search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду

Прогулки с Мариничевой во сне и наяву

Малютка-жизнь, дыши

Нет, не права моя подруга, журналистка Майра Салыкова, утверждающая (в ответ на мои жалобы), что это восточная мудрость: ощущение, что весь мир – лишь твоя галлюцинация. Что он и вправду, объективно – видимость, кажимость. Никакая это не мудрость, а лишь большое заблуждение. Вот пришлось бы ей на практике (не дай Бог!) хоть три минуты пожить в этом жутком переживании, проживании жизни как галлюцинации, а не только в умозрительном построении… Врагу не пожелаешь. Она же, вечная моя спорщица, заявляет, что во всем виновато мое материалистическое мировоззрение.

Да, я и вправду – материалист. Из последних сил. (Хоть и с мистическим уклоном).

На днях влипла по пути в Инкомбанк в какой-то митинг. Кажется, Русского единства – знамена красные, в середине белый кружок, а на нем – какой-то рисунок черный типа паука. Митингующие вопили в мегафоны, чтобы все окружающие тут же бросили лотки с торгашами и встали под их знамена – “знамена идеализма”, как гордо они заявили. Желающих не было – и они продолжали всей своей кучкой обличать материализм.

В пылу идеологических баталий, честно говоря, я уже запуталась, какое же лично у меня мировоззрение. В университете, я точно помню, я была материалисткой, кажется, диалектической. На лекциях по политэкономии и жутко трудному “Капиталу” Маркса.

“…Сотни раз я лепила

свое мировоззрение –

А оно убегало,

как по воде отражение”…

…Когда подошла моя очередь и я впилась зубами во вкуснейшую мякоть пончика, я подумала, что патетические идеалисты, наверное, давно не испытывали голода. Потому что когда ешь, когда удовлетворяешь элементарную физическую потребность, то всеми своими ощущениями организм тебе сигналит реальнейшую реальность: цени материю, береги ее, цени деньги – этот, может быть, главнейший материальный субстрат, который нам остался в бездне призрачности, да и тот, как мне мои ученики, будущие финансисты, еще в разгар перестройки объяснили, скоро заменится электронными деньгами… То есть опять каким-то фу-фу, который ни потрогать, ни смять будет невозможно, даже деньги канут в виртуал, эту всепланетную напасть прожорливую…

У замечательного поэта Александра Аронова есть строки:

“Доверяю дождю: он явился потрогать поверхность.

Убедиться, что есть она, есть она, есть…

Этот дождь почему-то напомнил про Верность.

А прислушаться если – то даже про Доблесть и Честь”.

Не знаю, как дождю – с ним тоже могут быть проблемы, но вот собственному языку я уж точно доверяю. Что-то, помню, у Ленина на сей счет – про ощущения – было в работе “Материализм и эмпириокритицизм”. И, помню, он еще критиковал Фейербаха за то, что тот утверждал, что звезды сделаны из такого же вещества, что и люди. Ленин же доказывал социальную, а не просто биологическую природную сущность человека. И Ильенков вслед за ним.

Но мне уже в пору отречься от своих учителей и заявить вслед за Шекспиром:

We are such snaff, as dreams’are made off,

And our little life is rounds with a dream.

(“Мы – такое же вещество, как сны, из которых мы сделаны. И наша маленькая жизнь окружена сном”. Или – мечтой, грезой, что в экономном английском языке обозначается одним и тем же словом: dream).

Сам Вильям Шекспир, специалист по сновидениям (в ранг с ним могу поставить из современников лишь режиссера Бергмана, особенно с его фильмом “Александр и Фанни”), все же признавал, что наша жизнь – не сон. Вернее, не только сон. Она лишь – крохотная, исчезающая, как шагреневая кожа, субстанция – окружена сном. Грезой, дремой, мечтой.

И зачем нам всем так спешить в дематериализацию, в атомную вспышку конца Вселенной, в переход – если по Циолковскому – в какое-то другое, лучистое, светящееся состояние?

…Судорожно вцепляюсь в кармане в монетки, накуплю на них вкусностей и подарков детям и начну строчить новый текст – не только для самовыражения, но и для гонорара. Уж простите меня, господа идеалисты.

У Тарковского:

“А! Этот миг! Малютка-жизнь, дыши,

Возьми мои последние гроши.

Не опускай меня вниз головою.

В пространство мировое, шаровое…”

Ольга МАРИНИЧЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте