search
Топ 10

Профессионалы госбезопасности

По понятным причинам Академия Федеральной службы безопасности России всегда была одним из самых закрытых высших учебных заведений нашей страны. И при этом – одним из очень престижных. Недостатка в желающих поступить в нее никогда не было. Правда, многие молодые люди не могли найти ответ на вопрос: как это сделать, где можно узнать об учебном заведении, готовящем сотрудников органов госбезопасности? На эти и другие вопросы отвечает заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, первый заместитель начальника Академии ФСБ России генерал-майор Виктор ОСТРОУХОВ.

– От других военно-учебных заведений ваш вуз всегда отличался даже названием. Раньше была Высшая Краснознаменная школа (ВКШ) КГБ, а в то время, когда сугубо военные названия училищ и академий стали меняться на аморфные институты и университеты, она превратилась в академию. Почему?

– «Школа» – название историческое. Так первоначально именовались все военно-учебные заведения. В нынешнем году наша академия отмечает 85 лет, она ведет свою историю с 26 апреля 1921 г. А 24 августа 1992 г. Президент России издал указ, в соответствии с которым ВКШ КГБ стала именоваться Академией Министерства безопасности. Переименование не было формальным, для этого сложились соответствующие предпосылки: окреп научный потенциал, появилась плеяда выдающихся ученых как в гуманитарной, так и в математической области, создавших свои школы… Так что в соответствии со стандартами Минобразования мы уже могли называться академией.

– Теперь вы даете академическое образование?

– В принципе по статусу ВКШ КГБ приравнивалась к академии, выпускники получали соответствующую базовую подготовку, и дополнительного образования им не требовалось. Кстати, они традиционно назывались не курсантами, а слушателями. Выпускникам выдавали академический нагрудный знак. При государственной аккредитации в 2003 г. статус академии был безоговорочно подтвержден. Научный потенциал вуза позволяет говорить, что это настоящая академия, а не просто дань моде и времени.

– Во многих военно-учебных заведениях подведение программы под единый образовательный стандарт негативно сказалось на качестве подготовки военных специалистов…

– Академия готовит не военных специалистов, а будущих сотрудников специальных служб России. Используемые в академии государственные стандарты высшего профессионального образования позволяют готовить именно таких выпускников, которые требуются.

– На что обращаете особое внимание в профессиональной подготовке?

– Помимо того, что мы даем общее стандартное высшее образование, наши слушатели в полном объеме получают и специальную подготовку. Первые два года основной упор делается на общеакадемическую подготовку, затем переходим к специализации. Ей уделяется особое внимание. Конечно, мы находимся в очень трудном положении: надо соответствовать и требованиям Государственного образовательного стандарта, и качественно подготовить специалистов. В общем, это Сцилла и Харибда.

– Что представляет собой военная составляющая обучения в академии?

– Хотя мы обычно ходим в штатском, но все равно являемся людьми, которые носят погоны. Отсюда и исходит составляющая военной подготовки. В целом, сотрудник должен быть человеком физически сильным, подготовленным во всех отношениях. Поэтому все поступившие в академию в августе проходят в лагерях «курс молодого бойца» – строевую, огневую, морально-психологическую, вплоть до обкатки танками, и прочую начальную военную подготовку… Таким образом, волевые качества начинаем закладывать с самого начала.

– Как вы сказали, обычно ходите в штатском…

– Но занятия слушатели посещают исключительно в форме, чтобы чувствовали, что они – люди военные. Они несут службу в карауле, во внутреннем наряде, да и взыскания при необходимости применяются к ним в соответствии с Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ.

– Много ли ваших выпускников направляется в «горячие точки»?

– Сразу по окончании академии наши слушатели в «горячие точки» не попадают. Только позже, когда приобретут достаточный опыт работы по своей специальности.

– Кого готовят в академии?

– В первую очередь оперативных работников, следователей, переводчиков, математиков, инженеров, специалистов по защите информации для ФСБ и других спецслужб и органов… Хотя эти специальности относятся к нашей службе, но они востребованы и гражданским обществом. Перечень и количество конкретных специалистов определяются территориальными органами, ведомствами, которые направляют к нам кандидатов для обучения.

– Многих интересует вопрос, на который, к сожалению, ответ получить нелегко: как к вам поступить?

– Вопрос действительно важный, задают его часто, а ответ для многих, думаю, будет неожиданным: попасть к нам очень даже просто. Тот, кто хочет поступить в академию, должен обратиться в подразделение ФСБ по месту жительства. На периферии это территориальный орган, а в столичном регионе – Московское управление ФСБ или Центральный аппарат. Можно обратиться и напрямую в академию, в нашу службу кадров, но лучше в территориальные подразделения.

– И больше никаких проблем?

– Как вам сказать? У человека есть желание, стремление… А задача тех, кто подбирает кадры в органы безопасности, – понять, какие мотивы движут человеком и достоин ли он того, чтобы работать в органах.

– А национальный вопрос не может стать барьером на пути к поступлению?

– У нас государство многонациональное, и нет каких-то ограничений для обучения в академии представителей той или иной национальности. Можно считать, что здесь представлены все нации и народности России. Главное, что человек поступает с открытой душой, ясными устремлениями и чистыми помыслами.

Конечно, идет психофизиологический отбор, тестирование. И те методики, которые разработаны у нас, четко показывают, что это за человек: с действительно устойчивой мотивацией для службы в органах безопасности или он преследует какую-то корыстную цель, либо это просто еще не устоявшаяся личность… У нас могут учиться только уравновешенные люди, усидчивые, волевые, потому что подготовка действительно серьезная, а нагрузка высокая. Именно такие к нам и поступают.

– Юноша решил к вам поступать. Что он должен делать?

– Примерно за год до поступления – обратиться в территориальный орган ФСБ, то есть, в конце 10-го класса или во время летних каникул, не позже. В течение года кандидат на учебу должен пройти военно-врачебную комиссию, проверку на профпригодность с точки зрения личностных качеств, психического, психологического состояния.

Кроме того, не секрет, что в органы стремятся попасть и разные структуры – и организованная преступность, и иностранные спецслужбы…

– Таких удается определять?

– У нас работают очень квалифицированные сотрудники, и возможность того, что к нам попадет нежелательный элемент, практически исключена.

– Пройдя проверку, абитуриенты приезжают для сдачи экзаменов в академию?

– Нет, здесь сдают экзамены только жители Московского и ближайших регионов. Для всех территориальных органов выделяется определенная квота, и вступительные экзамены, как и конкурсный отбор, проводятся непосредственно на месте. Ребята из регионов прибывают к нам уже в качестве слушателей.

– Где они сдают экзамены?

– Есть определенные вузы, обычно это ведущие гражданские вузы региона, где абитуриенты проходят централизованное тестирование. Тем самым решаем несколько задач одновременно. Прежде всего, поскольку сейчас у нас целевое направление на учебу, руководитель территориального органа с самого начала работает с кандидатом на учебу и знает, что тот, кого он подобрал, к нему и вернется. Другая задача – экономия средств: не нужно всех абитуриентов везти в Москву.

Кстати, экзамены начинаются с физической подготовки – сдачи определенных нормативов. Если молодой человек не сможет выполнить нормативы, возникает вопрос: сумеет ли в будущем переносить физические, моральные и психологические нагрузки, которые ему предстоят на службе? Поэтому физподготовке у нас уделяется большое внимание в течение всего обучения.

– Как вы оцениваете общий уровень поступающих?

– Достаточно хороший. Человек с уровнем ниже среднего к нам, безусловно, не поступит. Необходимы твердые знания по русскому и по иностранному языкам, истории, обществознанию. Те, кто идет по линии связи и информатики, должны быть подготовлены на уровне абитуриентов мехмата МГУ. У нас очень тяжелый процесс обучения, скидок никому нет, и выдерживает только тот, кто имеет хорошую базовую подготовку и добросовестно занимается. Зато и специалисты получаются качественные: они ведь должны не только знать то, что знает противник, но и предвосхищать его действия.

– Кто с точки зрения социальных характеристик к вам поступает?

– Оговорюсь сразу: критерий «богатые» или «бедные» у нас не работает. Наш главный критерий – моральная, физическая и умственная готовность служить в органах безопасности. В основном же можно выделить несколько категорий… Из них особо отмечу поступающих по семейной традиции: дети, внуки бывших или действующих сотрудников органов безопасности. Обычно у них это осознанный выбор. Есть, безусловно, и романтики (в хорошем понимании), которые стремятся служить государству. Своей службой в органах они, возможно, закладывают семейную традицию.

– Сейчас к вам в основном поступают после средней школы?

– В ВКШ КГБ принимали прошедших армейскую службу либо военнослужащих, но в 1990-е гг. из-за сложившейся в армии и стране ситуации было решено принимать выпускников школ. Сейчас ситуация постепенно меняется, и мы ориентируемся в большей мере на прием тех, у кого сформировалась мотивация, то есть людей, получивших высшее образование в различных вузах. Они получают в академии профессиональную подготовку, а затем направляются в подразделения. Это направление у нас становится доминирующим.

– Расскажите, пожалуйста, об особенностях учебы в академии.

– Прежде всего – каждый поступающий должен сознавать, что учиться здесь сложно, но интересно, что ему дадут хорошую специальность. У нас сильный профессорско-преподавательский состав. В академии преподают члены-корреспонденты, доктора наук… Принимаем активное участие в разработке федеральных законов, работаем по заказам Совета безопасности. В общем, академия является тем образовательным учреждением, где ведутся научные изыскания на благо нашего государства и общества.

– А ученых готовите?

– Да, в академии есть и адъюнктура, и докторантура, работают 6 диссертационных советов – 3 гуманитарного профиля и 3 технического – по 13 специальностям. Замечу, что наша академическая математическая школа – общепризнанная школа мирового уровня. Но большая часть тем, конечно, закрытая, потому что речь идет о государственной безопасности.

– Находят ли сегодняшние реалии отражение в учебном процессе?

– Безусловно, проблемы, изменения, которые происходят внутри нашей страны и на международной арене, учитывают наши преподаватели, ведущие ученые. В связи с обстановкой на Северном Кавказе появилась необходимость подготовки специалистов со знанием соответствующих языков, менталитета, традиций, обычаев. В курсах блока специальных дисциплин постоянно появляются специализации, соответствующие новым вызовам: усиливается составляющая борьбы с терроризмом, организованной преступностью, обеспечения экономической безопасности и т.д.

– Извечный вопрос для любого вуза: насколько полученные знания соответствуют практике?

– Могу сказать, что слушатели получают хорошую практическую подготовку. Как и в любом вузе, на старших курсах они выезжают на практику, знакомятся с теми подразделениями, где им придется работать. Слушатели шлифуют свои теоретические знания, применяя их на практике.

– Легкой жизни вашим выпускникам ждать не приходится. Почему же сегодня, когда многие молодые люди стремятся выгодно устроиться, немало желающих поступить в вашу академию?

– По-моему, уже далеко не все ищут одну лишь выгоду для себя… Общество видит и понимает, что ФСБ – это органы, которые не коррумпированы. Здесь деньги совсем не такие большие, но для нашего соотечественника очень важно такое понятие, как патриотический долг, важно сознание своей востребованности.

– Многие ли после окончания академии уходят на «гражданку»?

– В 1990-е гг. была такая тенденция, а сегодня это единичные случаи, связанные с семейными, личными проблемами.

– То есть, подавляющее большинство выпускников служат в органах государственной безопасности?

– Я бы уточнил – хорошо служат! Есть многочисленные примеры того, как выпускники академии, например, принимали самое непосредственное участие в локализации вооруженных конфликтов, решении сложных задач на Северном Кавказе…

Один из наших выпускников, вынося ребенка из захваченной террористами школы в Беслане, погиб, получив выстрел в спину.

Он посмертно удостоен звания Героя России. Еще во время «первой Чечни» наш выпускник, сотрудник органов военной контрразведки, прикрывал отход группы и, будучи тяжело раненным, отстреливался до последнего, а потом взорвал гранатой себя и окруживших его боевиков. Он также удостоен звания Героя России.

Хотелось бы сказать немало добрых слов о действующих сотрудниках органов госбезопасности – наших выпускниках, но, как вы понимаете, время рассказывать об их делах пока еще не пришло. Могу назвать два имени выпускников, которыми мы гордимся: это статс-секретарь – заместитель министра обороны генерал армии Николай Александрович Панков и руководитель Департамента военной контрразведки ФСБ России генерал-полковник Александр Георгиевич Безверхний.

– Виктор Васильевич, спасибо вам за рассказ! Думаю, мы встретимся еще не раз.

– Обязательно! Я понимаю, что даже в таком достаточно большом интервью мы не могли обсудить все вопросы, интересующие читателей газеты, в особенности – наших потенциальных абитуриентов. Более полные сведения содержатся на сайте академии в Интернете – www.academy.fsb.ru.

Здесь можно найти не только справочные материалы, необходимые телефоны, но даже образцы экзаменационных задач.

Александр БОНДАРЕНКО («Красная звезда»)

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту