Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Производственная драма. Теперь все надо начинать сначала

Учительская газета, №16 от 18 апреля 2006. Читать номер
Автор:

Большеглазый худенький паренек протягивает мне руку для приветствия. Машинально жму колючую мальчишескую ладошку и чувствую… Кисть почти квадратная – все пальцы одного размера. Как будто их ровняли по линейке. – Ровняли, – опускает голову Саша Лампей. – Только не по линейке, а по циркулярной пиле. Отводит глаза. Плакать ему стыдно – все-таки уже 16. Но очень уж обидно. Рабочие руки – вот и все богатство, которое есть у мальчишки. И профессию он выбрал в 46-м омском профучилище такую, где нужны чувствительные пальцы, – монтаж, контрольно-измерительные приборы и автоматика…

Родители у Саши есть. Только пьют беспробудно. Шесть лет назад старшая сестра Татьяна забрала его в свою семью. Ютятся с ее мужем и ребятишками в общежитской комнатенке – в тесноте, да не в обиде. Таня помогла брату закончить школу, вместе с ним сидела за учебниками. И специальность в училище она посоветовала выбрать: за автоматикой – будущее. Саша очень любит старшую сестру, все переживает, что приходится на ее шее сидеть. Вот и устроился. Прошлым летом на общественные работы через молодежный центр занятости: землю копал, цветы сажал. Получил, к сожалению, немного, только на осеннюю куртку и конфеты племянникам хватило. Больше четырех часов в день трудиться ребятам не разрешали. Как-то сосед-ровесник похвастал: мол, всего два дня в частной фирме пропахал и получил 540 рублей. Почему уволился, правда, не рассказывал.

Саша и ухватился за денежное место – выспросил адрес, поехал устраиваться. Приняли. Сразу предупредили: работа тяжелая – кирпичи таскать, машины грузить. Саша решил, что справится. Парень он худенький, но крепкий. Тем более что платить и в самом деле обещали хорошо.

– О трудовом договоре я побоялся спросить, – кается теперь Саша. – Пока в конторе сидели, слышал, как рабочие между собой разговаривают. Кто-то обмолвился, что, если начнешь что-нибудь требовать, сразу домой отправляют без разговоров.

Саше выдали робу и направили на объект. Таких, как он, сотрудников-мальчишек было пятеро. «Бригада Ух», – смеялись над ними старшие. Рабочий день пацанов длился обычно с восьми утра до шести часов вечера. С утра томились на базе, после обеда уезжали в коттеджный поселок – надо было подтаскивать поддоны с кирпичами к строящемуся дому. Как-то раз на строительство коттеджа мальчишек увезли рано, часов в 9 утра. Взрослые рабочие распиливали доски циркуляркой – распускали, по-столярному. Один из них куда-то отошел, и другой позвал на помощь Сашу. Мальчик сметал стружки со станка, махнул рукой чуть сильнее… Фаланги на третьем и четвертом пальцах отрезало моментально…

Саша терпел, хотя крови было много и боль казалась невыносимой. Смотреть на ладонь, обмотанную тряпками, боялся – думал, вообще всю руку отхватило. Только в больнице осознал, что произошло, когда кто-то из медиков, забыв его фамилию, назвал «культяпым».

Несколько дней Саша пролежал дома. А Татьяна вместе с мужем отправились к директору фирмы. Тот вошел в положение, велел выдать Сашину зарплату и две тысячи рублей на лечение брата. Она обрадовалась, рассказала врачу, какой хороший человек этот директор. Но травматолог восторги женщины поумерил, объяснив, что фирма должна выдать справку о несчастном случае на производстве. По ней потом парню будут выплачивать дотации – ведь он потерял немалый процент трудоспособности. На этот раз директор фирмы встретил Татьяну менее ласково. Сказал, что никакой справки не даст, потому что Саша работал без договора. Посоветовал оформить несчастный случай как бытовую травму, а его не тревожить. В инспекции труда Омской области Татьяне порекомендовали обратиться в суд или прокуратуру. Мягкая, не очень уверенная в себе женщина решила еще раз поговорить с работодателем.

– Мне объяснили в фирме, что у них и так может быть много проблем – брат ведь работал без договора. Мол, какая еще справка? – рассказывает Татьяна. – Но все-таки предложили в качестве компенсации 10 тысяч рублей. Правда, с условием – Саша будет получать их сам по 300-400 рублей в месяц. Я отказалась, решив, что справка нужна больше – мало ли, как дальше жизнь сложится. Пусть уж все будет по закону. Первая ошибка и так нас многому научила.

Как сообщила Елена Аксенова, помощник прокурора Кировского округа города Омска, в отношении директора фирмы возбуждено дело об административном правонарушении. Во-первых, с Александром не был заключен трудовой договор в письменной форме. Во-вторых, по закону лицам до 18 лет запрещена переноска тяжестей. В-третьих, парень был принят на работу без обязательного в таких случаях предварительного медицинского осмотра и знакомства с техникой безопасности. К тому же продолжительность рабочего дня превышала установленные нормы для работников такого возраста.

Сам руководитель, по словам Елены Аксеновой, свою вину полностью отрицает. Он объясняет, что нанял Александра Лампея не для работы на предприятии, а лично для себя. Якобы парень должен был выкопать ему траншею в поле. Однако где эта траншея, на каком поле и зачем вообще нужна, директор объяснить почему-то не может. Уверяет, что оплачивал труд мальчика из своего кармана…

А Саша учится держать авторучку. Ему теперь многое приходится осваивать заново.

– Справится, – вздыхает старшая сестра…


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту