Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Примерз ко льдам улыбчивый дракон. Несколько мировых религий – главное богатство России

Учительская газета, №51 от 16 декабря 2003. Читать номер
Автор:

В декабре на Москву редко смотрит солнце. Унылый это месяц. Если облачная завеса тонка, оно дает знать о себе расплывчатым светлым пятном, но прямой луч все-таки не ударит в глаза, не пробьется, не посветит, не порадует. В Бурятии декабрь другой. Солнечный. Вот облачко тянется куда-то в сторону Монголии. Но солнце, как забытый кем-то яркий костер среди голубого простора, не жалеет света, не бережет его. Холодно, но приятно слышать, как хрустит под ногами сухой снег.

Я поднимаюсь по деревянным ступенькам на зеленое крылечко. Буддийский институт располагается в небольшом продолговатом доме с синими ставнями на окнах. Под его крышей колесо золотистого цвета – Колесо Учения. И буквы: «Даши Чойнхорлин». В переводе с тибетского это означает «»..Буддийский институт – «»

Случилось мне однажды услышать народную бурятскую песню. Конечно, не зная языка, не поймешь, о чем она, но существует ведь музыка слов, интонаций, тоже создающих свой особый образ. И вслушиваясь в звуки, почему-то представил я себе, как по желтовато-песчаной траве, по степи забайкальской куда-то во весь опор мчится лошадь. Одинокая. Свободная. Без всадника. Над ней бездонное небо и впереди, вокруг – бескрайний простор, сколь хватает глаз. Только комья земли летят из-под сильных ног ее да раздается в степной тишине дробный стук копыт… Я взял почитать в самолет воспоминания Станислава Куняева «Поэзия. Судьба. Россия». Дошел до места, где автор повествует, как переводил бурятского поэта Дондока Улзытуева. «Я погружался в мир кочевых дымов, плавных забайкальских холмов, степных запахов травы Ая Ганга, которая на поверку оборачивалась всего-навсего обыкновенной полынью… Но слово «Ая Ганга» звучало для меня как заветный символ бурятской души, рожденной на просторах, где пасутся отары овец и гуляют на вольной воле табуны лошадей».

Всеобщий день рождения

Можно назвать еще один «заветный символ» Бурятии – Иволгинский дацан.

Не более часа нужно ехать от Улан-Удэ, чтобы попасть в дацан. Это целый монастырский комплекс, здесь находится резиденция главы буддистов России Пандито Хамбо Ламы. До ближайшего населенного пункта, Верхней Иволги, километров семь. Монастырь – это уединение. Говорят, что в городе медитировать трудно. Если в нем, предположим, триста тысяч человек и из них тысяч пятьдесят думают о том, как бы кого обвести вокруг пальца, ругаются, кого-то оскорбляют, то вся эта негативная энергетика чувствуется сразу. Город – это разрушение традиций, сутолока и суета. Если город со своим асфальтом придет в монастырь, монастырю лучше уйти… Если выразиться языком современным, дацан и его храмы – это своеобразный аэропорт. Ламы призывают божество. А оно может спуститься только если созданы условия, особая духовная атмосфера, «погода».

Иволгинский дацан смотрит в высокое небо золотыми крышами храмов. Деревянные небольшие дома, друг на друга непохожие, стоят в линию, из печных труб поднимается дымок. Никакого асфальта. К елочкам, что стоят вдоль невысокого забора, которым дацан окружен, привязано множество лоскутиков, на счастье. И вокруг – плоская равнина, как чья-то огромная ладонь, желтоватой травой поросшая, засыпанная снегом, лишь вдали видны невысокие горы.

18 декабря по общепринятому календарю буддисты России отмечают праздник Зула-хорал (иногда пишется Зул). Он проводится в первый зимний месяц 25 числа по лунному календарю. Посвящен будде Цзонхаве, реформатору тибетского буддизма и основателю школы Гелугпа. Цзонхава – средневековый тибетский проповедник, религиозный деятель, ученый, автор философских трудов, трактатов по тантрической проблематике. Почитается как второй Будда после Шакьямуни. Служба, посвященная ему, идет три дня, как все великие хуралы. В первый день читаются молитвы и изречения Цзонхавы. Во второй, главный день, Будду приглашают из Тушиты – чистой страны, рая, в храм. Во время хурала ему преподносится тысяча горящих лампад. Считается, что независимо от дня рождения (зимой, весной, осенью ли) в этот праздник верующие в Будду становятся еще на год старше. Это такой всеобщий день рождения…

Буддийское богослужение ведется на тибетском языке. Молитвы читаются монотонно, речитативом, под звук барабанов, литавр, колокольчиков. Владеть ими обязан каждый лама. Музыка и звук – необходимые элементы ритуала. Чтение сопровождают разные ритуальные действия: разбрасывается зерно, совершаются поклоны…

Европейцу буддийское богослужение, конечно, покажется необычным, тем более если он впервые наблюдает его. Но между тем здесь все имеет свой смысл, логику, свою символику, систему коннотаций. Писатель Павел Мельников (Андрей Печерский), известный своей дилогией «В лесах» и «На горах», вспоминая об учебе в Казанском университете, рассказывал о буддистах, готовившихся поступать туда. Этих мальчиков предварительно обучали в местной гимназии. Европеец, он не удержался от иронии.

Вместе с бурятскими мальчиками приехал в Казань лама Галсон Минитуев. Он жил с ребятами и «был при них гувернером, законоучителем и совершителем религиозных обрядов. В одной из занимаемых ими комнат был даже устроен алтарь, на котором стояло десятка два медных, разной величины, изображений Будды и других божеств. Лама, в обыкновенное время ходивший в каком-то особого покроя суконном кафтане ярко-красного цвета с желтыми отворотами и в желтой шапочке, во время богослужений надевал шелковые мантии одну на другую, одну желтую, другую красную с вытканными на ней драконами, а на голове имел что-то вроде короны. Гимназисты-буряты тоже надевали какие-то шелковые, ярких цветов балахоны, и когда лама прерывал чтение молитв, они что есть силы колотили в медные тарелки, барабаны и китайский там-там, пронзительно трубили в особого устройства медные трубы, словом, задавали такой концерт, от которого, бывало, поскорее дай бог ноги».

Вот европеец. Сразу – ирония, если что-то показалось странным, причудливым. И на Зула-хорале тоже будут звучат барабаны и тарелки, призывая божества. В дацане будет многолюдно, торжественно.

Но к ламе тянула русского писателя не экзотика. Другое. Его духовное богатство, его ум. «Бывало целые вечера проводили Васильев (однокурсник П.И. Мельникова, известный китаевед), я и некоторые другие товарищи с ламою. Он угощал нас кирпичным чаем, сваренным на молоке с солью, жирною бараниною и объяснял учение своей веры. Интересные были беседы».

Неверно думать:

«Я родился»…

«Интересные были беседы»… Но о чем же шла в них речь? Этого Мельников не оставил в воспоминаниях.

Наверное, о том, на чем же основан буддизм, что самое главное в его учении. Наверное, о том, что самое-то главное – не делать никаких злых поступков, связанных с убийством человека и другими тяжкими грехами. Не разрушать свою карму, такая вот чисто практическая сторона. Карма – закон причины и следствия, означающий, что все действия, мысли и слова человека имеют результат. Негативные действия ведут к соответствующему результату, положительные, хорошие – соответственно к положительному. Он, этот результат, может проявиться в последующих жизнях.

Существуют три так называемые физические недобродетели: лишение живого существа жизни (все равно, кто это: человек, комар или таракан), воровство (независимо от ценности чужого имущества, от совершения кражи лично или через чье-то посредство), разврат. Существуют четыре недобродетели речи: ложь, злословие, грубость (оскорбление других), пустословие. Существуют три недобродетели ума: зависть, желание причинить какой бы то ни было вред другим, ложные взгляды. Этим десяти недобродетелям противостоят десять добродетелей – деяний совсем с другим морально-этическим знаком. Следование им называется практикой нравственности.

Человек не может достичь успехов при отсутствии сострадания к другим существам. Тут различают несколько ступеней. Одна из них – сострадание к тем страдающим, которых мы видим. Которые ходят по улицам, просят подаяния. Этим людям нужно оказывать помощь. Но в то же время надо понимать, что эта помощь краткосрочна. Другая, особая помощь – это помощь людям, которые сами в свою очередь могут помогать другим. Таким образом, наша помощь в итоге будет оказана как можно большему количеству людей. Подлинные любовь и сострадание основаны только на альтруизме.

Сострадание к самому себе – это забота о своей карме. Мы живем много лет. Если человек относится к себе невнимательно и не думает, кем он будет в своих следующих жизнях, он пренебрегает собой. Если мы здесь будем оказывать помощь другим, нам тоже окажут ее. Потом. Ведь все возвращается. Человек должен накапливать хорошую карму ради самого себя и тогда он будет способен помочь другим решить эту же проблему. Необходимо с уважением относиться к людям пожилого возраста. У них больше такого знания, такого опыта, они мудрее. Пожилой человек должен делиться своими знаниями. В буддизме все зависит от твоих собственных поступков.

Неправильно говорить, «я болею», например. «Я», душа – не болит. Болит другое. И надо определить, что – нога, рука, голова. Когда человек умирает, правильнее будет сказать, что его тело умирает. А «Я» не умирает, сознание не прерывается со смертью тела. Большое счастье, что душа пребывает в теле человека – существа, способного сочувствовать и помогать. Но душа, оказавшаяся в другом, нечеловеческом теле, прекрасно понимает свое состояние. Перерождение зависит от кармы. Самое ценное в человеке – жизнь. К себе надо относиться бережливо, не отравлять себя наркотиками и др. Страдание существует, но есть возможность его пресечь, и есть путь, который может привести к свободе от страдания.

Все в мире взаимосвязано и взаимозависимо. Когда человек рождается, ему дают справку о рождении. Он привыкает к мысли, что он родился. В более зрелом возрасте он осознает, что душа бессмертна. Она существует извечно. Ничто на самом деле не рождается. Понятие «рождение» можно относить лишь к человеческому телу, а не к душе, к «Я», которое бессмертно. Тело человека имеет три совершенства: оно должно проявиться, жить, потом разрушиться, как все материальное. Лишь о теле, которое появляется и уходит, можно сказать, что оно рождается.

Учение Будды Шакьямуни называется Дхармой. В тибетском языке Дхармой обозначаются, среди прочего, учения, объединенные томами Ганджура. Цель этих учений – помочь обрести счастье (и вечное в том числе), научить избегать несчастий и проблем. Духовная община называется Сангхой. Все те, кто практикует учение и следует путем Дхармы, составляют Сангху. Будда, Дхарма и Сангха называются Тремя Драгоценностями. Принять прибежище в Трех Драгоценностях означает осознавать их качества и следовать им с уверенностью в том, что они учат эффективным методам защиты от несчастий.

Земля счастливого учения

Я поднимаюсь по деревянным ступенькам на зеленое крылечко. Буддийский институт располагается в небольшом продолговатом доме с синими ставнями на окнах. Под его крышей колесо золотистого цвета – Колесо Учения. И буквы: «Даши Чойнхорлин». В переводе с тибетского это означает «Земля счастливого учения».

В институте учатся около сотни студентов (хувараков). По окончании они получают звание ламы. Те, кто достоин, могут поехать в Индию, в буддийский монастырь, имеющий связи с Бурятией, и учиться дальше, чтобы получить звание Геше. Традиционный курс обучения составляет шестнадцать лет. Получив звание Геше, лама может защищаться на следующие, более высокие ученые степени.

Чтобы поступить в Даши Чойнхорлин, нужно сдать письменный экзамен (изложение на русском или бурятском языках), пройти тестирование и собеседование. Этим выявляются общий уровень развития, эрудиция, знания о буддизме. Экзамены и зачисление проходят в начале июля. Институт имеет три факультета: философский, буддийской живописи, тантрический, где основной упор, кроме философии, делается на изучение ритуалов. Планируется открыть отделение для подготовки лам-целителей. Самый большой факультет – философский.

– Философия – ключи ко всему, – объясняет мне Батур Лама, проректор института. Он показывает мне дацан. – Если вы хорошо знаете эту науку, то как бы владеете связкой ключей. Нужно будет освоить медицину – подберете ключ. Захотите стать художником, тоже подберете. Проблем не будет.

Философия, как и тантрические ритуалы, изучается в институте на всех курсах. Занятия начинаются после богослужения – хурала. Первая половина дня отведена для теории, вторая – для практики. Под руководством преподавателя студенты философского факультета проводят диспуты. Зимой – в одном из храмов, в теплое время года – прямо под открытым небом. Хувараки тантрического факультета собираются в другом храме. Художники учатся сначала рисовать несложные элементы, маленькие танки (изображения на ткани). Потом задания усложняются. На четвертом и пятом курсах живописцы выполняют изображения Будд, Бодхисатв, большие полотна. Изображения строго каноничны, предполагают точный стандарт, отходить от которого нежелательно. Рисунок производится минеральной краской. Студенты готовят ее сами. Труд кропотливый, целая наука…

Обучение в Даши Чойнхорлин пятилетнее. Есть предметы, что называется, светские: английский, социология, психология, культурология, экономическая теория. Но, конечно, в программе занимают особое место те дисциплины, без которых ламе никак нельзя: старомонгольский и тибетский языки, основы медитации, парчин (буддийская философия), согчен (заучивание текстов, философский диспут, например, невозможен без цитирования текстов по памяти), дагриг (теория познания), восточная медицина, астрология. Астрология тесно связана с медициной. Заготовка сырья для лекарств, назначение диет, начало лечения проводятся с учетом астрологических сведений. У каждого человека есть потенциал достоинств и недостатков. Если человек хочет достигнуть успехов, должен работать над недостатками. Астрология призвана помочь в этом. Эта буддийская наука, изучая влияние космоса на человеческую жизнь, как бы призывает жить в гармонии с окружающей средой, «неживой природой». Не идти против нее, ведь это все равно что против ветра плевать… Тибетская астрология – синтез индийской и китайской традиций. В Европе распространена сейчас другая, авестийская. В дацане не делают гороскопов на всю страну в целом, чем занимался, например, Глоба. На одного человека и то сложно. Заведомо ложный гороскоп или составленный с корыстной мошеннической целью, предупреждают ламы, – накопление дурной кармы со всеми отсюда вытекающими последствиями.

Буддизм традиционно уделяет образованию особое внимание. Учение Будды говорит о том, что невежество (основную причину страданий) можно отсечь только мечом мудрости. Конечно, мало окончить Даши Чойнхорлин, чтобы стать ламой. Человек им становится тогда, когда он искренне поверил в Три Драгоценности, принял обеты, встал на путь и идет им. Если он может сострадать и стремится помогать людям, может называть себя ламой. А если при этом имеет диплом, тогда – дипломированным ламой.

«Я смел понять, что жизни светел круг…»

Иду натоптанной снежной тропинкой в направлении главного храма дацана. Небольшое каменное здание остается справа, за окнами видны большие зеленые листья. Это священное дерево Бодхи. Когда-то сюда привезли из Индии небольшой росток, теперь он похож на огромное зеленое облако. Под сенью этого легендарного дерева Будда достиг полного просветления и трижды повернул Колесо Учения. В оранжерее, за стенами которой зимой – минус тридцать и больше, оно, кажется, чувствует себя неплохо. Неподалеку стоят белые ступы, своеобразные пирамиды, памятные сооружения, история которых восходит к могильным курганам. Крыша храма золотится от солнца. Недалеко от входа застыли изваяния двух желтых тигров-хранителей. На кровле крыльца блестит Колесо Учения, по обе стороны которого лежат две газели.

Внутри любому входящему сразу бросается в глаза большая статуя Будды Шакьямуни в центре алтарной части храма. С ним вместе двое ближайших учеников. Тут же, ряд за рядом, статуи других Будд, уже не такие большие. Тонкие колонны уходят вверх, под высокий потолок. На них кроме узоров золотые драконы. Если стоять лицом к главной статуе Будды, то справа от нее в позе лотоса будет сидеть Белая Тара – богиня, исполняющая желания, способная продлевать жизнь. Перед ней стоят маленькие лампадки. Слева – Зеленая Тара. На богине – золотые украшения и корона. Та же поза лотоса, только тело – зеленого цвета. Обе богини появились из слез Бодхисатвы Авалокитешвары – воплощенного сострадания – и призваны оказывать помощь тем, кто с верой обращается к ним. Зеленая Тара нейтрализует плохие предзнаменования. А что касается Белой Тары, то, кстати, одним из ее земных воплощений бурятские буддисты считали Екатерину Вторую. В 1741 году императрица узаконила существование одиннадцати дацанов и 150 лам при них. То был первый акт официального признания буддизма на территории России.

Храм украшают живописные полотна. Тут символическое изображение модели Вселенной. Пестрый круг, в центре которого змея, курица и свинья. Они обозначают гнев, страсть, неведение. Эти три основные клеши (переводится как «загрязнение», «моральное падение») не дают человеку вырваться за пределы Колеса Жизни, в котором он замкнут, в котором ожидает его бесконечная цепь перерождений. Нужно стать на путь Будды и достигнуть просветления, тогда этот круг Сансары будет разомкнут и ты окажешься в Нирване, где не действуют земные законы. Поэтому Будды изображаются вне круга.

История жизни Будды Шакьямуни также отображена на буддийских танках. Вот его матери, царице Махамайе, снится сон, будто белый слон является с неба и входит в нее. Толкователи склоняются к тому, что царица родит человека, который изменит мир или станет великим учителем. По обычаю, царица отправляется на родину и рожает мальчика. Предание гласит, что там, где ступала нога этого младенца, распускались лотосы. Отец сделал все, чтобы сын не узнал о существовании горя и смерти. Но принц Гаутама столкнулся все-таки с горькой реальностью. И задумался: в чем смысл жизни. Он отрекся от мира, ушел из дворца. Шесть долгих лет искал истину в аскетизме. Безрезультатно. Но, преодолев всевозможные испытания, искушения, в состоянии медитации он достиг просвещения и потом повернул Колесо Учения. Принц Гаутама стал Буддой Шакьямуни. Пройти мимо буддийских полотен в храме – значит проследить земной путь Будды. Это реальный человек. Две с половиной тысячи лет назад он начал проповедь своего учения…

Наступающий праздник для тех, кто приедет в Иволгинский дацан, – это еще возможность поклониться телу Пандито Хамбо Ламы Даши-Доржо Итигэлова. Глава буддистов России, он оставил земной мир в 1927 году. Спустя 75 лет его нетленное тело было перенесено в главный храм Иволгинского дацана. Свершилось чудо: великий учитель смог явить свое нетленное тело последователям, дабы они помнили о бренности, смерти и силе учения Будды. Учитель сидит в позе лотоса, он принял ее, когда душа его расставалась с телом. На нем традиционные ламские одеяния…

Когда-то Борис Чичибабин написал стихотворение, побывав у закрытого буддийского храма в Ленинграде, вдохновленный им.

Буддийский храм на берегах Невы

Приснился ль вам или видали вы?

Ни то ни се – гадание годов.

Следы Басе меж пушкинских следов

Найти нельзя на плане городском –

Поди, не всякий здешний с ним знаком.

Бог весть когда, Бог ведает при ком

Примерз ко льдам улыбчивый дракон.

Прожег звездой стогибельную тьму,

И Лев Толстой откликнулся ему…

Когда опять приедем в Петербург,

Ужель найдем, проникнув наугад,

Молельный дом калмыков и бурят?

Откуда здесь, где холодно зимой,

Как чудо, весть премудрости иной?

Я чудью был и лошадиным ртом,

Ярмо судьбы клянущим под Петром.

На склоне лет и на исходе сил

Нирваны свет мой дух преобразил.

Поэтов день – достоинство и щит.

Грядущий день нам не принадлежит.

Чтоб все любить, дай Бог мне на веку

Подобным быть котенку и цветку.

Так мы с тобой из царства Сатаны

Немой судьбой сюда приведены,

И близок нам, пока мы не мертвы,

Буддийский храм на берегах Невы.

Даши-Доржо Итигэлов участвовал в освящении этого храма. В 1913 году он был приглашен на празднование 300-летия дома Романовых в Санкт-Петербург…

Какими сокровищами обладает Бурятия? Байкал. Конечно. Но эту драгоценность может оспаривать Иркутская область. Что еще? Еще – вера. Буддизм. Итигэлов. Неспроста за небольшое время здесь восстановлено почти 90 процентов дацанов, существовавших до революции. Это говорит о самодостаточности нации. Нации, где в семейных традициях было отдавать одного из троих сыновей в ламы. В монахи. Для буддийских монахов основной ценностью было душевное богатство и важнейшая ценность – знание, которым он может поделиться с другими.

В Иволгинском дацане меня принял Пандито Хамбо Лама Дамба Аюшеев, глава традиционной буддийской Сангхи России. Рассказывая о буддийском учении и миропонимании, он высказал мысль, что Россия уникальна тем, что все мировые религии для нее традиционны.

– Возьмем Запад. Это, как правило, христианские государства. Возьмем арабские страны – они традиционно исламские. Эти религии – их богатства. Российскому гражданину можно, не уезжая за границу, познакомиться со всеми мировыми религиями и все понять. Все в России владеют русским языком. И в этом его преимущество. Поэтому надо уважать свою страну.

И ее действительно есть за что уважать.

Верхняя Иволга – Улан-Удэ – Москва

Главный храм дацана

Хувараки на занятии

Буддийский институт – «Земля счастливого учения»

На уроке тибетского языка


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту