search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Программа “Столичное бразование”

Диапазон центра

Евгений ПОТАПОВ, начальник Центрального окружного управления Московского департамента образования

– Итак, два года реализации программы “Столичное образование” позади. И если говорить об итогах, то это время не то чтобы не прошло в этом смысле бесследно, но поставило перед нами даже особую проблему: как… – ну слово “законсервировать” мне не очень нравится – сохранить, зафиксировать тот уровень работы, на который вышла система образования благодаря реализации “Ст.О”? В том числе уровень поисково-экспериментальной работы. И это не праздный вопрос: и управленческая, и финансовая ситуация может ухудшиться, но об этом я скажу несколько ниже.

Что же является главным итогом двух лет этой программной работы? Для Центрального округа он в том, что здесь удалось не просто открыть, скажем, ряд учебных заведений нового типа. Или не просто повысить статус многих традиционных школ. И даже не просто поднять и – вопреки всем сложностям – удерживать весь массив общеобразовательной школы на том уровне, который ей сегодня определяют и само общество, и Закон “Об образовании”, и тем более московская региональная программа “Ст.О”. А удалось сформировать многовариативную образовательную среду. То есть выполнить программу не по отдельным направлениям, что само по себе было бы, с моей точки зрения, уже чрезвычайно значимо, а в комплексе. Поэтому реально образовательная ситуация в Центральном округе сегодня такова, что мы можем удовлетворить самые разные образовательные запросы самых разных учеников и их родителей: диапазон сложившейся многовариативной среды – от реабилитационных учебных учреждений самого разного профиля до школ, чье образование по сути конвертируемо в общеевропейскую и мировую системы. И более того – до экспериментальных площадок, которые разрабатывают и содержание образования, и модели школ уже следующего поколения. Уже следующего века. Эти образцы отчасти в нашем выпуске представлены.

Но, пожалуй, есть даже более принципиальная вещь, о которой свидетельствует этот факт: о том, что удалось действительно переосмыслить само назначение, саму социальную роль образования в обществе. Конечно, степень этого переосмысления на разных государственных уровнях и у разных людей различна, но в той или иной мере образование уже воспринимается по замыслу программы как средство развития региональных общественных систем. Или, если говорить опять-таки программно и операционально:

– как практика социализации и воспитания,

– как технология высокоэффективных образовательных услуг,

– как механизм формирования общественной жизни.

И многовариативная образовательная среда, которая сформирована не только на уровне округа, но, в общем, и в масштабе Москвы, это и есть итог именно так используемого образования.

С этой точки зрения очень любопытно посмотреть, а что же удалось менее всего? Оказывается, что менее всего мы как Центральный округ продвинулись в такой идее “Ст.О”, как коалицирование или сотрудничество различных отраслей по поводу реализации программы. Нет, идея коалиций была принята, причем на уровне государственных структур: ведь сама программа разрабатывалась как межведомственная. При правительстве Москвы был создан координационный совет по ее реализации, которым руководил первый заместитель главы правительства. Есть ряд межотраслевых проектов и даже программ, и в этом смысле особенно эффективно мы сотрудничаем со здравоохранением, со сферой культуры, с ведомством социальной защиты, отчасти с правоохранительными органами. То есть кооперирование, с одной стороны, вроде бы явно есть. Однако, с моей точки зрения, на тот уровень взаимодействия, который предполагала программа, выйти все же не удалось. Идея не доведена до определенных технологических связок, до отчетливых форм коалиции между разными субьектами. С другой же стороны, как бы неясно выявлены и очерчены сами предметы совместной работы. А ведь формирование коалиций предполагает именно то, что традиционные предметы, оказываясь в фокусе совместной деятельности, скажу так, меняют тип своей предметности, и это требует специального фиксирования.

Если же возвращаться к уровню правительственному, то важно понять, что подобное взаимодействие пока не возведено в ранг государственной политики, ранг стратегии государства, в данном случае в масштабе правительства столицы. Поэтому и в масштабе госучреждений постоянной деятельности по совместному решению тех или иных социально-образовательных проблем нет. То есть фрагментарное взаимодействие, конечно, есть, а вот, я бы сказал, постоянного совместного функционирования нет.

Но гораздо более тщательный анализ реализации программы “Ст.О-1”, думаю, еще предстоит. В том числе и на уровне правительства. Сегодня же острота ситуации определяется не содержанием программы, даже не финансированием ее проектов, а моментом чисто политическим. Я имею в виду реорганизацию кабинета Московского правительства. И, естественно, Департамента образования. Суть этих изменений в том, что структура управления, уходя от отраслевого принципа своей организации, возвращается к принципу территориальному. Значит, окружные управления образованием переходят в подчиненность префектур, что, конечно, несколько изменит каналы финансирования, потребует определенного сокращения аппарата и т.п. Это, может быть, и нормально. Но во всей этой реорганизации, мне думается, очень важно не потерять того, что наработано Департаментом образования за пять лет его существования. Ведь благодаря именно МДО в первую очередь Москва создала в это сложнейшее во всех отношениях время образовательную систему, которая является действительно столичной. То есть лидирующей, и, надо полагать, не только в масштабе России.

Надеюсь, что правительство Москвы совершенно адекватно понимает эту ситуацию. То есть понимает, что в ходе реорганизации за МДО необходимо сохранить функции, я бы сказал, стратегического управления системой образования, функции формирования образовательной политики и ее развития, а также методологический и экспертный или контрольный аспект его деятельности. Ибо в противном случае усилия столь напряженного периода работы, который, я полагаю, составит целую эпоху в истории отечественного образования, могут оказаться тщетными.

“Проектный колледж”

Ольга ГЛАЗУНОВА, директор экспериментальной гуманитарной методологической школы N 1314 “Проектный колледж”

– Наша школа и ее исходный эксперимент связаны с разработкой нового типа содержания образования. То есть содержания, которого нет ни в отечественной, ни в зарубежной практике. Оно называется мыследеятельностным.

Это совершенно оригинальная разработка. И понятно, что создание нового содержания – процесс чрезвычайно трудный и длительный: мы работаем уже не один год. Воплощение проекта по созданию нового типа образования мы начали с того, что стали разрабатывать фрагменты совершенно новых учебных курсов и совершенно новых предметов, вернее, метапредметов, которых четыре – знак, знание, задача и проблема. А сегодня мы находимся уже на том этапе, когда элементы нового содержания выносятся на обычные школьные предметы. Была выделена та единица деятельностного содержания образования, которая может быть наиболее легко и наиболее, так сказать, осваиваемо воспринята и использована учителем. Такой единицей и оказалась как раз задача. Но задача не в том понимании, в котором она является принадлежностью естественнонаучных предметов как форма задания. Задача в нашей терминологии – это определенная технология работы педагога с ребенком.

Для того чтобы построить задачу, учитель, во-первых, должен уметь поставить ребенку цель. Причем это должна быть именно цель. И ученик должен воспринять ее именно как цель, а не, скажем, как задание. Затем школьник должен изыскать средства для достижения поставленной цели: они отчасти передаются ему учителем, отчасти он порождает их сам. И вот сочетание поставленной цели и учебных средств, полученных в конкретной учебной ситуации и осмысленных с точки зрения того, что они нужны для достижения именно данной цели, а не вообще, – вот это соотношение и создает задачу. Поэтому задачи на самом деле строятся на материале и истории, и литературы, и языка, и любого другого предмета, а не только математики или физики.

На первый взгляд может показаться, что ничего особенного в этом нет. Но, как ни странно, учитель обычно не отслеживает соответствие средств, которые он дает ребенку как учебное содержание, той целевой учебной задаче, которая стоит перед учеником, и это дезориентирует ситуацию обучения, порождает спад мотивации и т.д.

Так вот, в предыдущем учебном году мы впервые стали выносить задачную форму организации учебной работы – как новую учебную технологию – на простые, в смысле не мета-, предметы. Причем не только в другие школы Москвы, но и России. То есть мы начали тиражировать эту новую педагогическую технологию. Надо сказать, что она, в общем, сложная, но учителями с педагогическим образованием вполне и нормально воспринимается. И, как показывает уже довольно широкая практика, действительно улучшает их работу и ее результаты. С точки зрения инновационной работы это, надеюсь, значительный шаг вперед.

Второй момент деятельности “Проектного колледжа” в том, что мы приступили, я бы сказала, к стандартизации разработок нового типа содержания образования: мы начали создавать учебники. Это пособия непосредственно по метапредметам. Но заключен также ряд договоров и с теми коллективами, которые готовят усовершенствованные или альтернативные варианты обычных учебников. В рамках этой работы тоже будут реализовываться фрагменты деятельностного содержания образования.

Сергей МАРТИНЕС-ОРЛОВ, учитель истории 110-й школы, победитель столичного конкурса “Учитель года-96”

– Мне представляется, что точнее, четче всех уровень нашего образования могут оценить не управленцы, не родители, не члены правительства и даже не специальные эксперты, а сами дети. Особенно в ситуации, когда у них появляется возможность практически сопоставить различные образовательные системы. Так вот: дети нашей школы бывали и в Испании, и в Италии, и во Франции и занимались в учебных заведениях этих стран. И совершенно однозначно они утверждают, что отечественное образование не только не хуже – оно лучше зарубежного. Речь, понятно, идет о средней школе.

Это – на данном этапе – я бы сказал, естественный итог реализации программы “Ст.О”. Потому что учителю в Москве в такой сложный – и с экономической, и с политической, и с нравственной, и с любой другой точки зрения – период жизни работалось, в общем-то, и спокойно, и свободно. И потому тот творческий потенциал, который он в себе всегда предполагал, он полноценно – в это, получается, благоприятное для себя время – реализовывал. Потому что был обеспечен и научной, и организационной поддержкой и имел относительно стабильную экономическую основу. Ведь учителя Москвы ни в одной из учительских забастовок прошлых лет не участвовали.

Понятно, что такая ситуация в сфере образования столицы сложилась не случайно, а продуманно и управляемо. Поэтому у меня как у педагога в этом смысле может быть только одно пожелание: чтобы реализация управленческих структур не привела здесь к каким-либо деформациям.

Пространство реабилитации

Вера ЛОПАТИНА,

первый заместитель начальника Центрального окружного управления МДО

– Одно из приоритетных направлений работы округа на ближайшие годы – создание реабилитационного пространства. Это требует не только модификации сложившейся системы образования для детей с проблемами – интеллектуальными, физическими, социальными и другими, но и создания учебных заведений нового типа, новых социальных служб. Проблема здесь в том, что необходимо вообще переосмыслить цели, назначение, функции, структуру прежней системы с ее детскими домами, интернатами, вспомогательными школами. Она ведь ставила перед собой те же задачи, что и основная школа, – дать детям знания-умения-навыки. Но сегодня, с нашей точки зрения, цель реабилитационной системы совершенно другая. Она в том, чтобы социализировать детей с проблемами в обычную жизненную среду. То есть, с одной стороны, сами знания должны стать инструментом социализации, а с другой… С другой, конечно же, эта задача на уроках не решается: необходимо создать ряд служб, не существовавших прежде в наших учреждениях этого типа. О том, как ведется такая работа, свидетельствует факт создания детского дома нового поколения, возглавляемого Марией Феликсовной Терновской.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте