Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Проблема

Проговаривание текста При обучении чтению нужно помнить о главном

При обучении чтению нужно помнить о главном
Учительская газета, №16 от 20 апреля 2021. Читать номер
Автор:

Все знают, что такое чтение. Но вот говорят: «смысловое чтение». Значит, бывает и бессмысленное чтение? Еще говорят: «функциональное чтение». Значит, есть и дисфункциональное чтение? Еще бывает читательская грамотность. Значит, возможна и читательская неграмотность?

Давайте попробуем выделить самое главное в навыке чтения и отделим это главное от второстепенных характеристик.

Чтение

Чтение – это понимание смысла текста.

Однако широко распространено отношение к чтению как к произнесению текста вслух. Если человек озвучил текст, значит, он его прочитал.

Но понимание текста и проговаривание текста – это два отдельных, никак не связанных друг с другом процесса. Если человек озвучил текст, это совсем не значит, что он его понял. С другой стороны, для понимания текста его не обязательно проговаривать.
И более того, проговаривание текста может мешать его пониманию. То, что мы называем одновременным выполнением нескольких дел, является быстрым переключением внимания с одного дела на другое. Внимание не может расщепляться на несколько лучей. Внимание может лишь, как челнок, бегать от одного процесса к другому и обратно.

Результат такой многозадачности плохой. Во-первых, от постоянного переключения быстро истощается внимание. Во-вторых, качество обоих дел ухудшается. Чтобы хорошо что-то делать, нужно сфокусировать все свое внимание на этом одном деле.
Очень трудно одновременно произносить текст и понимать его смысл. Когда от ребенка много лет и в школе, и дома требуют чтения вслух, он может привыкнуть озвучивать текст и не понимать смысла того, что озвучивает.

В российском образовании уклон в сторону озвучивания текстов имеет исторические корни. В 1920‑1930‑е годы, во времена ликбеза, была острая необходимость в грамотных людях, которые в сельских избах-читальнях могли бы вслух читать газеты своим неграмотным односельчанам.

Кроме того, в советские времена не приветствовались поиск противоречий в тексте, оценка его достоверности, выражение своего мнения по поводу текста. От людей требовалось лишь уметь правильно повторить содержание текста. То есть требовалось его минимальное понимание.

Вторая причина понимания чтения как говорения кроется в простоте контроля и оценивания. Ребенок, который правильно произносит текст, умеет читать. Не произносит текст – не умеет читать. Если еще взять секундомер и посчитать количество слов, которые ребенок произносит за одну минуту, то можно измерить скорость чтения. Выпускнику начальной школы для получения оценки «5» нужно читать 120 слов в минуту.

Вероятно, нужно учить детей выразительному чтению вслух. Но важно помнить, что не это главное в навыке чтения.

Диагностика чтения

Для диагностики навыка чтения я использую тест из психодиагностических комплектов Л.А.Ясюковой. Тест представляет собой небольшой текст, в котором пропущены 10 слов. Ребенку нужно прочитать текст и вписать недостающие слова. Чтобы справиться с этим заданием, ему нужно понять смысл текста. По количеству правильно дописанных слов делается вывод об уровне навыка чтения. Произносить текст вслух не нужно. Таким образом, этот тест измеряет исключительно понимание текста без всякого проговаривания.

В международной программе по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) читательская грамотность определяется как понимание, использование, оценка, размышление и взаимодействие с текстами для достижения своих целей, развития своих знаний и потенциала, а также для участия в жизни общества.

Базовое задание PISA-2018 на оценку читательской грамотности заключается в прочтении текстов и ответе на вопросы по содержанию этих текстов. Причем в PISA-2018 предложенная ученику группа текстов может содержать противоречивую информацию, в которой нет однозначного правильного ответа. Дети должны сравнить информацию из нескольких разных текстов и оценить их достоверность и логику. В некоторых заданиях ребенок мог дать такой ответ на вопросы: «Слишком сложно понять на основании того, что я прочитал. Мне нужно больше информации», этот ответ засчитывался как правильный. То есть если ребенок прочитал несколько текстов на определенную тему и понял, что он ничего не понял, значит, он все правильно понял.

Чтение на иностранном языке

Чтение на иностранном языке – это понимание смысла текста на иностранном языке.

С обучением чтению на иностранном языке есть та же самая проблема злоупотребления озвучивания текстов. Но есть и еще одно специфическое заблуждение: некоторые думают, что чтение на иностранном языке – это перевод с иностранного языка на родной.
На самом деле понимание иностранного текста и перевод иностранного текста – это два разных процесса, которые никак друг с другом не связаны.

Достаточно вспомнить огромное количество заимствованных иностранных слов, чтобы убедиться в том, что для понимания иностранного языка, его не нужно переводить. Вот примеры иностранных слов: «школа», «педагог», «студент», «велосипед», «автобус», «Интернет», «парикмахер», «арбуз».

Мы не переводим иностранные слова на русский язык. Мы просто транслитерируем их на русский алфавит. То есть заменяем иностранные буквы русскими и адаптируем произношение под себя.

Причем мы собственный язык можем понимать хуже, чем иностранный. Например, значение иностранного слова «кофе» всем понятно. И оно было понятно изначально, когда это слово еще употребляли в форме «кофий». И всем было очевидно, что слово «кофий» мужского рода. Потом стали писать и говорить «кофе», также очевидно, что это слово среднего рода. Однако знатоки-лингвисты нас поправляют и говорят, что «кофе» – это он, слово мужского рода, потому что изначально «кофе» был «кофием». То есть в родах существительных своего родного языка мы сами запутались, но смысл иностранного слова «кофе» мы понимаем прекрасно, в какой бы форме оно ни писалось.

С заимствованными иностранными словами недавно произошел забавный случай. Премьер-министр Михаил Мишустин в Новосибирском государственном университете заявил, что ему не нравится слово «воркшоп». И предложил вместо него использовать старое доброе русское слово «семинар». На самом деле слово «семинар» (от лат. seminarium), как и слово «воркшоп», иностранное. Дело не в том, из какого языка слово – родного или иностранного. Дело в том, что слово «семинар» понятно и привычно Михаилу Мишустину, а слово «воркшоп» непонятно и непривычно. Просто во времена студенческой молодости премьер-министра никаких воркшопов не было.

Когда мы читаем на иностранном языке, слова вызывают в нашем сознании соответствующие образы. Я владею английским языком, поэтому слово carrot вызывает в моем сознании образ оранжевого овоща, имеющего специфические вкус, запах, форму и текстуру. То есть слово carrot производит на меня тот же эффект, что и слово «морковь». Оно не нуждается в переводе. Если же меня попросят перевести слово carrot на русский язык, то мне помимо понимания его значения нужно будет выполнить еще одну операцию – собственно перевода: carrot → «морковь». Мне нужно будет либо извлечь перевод из памяти, либо обратиться к словарю.

Злоупотребление переводом в обучении иностранным языкам наносит такой же вред освоению навыка чтения, что и проговаривание. В обоих случаях человек отвлекается от понимания смысла текста посторонними техническими операциями: озвучиванием и переводом. В обоих случаях может ухудшаться понимание смысла текста, следовательно, падает интерес к чтению. В обоих случаях навыки говорения и перевода многим детям в жизни не пригодятся: профессии дикторов и переводчиков относительно малочисленные.

Для диагностики навыка чтения на английском языке я использую тест Белавиной из уже упомянутых психодиагностических комплектов Л.А.Ясюковой. Сделан он так же, как тест навыка чтения на русском языке. Ребенку нужно прочитать текст на английском языке и вписать 10 недостающих слов на английском языке. Проговаривать или переводить текст не нужно. Нужно лишь понять его смысл.

Скорочтение

Я практикую скорочтение. Самый частый вопрос-возражение, который мне задают по этому поводу: «А как же понимание текста? Разве при скорочтении не ухудшается понимание?»

Здесь нам нужно опять вернуться к сути чтения. Чтение – это понимание смысла текста. Следовательно, скорочтение – это быстрое понимание смысла текста. Если человек ознакомился с текстом и ничего не понял, значит, он не прочитал текст. Если человек ничего не понял, то не имеет никакого значения, с какой скоростью он ничего не понял.

В тестах на скорость чтения человеку всегда нужно ответить на несколько вопросов о содержании текста. Если на многие вопросы были даны правильные ответы, тогда рассчитывается скорость чтения. Если на большинство вопросов человек отвечает неправильно, то скорость чтения не рассчитывается. То есть в методологии скорочтения главным считается понимание, а скорость – это второстепенная и зависимая от понимания характеристика.

Поэтому термин «скорочтение» не очень удачный. Правильнее говорить «профессиональное чтение». Профессиональный читатель использует множество идей, методов, техник, умений, позволяющих знакомиться с текстом быстрее и понимать его лучше.

Многие боятся, что быстрое чтение ухудшает понимание. На самом деле медленное чтение тоже может ухудшать понимание. Попробуйте следующий абзац прочитать медленно, по слогам. Понимание не улучшится, а ухудшится.
Во-первых, оперативная память не сможет удержать весь текст абзаца до того момента, когда вы закончите его читать. То есть к концу абзаца вы забудете, что было в начале абзаца. В итоге смысловая единица текста – абзац – будет не понята. Придется перечитывать сначала.

Во-вторых, из-за медленного чтения будет сложнее концентрировать внимание на тексте, и вы начнете отвлекаться. В итоге, дочитав абзац до конца, вы поймете, что задумались о чем-то постороннем на середине абзаца и нужно перечитывать.
В-третьих, вас будет просто раздражать низкая скорость процесса, и вы потеряете интерес к чтению, вы будете демотивированы.
Эти негативные эмоции тоже будут мешать пониманию смысла текста.

Любопытно, что одна из базовых технических задач скорочтения заключается в борьбе с внутренним проговариванием текста. Дело в том, что наше зрительное восприятие и мышление работают во много раз быстрее артикуляционного аппарата. А за школьные годы мы привыкаем читать текст, всегда сопровождая его проговариванием вслух или про себя. Проговаривание – это тормоз. Поэтому тем, кто хочет читать быстро и понимать текст лучше, приходится переучиваться, избавляться от вредной школьной привычки.

Медленное чтение

Один из главных принципов профессионального чтения заключается в том, что скорость чтения должна меняться в зависимости от характера текста и целей чтения. В некоторых случаях скорость должна падать до нуля: нужно подумать над прочитанным, прежде чем читать дальше.

Существует даже методология медленного чтения. Цель все та же – улучшить понимание текста. Этот подход мне тоже близок. Я перечитываю некоторые книги. Иногда два, три и более раз. То есть я никуда не тороплюсь, когда речь идет об интересной книге.
На этот счет у Сенеки в письме II Луцилию есть хорошие слова: «Разве чтение множества писателей и разнообразнейших книг не сродни бродяжничеству и непоседливости? Нужно долго оставаться с тем или другим из великих умов, питая им душу, если хочешь извлечь нечто такое, что в ней бы осталось. Кто везде – тот нигде. Кто проводит жизнь в странствиях, у тех в итоге гостеприимцев множество, а друзей нет. То же самое непременно будет и с тем, кто ни с одним из великих умов не освоится, а пробегает все второпях и наспех».

Кирилл КАРПЕНКО, педагог-психолог, Красноярск


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt