Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Профильные дистанции. или Обучение на расстоянии

Учительская газета, №17 от 22 апреля 2008. Читать номер
Автор:

Как мы уже писали, в июне этого года заканчивается срок займа, предоставленного нашей стране Международным банком реконструкции и развития на реализацию проекта «Информатизация системы образования». В его рамках было реализовано несколько программ, одна из которых касалась обучения с использованием Интернета для решения задач подготовки школьников на профильном уровне. О ходе этого эксперимента, а также об особенностях применения интернет-технологий в обучении рассказывает заместитель директора федерального государственного учреждения «Государственный научно-исследовательский институт информационных технологий и телекоммуникаций» (ФГУ ГНИИ ИТТ «Информика») Владимир КУЛАГИН.

– Владимир Петрович, с чего начался этот проект?

– Профильное дистанционное образование как таковое берет начало с заочного обучения. Еще в советские времена люди имели возможность обучаться, будучи оторваны от преподавателей, материальной и методической базы. Тогда они получали задания и отсылали готовые работы, как правило, по почте. Но, надо сказать, не все предметы можно изучать таким образом. При очно-заочной форме учащиеся должны были приезжать на сессии, где подтверждали свою квалификацию, получали новую порцию материалов и уезжали готовиться.

Теперь, с появлением интернет-технологий, нет необходимости посещать учебное учреждение во время сессии, так как даже экзамены можно сдавать дистанционно. Конечно, необходимость фейс-контроля все-таки сохраняется – преподаватель должен убедиться, что в процессе обучения участвует именно этот человек и никто другой не выполняет за него задания. А в принципе, если мы будем однозначно уверены в том, что это делает именно он, можно учиться и сдавать сессию полностью дистанционно. Правда, это годится, во-первых, для людей с очень сильной мотивацией, например учащихся вуза, а во-вторых, не все предметы высшей школы разрешено изучать в дистанционной форме.

– Значит ли это, что в перспективе все занятия могут проводиться дистанционно?

– Думаю, вряд ли – это нужно лишь в тех случаях, когда другие варианты не могут быть реализованы. Дело в том, что в свое время студентов опрашивали на предмет того, какой из трех вариантов их более всего устраивает: а) аудиторные занятия с теми преподавателями, которые у них есть, б) дистанционные занятия по Интернету с ведущими специалистами, в) домашние аудиолекции, прочитанные выдающимися профессорами. Так вот, оказалось, что 80 процентов выбрало первое, 15 процентов – второе и только 5 процентов – третье. То есть аспект живого общения все-таки очень важен. Поэтому, когда речь заходит о школах, в которых предлагается использовать интернет-обучение, нужно обязательно учитывать психологию детей. Им очень важно видеть учителя, ощущать присутствие взрослого человека, иметь возможность в любой момент спросить его о чем-либо. Да и преподавателю это тоже очень важно, ведь он по выражению глаз и поведению учеников видит, усваивают ли они материал или нет, и по ходу урока вносит определенные коррективы.

– Но ведь сейчас есть возможность следить за классом в режиме онлайн с помощью видеокамер.

– Увы, это все-таки не то, да и пока что пропускная способность каналов связи не позволяет нам наблюдать друг друга дистанционно с достаточной степенью качества. Поэтому пока что у нас нет возможностей выстраивать полноценный процесс обучения, основываясь целиком на дистанционных интернет-технологиях. Да это, собственно, и не нужно. Но ИКТ могут стать огромным подспорьем в работе каждого педагога, потому что дают возможность пользоваться многими ресурсами виртуально. То есть вместо стандартных карт, плакатов, рисунков и фрагментов фильмов мы используем интерактивные объекты. Особенно важно это в случаях с виртуальными опытами, когда школьник может смешивать вещества в тех или иных пропорциях на мониторе и тут же наблюдать результат своих действий. Через Интернет можно управлять виртуальными моделями оборудования, которое в реальности либо очень дорогое, либо опасное – например, реактором, прессом, телескопом, синхрофазотроном и так далее. И ученик, живущий в удаленных поселках или городках, с помощью ИКТ получает возможность пользоваться теми же ресурсами, что и его сверстники из продвинутых центральных школ.

Интернет позволяет также работать над проектом не только индивидуально, но и в коллективе, в распределенном образовательном проекте. Так, например, изучением реки могут заниматься учащиеся, живущие в разных регионах, по которым она протекает. При этом каждый описывает свой участок реки, а в целом получается единая картина, результат единого проекта.

В более сложных случаях группа исследователей работает над описанием одного объекта. Здесь очень важно найти общий язык, уметь прийти к единому мнению и обобщить труд нескольких человек, не обидев каждого. Это уже своего рода социальная сеть, в которой существует круг заинтересованных людей, решающих те или иные вопросы.

– Какие проблемы возникли в ходе реализации проекта?

– По мере увеличения количества ресурсов, предоставляемых системе образования, педагогам все более и более не хватает методик их использования. На сегодняшний день это один из самых тонких моментов интернет-обучения. Дело в том, что в простой, казалось бы, системе «ученик – преподаватель» есть несколько весьма разных моделей обучения, требующих решения целого ряда вопросов.

В одном случае ученики ходят в школу, в другом они работают дома. Широко известна классно-урочная модель использования интернет-обучения, когда все ребята сидят в едином центре (например, в школе). Есть комбинированная модель, когда одна часть учеников находится в классе, а другая (например, те, кто не может посещать школу по состоянию здоровья) присутствует на этом уроке виртуально, в режиме онлайн. В некоторых случаях дети на одних уроках должны присутствовать в одном помещении – скажем, в конференц-зале, где проходит дистанционная лекция, а затем для тестирования расходятся по другим кабинетам, которые к тому же могут находиться в разных корпусах.

В итоге были отработаны порядка 6 моделей. И наиболее востребованным оказалось сочетание аудиторных и очно-заочных занятий.

Но самое сложное касалось организации работы по этим моделям. В порядке эксперимента были рассмотрены самые различные варианты, связанные с расположением образовательных учреждений, ресурсов, преподавателей, особенностями региона, плотностью населения, характеристикой сетей и так далее. В частности, в Республике Карелия практически все школьники находились в Петрозаводске, в ММЦ, где довольно хорошая пропускная способность каналов. А вот в Калужской области и Ставропольском крае ставка была сделана на работу именно с удаленными школьниками, живущими в поселках. Качество связи там иное, а значит, и схемы отрабатывались несколько другие.

– Эксперимент проходил в тех же регионах, где в рамках проекта ИСО была создана сеть РКЦ и ММЦ?

– Да, причем поначалу эти центры предоставляли нам свою базу, помещения и кадры. Но ведь, как известно, эти центры расположены в крупных населенных пунктах, а если дети живут в маленьких селах, то тут требуются иные подходы и решения – ставка делается на ресурсы школы или дома, а также на педагогов, работающих в школе.

Все это потребовало серьезной переработки нормативной базы образовательных учреждений. Возникла необходимость в создании целого ряда локальных нормативных актов, в которых описываются все эти механизмы взаимодействия разных структур в решении вопросов дистанционного образования, регламентируется деятельность педагога-куратора, сетевого преподавателя, классного руководителя, школьников, директора, родителей и так далее. Но эта работа пока еще далека от завершения.

– А что из запланированного уже практически готово?

– Исполнителями проекта подготовлены электронные образовательные ресурсы на профильном уровне по 14 предметам для учеников 10-11-х классов. Разработчики и методисты трудились вместе, и перед тем как разместить ресурс в свободный доступ в Сети, тщательно отслеживали его соответствие стандартам, возрастным особенностям и многим другим параметрам. Кстати, тут также отрабатывались разные варианты. Так, в Карелии и Ставропольском крае мы размещали локальные версии ресурсов, которые работали в пределах региона. Это тоже довольно интересное направление эксперимента, когда в рамках одного субъекта Федерации мы имели как свою собственную образовательную среду, так и образовательные ресурсы преподавателей, поддерживающих интернет-обучение. В Калужской области так не получилось, поскольку там в начале реализации проекта не было организации, которая смогла бы разместить наш ресурс. Поэтому там пользовались нашими центральными хранилищами, размещенными в Москве (http://vs.iot.ru).

Конечно, централизованное размещение ресурса – идеальный вариант, так как в этом случае его можно оперативно обновлять, неся минимальные затраты. Это проще и легче, чем рассылать обновления по разным регионам, в которых установлены «зеркала» сайтов. С другой стороны, «зеркало» позволяет региону быть относительно независимым от качества центральной связи.

– Помимо методических и организационных, какие еще были выявлены проблемы в ходе эксперимента?

– Это также касается подготовки педагогов-кураторов, которые находятся в классах, где осуществляется интернет-обучение, а также сетевых преподавателей, работающих на удалении. Важно было создать и алгоритм обучения, последовательность шагов учащегося, включенного в проект. Также мы вели и будем вести доступный всем участникам образовательного процесса сайт (http://school.iot.ru), откуда можно скачать необходимые программы, методические материалы и саму оболочку Moоdlе.

Классическая проблема связана с финансированием. Участвующие в эксперименте преподаватели получали доплаты, хотя эта деятельность не входила в их официальную нагрузку, а занятия велись вне сетки часов. Теперь же всех интересует, как все это станут оплачивать по завершении проекта, ведь сетевой преподаватель и педагог-куратор должны быть материально заинтересованы в продолжении работы в этом направлении. Рассматриваются различные источники финансирования – от федеральных, региональных и муниципальных до частных, родительских. Не секрет, что те родители, которые заинтересованы, чтобы их дети получали основательную подготовку в рамках дистанционного профильного образования, могут поучаствовать в оплате проекта на местах, заключив договор со школой, предоставляющей данную услугу.

Кстати, не обязательно, чтобы этот педагог работал в том учреждении. С развитием сетевых технологий расстояния перестают иметь значение. И вполне реально, что интернет-преподаватель может находиться в Новосибирске или Санкт-Петербурге, а его успешные ученики – в Улан-Удэ или Астрахани. В перспективе планируется создавать портфолио учителей, чтобы родители могли убедиться в их успехах на этом поприще, увидеть список учеников, которые прошли интернет-обучение и поступили в те или иные вузы.

При этом хочу заметить, никто не собирается навязывать платные услуги родителям. Все должно быть основано на исключительно добровольных отношениях.

– Предполагается ли аналогичная добровольность выбора между традиционной системой преподавания и дистанционной? Или эти схемы не исключают друг друга?

– Изначально планировалось, что в рамках проекта мы должны разместить интернет-уроки в сетке часов. Скажем, первый урок у нас проходит в предметном кабинете, второй – в аудитории для интернет-трансляций. Однако это не получилось в полной мере. Преподаватели не могли гарантировать качество образования, учитывая то, что это все-таки новое и слишком незнакомое направление деятельности. Одно дело, когда дети перед преподавателем в аудитории, другое – когда они за сотни километров. Поэтому такие часы решили вынести за пределы расписания, сделав их дополнительными. То есть школьник обязан ходить на обычные уроки, а потом по желанию имеет возможность посещать еще и интернет-занятия. А когда он получает аттестат, ему выдается документ об окончании дистанционных курсов. Последнее немаловажно, так как ряд вузов при прочих равных условиях отдают предпочтения тому абитуриенту, который умеет обучаться в Сети.

– А в перспективе все-таки планируется сделать интернет-занятия обязательными?

– Мы все-таки выступаем за добровольность выбора. Не следует заставлять детей и родителей принимать тот или иной сервис – пусть они сами решат, нужен он им или нет. Каждый должен сделать вывод, какая форма для него более приемлема – либо приезжать на занятия в класс, либо брать задания на дисках и выполнять их дома, либо получать все вопросы по Интернету и отсылать ответы тоже по электронной почте, и так далее.

– Позволяет нынешняя материальная база реализовать все эти задумки в области дистанционного образования?

– Если сказать одним словом, то да. Но проблему следует разделить на несколько отдельных направлений: каналы, компьютеры, ЭОР и другие. В рамках ПНП «Образование» большая работа проводится в плане подключения школ к Интернету. Правда, декларируемых 128 кБс хватает для полноценной работы в Сети лишь одной-двух машин, если же в Интернет пытается выйти целый класс, то пропускная способность канала минимальна. Возникает вопрос: что делать с дистанционными занятиями, где задействованы громоздкие модули и объемные ресурсы в мегабайты информации? Конечно, на перспективу следует решать вопрос использования более широких каналов. Но пока как вариант рассматривают и такую возможность – необходимые модули учителя заранее, накануне, скачивают на школьный компьютер, а потом используют эту информацию в локальной сети.

Что же касается компьютеров, то, конечно, для работы с современными ЭОР необходимы продвинутые машины с хорошими характеристиками, с видеокамерами, качественным звуком и так далее. В настоящее время идет постоянное обновление парка компьютеров. Кроме того, во многих регионах сейчас действуют свои собственные программы развития и программы информатизации, на реализацию которых выделяются немалые средства.

– Очевидно, следует учитывать и возможности родителей. Ведь нередко дома у детей стоят куда более мощные, чем в школе, компьютеры, которые подключены к широкополосному Интернету по оптоволоконной сети.

– Действительно, мы проводили опросы и выяснили, что компьютеры есть у каждого второго ученика, причем 70 процентов из них используют Интернет именно в образовательных целях. Но вот среди сетевых преподавателей количество таких пользователей составило лишь 15 процентов. Налицо диспропорция: педагог, которому компьютер нужен для профессиональной деятельности, может работать на нем преимущественно в школе, да и то лишь после того, как закончились занятия первой и второй смен, то есть после 6-7 часов вечера. Но ведь у людей свои семьи, свои домашние проблемы. Думается, таким преподавателям нужно выделять в рамках проекта именно персональные мобильные компьютеры, которые они могли бы носить с собой как в школу, так и домой. И обеспечивать их качественным интернет-каналом.

– Несмотря на то что проект разрабатывался по заказу Минобрнауки РФ, наверняка нельзя считать его чем-то только «для внутреннего пользования»?

– Да, результатами нашей деятельности могут пользоваться не только жители России. Созданные в ходе проекта ресурсы открыты для всех желающих, но, разумеется, не для коммерческого пользования. Ведь мы, создавая ресурсы за государственные деньги, не планируем зарабатывать с их помощью деньги.

Кстати, недавно к нам обратились коллеги с Украины, которые просили помочь им выполнить контракт для Казахстана в плане создания ЭОР дистанционного образования. Это говорит о том, что интерес к нашим разработкам весьма активен не только внутри страны, но и за границей. Сейчас многие жители стран ближнего и дальнего зарубежья понимают, что российское образование весьма востребовано, а потому активно пользуются тем, что уже выложено в свободном доступе.

– Владимир Петрович, какова роль «Информики» по окончании проекта?

– Конечно же, мы постараемся поддерживать проект и после окончания его финансирования, чтобы помогать ему развиваться дальше. И это касается не только профильного обучения в общеобразовательной школе. Мы разрабатываем самые различные образовательные ресурсы, поддерживаем научно-образовательную сеть RUNNet, которая объединяет вузы страны, активно интегрируясь в общее образовательное пространство. Все это дает возможность повысить качество образования, сделать его более доступным.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту