сформировалась не сегодня и не вчера, а уже несколько лет назад. Увлеченные традиционным образовательным процессом, ЕГЭ, ОГЭ, ВПР, отчетами и подготовкой к олимпиадам, мы совершенно забыли о том, что сегодня личность человека формируется в более широкой реальности, нежели школьный класс и даже семья.

Сегодня, когда развитие технологий неотвратимо и идет независимо от нас, мы наконец обратили внимание на самое важное – вопросы этики, морали и нравственности, определяющие нормы и правила поведения наших детей, человека в Сети сейчас и в будущем, которые, конечно же, должны закладываться в семье, детском саду, школе. Вопросам этики цифровой среды, и особенно искусственного интеллекта, в мире уделяется огромное внимание. Показательным является тот факт, что полтора года назад в Массачусетском технологическом институте был открыт Институт компьютинга, в котором 40% учебного времени было отведено проблемам этики. Не случайно в Национальной стратегии развития искусственного интеллекта РФ говорится о необходимости адаптации нормативного регулирования в части, касающейся взаимодействия человека с искусственным интеллектом, и выработки соответствующих этических норм.

Этика поведения в Сети – это не только серьезнейшие вопросы физической и информационной безопасности или критических ситуаций (троллинг, буллинг). Уже сейчас мы сталкиваемся с тем, что при приеме на работу, получении кредита, страховки и т. п. роботы анализируют наш цифровой след. В Китае на его основе формируется социальный рейтинг граждан, когда фиксируется любое нарушение человеком норм и правил поведения: нагрубил официанту в кафе, перешел на красный свет, нарушил правила дорожного движения и т. д. – заработал минус, в конечном итоге это влияет на получение услуг, преференции при найме на работу или поступлении в университет и т. п. Цифровой след не цифровое портфолио, содержащее только те данные, которые человек сам решил в нем разместить. Цифровой след начинается с момента, когда будущая мама понимает, что ждет ребенка, сообщает об этом родным, появляются первые записи в медицинском учреждении и т. д. Уход человека из цифровой жизни происходит значительно позже его физического ухода из жизни, когда прекращаются упоминания о нем в Сети.

Формирование цифровой идентичности человека – это очень сложный, непрерывный и динамичный процесс развития многих «я» личности, который предполагает непрерывную самопрезентацию человека, причем в размытом сетевом пространстве. Это и прямое общение, и Youtube, и WhatsApp, и электронная почта, и социальные сети, и т. д. В современной педагогике даже появился новый термин «подиумное сознание», напрямую связанный с самопрезентацией. Мы все время находимся «как будто на подиуме», презентуя себя: урок педагога, презентация результатов проекта, размещение ролика в Сети и т. п. Сегодня можно говорить о трех уровнях формирования самоидентификации (цифрового следа) человека. Первый уровень – это те данные, которые мы размещаем в сетях (фото, посты). Это данные, которые мы контролируем (вернее, должны контролировать и размещать осознанно). Это то, чему мы должны научиться сами и научить своих детей еще в дошкольном возрасте. Второй уровень самоидентификации человека складывается из наблюдения за нашим поведением в Сети: что мы размещаем в Сети, характер нашего общения там, наша геолокация, детали профессиональных и личных контактов, на какие сайты ходим, психологическое и эмоциональное состояние и т. д. Этими данными мы также должны уметь управлять. Третий уровень – это искусственный интеллект, который анализирует и интерпретирует данные первых двух уровней в соответствии с запросом – финансовое поведение, соблюдение правил дорожного движения, наши предпочтения и пр.

Мы должны очень хорошо понимать, что одна из ведущих компетенций, которую мы должны сформировать у наших детей и которая будет определять их действия и поведение в том числе и в сетях, – умение просчитывать последствия своих действий для себя, окружающих, а иногда и для человечества в целом. Пандемия коронавируса – яркий тому пример.

Процесс формирования цифровой идентичности – это, по сути, проект или серия проектов, реализуемых человеком по самопроектированию и созданию цифрового следа. Он имеет прямое отношение и к вопросу проектной деятельности в школе, когда результаты проектов фиксируют историю достижений ребенка, его способности к взаимодействию с другими, корректному и уважительному отношению к людям, лидерству и т. п. Участвуя в реализации проектов, ребенок продвигает, таким образом, самого себя и формирует тот самый цифровой след, который пойдет с ним по жизни.

Собственно говоря, цифровой след превращается в «бренд» конкретного человека, и к нему применимы соответствующие законы маркетинга. В современных условиях работодателю гораздо более важно посмотреть на цифровой след – историю достижений будущего работника, нежели чем на его документы о сдаче ОГЭ, ЕГЭ и т. д., чтобы определить «рыночную стоимость» кандидата на должность.

Сегодня мы проектируем сами себя и должны научить этому своих детей, каждый из которых становится создателем, архитектором, конструктором своей личности, формирует свой личный бренд. Человек эпохи цифровой экономики – личность, демонстрирующая новую функциональную грамотность, сетевую компетентность, проектное мышление, умение презентовать себя, прежде всего этику, принятие системы ценностей сетевого общества.

На фоне последних событий мы не должны забывать о соблюдении Конвенции о правах ребенка, Конституции и законодательства Российской Федерации – документов, наделяющих детей довольно обширными правами. Кратко перечислим самые актуальные в сложившейся ситуации проблемы. Ребенок имеет право на бесплатное образование, выбор формы его получения, помощь учителей во время обучения, право на обучение в безопасных условиях, на доступ к информации, на защиту от выполнения работы, которая вредна для его психического или физического здоровья или которая препятствует получению образования, в том числе предоставление особых условий детям с ОВЗ и право на тайну личных данных. Такое широкое правовое поле ребенка – минное поле для того, кто сегодня занимается обеспечением этих прав. В зону риска попадают прежде всего администрация школы, учитель, классный руководитель. Вирус не остановил учебную деятельность. Школа продолжает функционировать в дистанционном режиме, и, следовательно, обстоятельств для нарушения прав ребенка предостаточно.

Используя в образовательном процессе различные цифровые системы, мы должны очень хорошо понимать, насколько с точки зрения ФГОС, СанПиНов и пр. они безопасны и как защищены персональные данные наших детей. Компания «Мобильное электронное образование» потратила более полугода на то, чтобы получить соответствующее заключение ФСТЭК, по которому в соответствии с требованием законодательства МЭО имеет уровень защиты персональных данных К-3 (выше только здравоохранение и оборона). Случаи разглашения персональных данных, как оказалось, нередки. Например, после появления информации о первом заболевшем жителе (семилетний ребенок) в Усть-Куте Иркутской области в Сети распространились его личные данные и данные семьи. Им начали поступать оскорбления, угрозы. Сегодня полиция проводит проверку по факту разглашения персональных данных и травли семьи и в первую очередь, конечно, придет по месту учебы мальчика. Школу будут проверять на соблюдение требований по защите конфиденциальной информации в ходе обучения.

Новостные ленты сегодня пестрят заголовками следующего содержания: «Это не образование, это просто издевательство», «Смогла ли Россия перестроиться на дистанционное обучение?» и т. п. Далее мы читаем в чатах: «Это какой-то кошмар, у меня двое детей – 2‑й и 6‑й класс. Каждый должен пользоваться 4 онлайн-платформами, для которых нужно 8 логинов и паролей». В некоторых регионах родители подписывают заявление, согласно которому ответственность за обучение своего ребенка в дистанционной форме берут на себя. Подобная формулировка является абсолютно некорректной, поскольку школа разделяет ответственность за обучение ребенка в дистанте с родителями точно так же, как и в стенах школы. Только теперь родители стали свидетелями того, как учитель организует процесс, и, откровенно говоря, не очень довольны тем, что внезапно покинуло стены школ и оказалось в квартире каждого. Взаимодействие школы и родителей в условиях дистанта должно быть выстроено системно, компактно, с уважением к семье и ребенку.

Часто в Сети можно встретить эмоциональные высказывания-суждения: «Государство не готово к онлайн-обучению, нет нормальных онлайн-площадок, дети пользуются сторонними программами, все это создает известное неудобство, накладывает колоссальную нагрузку на родителей», «Пришла домой после работы, ребенок все еще за компьютером, а вечером запись видео ребенка, который рассказывает стихотворение, заливка в «облако», это что-то с чем-то!», «Дети с 8.30 утра за ноутом, на сайтах все виснет. Сейчас время 17 часов, ребенок до сих пор за ноутом, делает домашку и отправляет учителям по электронке или по ватсапу. Смотрю, сидит вся уже сгорбленная, уставшая, прошу отдохнуть ее, но нет, некоторые учителя просили скинуть домашку – кто-то до 16 часов, кто-то до 18», «Ничего не открылось, все висит. Куда кидаться, непонятно. Уроки пропали. Все изнервничались. Ладно, у кого родители дома. А дети, кто один?», «Я мать трех школьников, я разрываюсь».

Сегодня исключительно важно и необходимо уметь самим и учить детей формировать цифровую идентичность, цифровой след в Сети. Это важнейший залог успешности и безопасности. Это одна из важнейших задач современного образования. Именно поэтому, разрабатывая платформу «Мобильное электронное образование», мы ставили своей главной задачей формирование личности, духовно-нравственное, эмо­циональное, социальное, ценностное развитие ребенка, формирование его цифрового следа, заложенных алгоритмов форм и видов деятельности обучающихся. МЭО сегодня – безопасная цифровая образовательная среда развития современного ребенка, окруженного соучастием и заботой педагогов, родителей, психологов, тьюторов, а при необходимости и других специалистов

Александр КОНДАКОВ, д. п. н., член-корреспондент РАО, генеральный директор компании «МЭО»;
Николай КАРПУШИН, д. п. н., заместитель генерального директора компании «МЭО»


Комментарии

Будете ли вы использовать в работе “образовательный интернет”, созданный Минпросвещения?
  • Пока не знаю, надо изучить систему 55%
    110 голосов 55%
    110 голосов - 55% из всех голосов
  • Нет 31%
    61 голос 31%
    61 голос - 31% из всех голосов
  • Да 14%
    28 голосов 14%
    28 голосов - 14% из всех голосов
Всего проголосовало: 199
Ноябрь 25, 2020 - Декабрь 1, 2020
Опрос закрыт
Архив опросов
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt