search
Топ 10

Право на жизнь Бомжи – это наши бывшие ученики

Одно из новшеств конкурса “Учитель года России-2002” – дискуссионный клуб. В будущем году обсуждение актуальных образовательных проблем, возможно, станет обязательным этапом состязания, а пока организаторы конкурса экспериментируют, ищут формы проведения нового конкурсного испытания, подбирают темы для обсуждения.
Дискуссионный клуб, прошедший на следующий день после открытых уроков в московских школах, назывался “Защита детства и прав ребенка”. Провести его согласился Уполномоченный по правам человека в РФ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ Олег МИРОНОВ. Участником обсуждения стал также уполномоченный по правам человека в Московской области Сергей КРЫЖОВ.

За советом к педагогам
Возможность пообщаться с главным защитником прав россиян выпадает не каждый день. Тем более что должность Олега Миронова в нашей стране все еще экзотика. До 1993 года ее просто не существовало. Первым Уполномоченным по правам человека был назначен Сергей Ковалев, и только затем был создан Закон об уполномоченных. Олег Орестович занимает этот пост уже четыре года. Миронов с сожалением констатирует: “Несмотря на то, что закон дает право каждому субъекту РФ учреждать должность уполномоченного, у нас уполномоченные есть только в двадцати регионах”.
Зато локальные защитники прав человека появляются, по примеру зарубежных стран, в учебных заведениях – вузах и школах. Должность уполномоченного появилась во многих школах Саратовской области, в Москве.
Олег Миронов порадовался, что в рамках конкурса был организован такой важный разговор, потому что именно учитель формирует мировоззрение завтрашнего гражданина страны: “Есть множество документов – Конвенция о правах ребенка, Конституция. Но мы видим, как расходятся жизнь и нормы закона. Заявленные в документах нормы – это цель, к которой мы должны стремиться. Конституция называет наше государство социальным, то есть таким государством, которое заботится о взрослых и детях, создает им нормальные условия для жизни. К сожалению, пока это не реальность, а цель, программа. Но надеемся, что наше государство будет когда-нибудь и правовым, и демократическим, и социальным. Многое зависит от вас, ведь вы формируете следующие поколения россиян”.
“Мы хотим с вами посоветоваться”, – сказал в заключение своего вступительного слова Уполномоченный по правам человека. Заявление не для красного словца. Кто лучше учителей знает детские проблемы, может предложить способы их решения, порекомендовать, с чем необходимо обратиться за помощью к президенту, законодателям, к обществу.
Член жюри номинации “Активные формы обучения”, директор программ по работе с волонтерами Межрегиональной общественной организации детей и молодежи “Новая цивилизация” Марина ШКРОБОВА уточнила тему обсуждения: “Есть ли вообще возможность на уровне школы решать вопрос защиты прав ребенка? Существуют ли для этого условия?”
А доцент Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования кандидат исторических наук Андрей ИОФФЕ предложил использовать во время дискуссии такой образ: “На одном семинаре, где я рассказывал о правах человека, учителя сравнили эти права со сломанным утюгом. Они сказали: “Мы можем научить детей гладить, можем рассказать, как много полезного этот утюг дает”. Что бы вы им ответили?”

Не спешите ставить двойку
Первое, о чем заговорили конкурсанты, – об ответственности учителя за своих учеников. Филолог СШ N2 ст. Орджоникидзевская Людмила СОЛЯННИКОВА призвала коллег: “Загляните в глаза ребенку, улыбнитесь ему. Научите уважать самого себя. Это мы, учителя, виноваты в том, что ребенок уходит с урока со слезами. Это уже нарушение прав человека. Даже когда мы ставим двойку, надо сто раз подумать: а как это подействует на психологию ребенка?”
Дина МУЛКАХАЙНЕН, преподаватель русского языка и литературы лицея N49 г. Калининграда: “Нельзя рассматривать права ребенка в отрыве от правового сознания всех нас. Что происходит с нами в большинстве случаев: мы знаем свои права, но не хотим, стесняемся или боимся их отстаивать. То же самое в школе. Звучал пример: “Ребенку поставили двойку”. Бывает, что двойка поставлена незаслуженно. Но очень редко родители идут отстаивать права своего ребенка цивилизованным путем. Вы наверняка сталкивались с такой ситуацией: гораздо проще прийти с коробкой конфет или флаконом духов, поговорить с учителем в приватной обстановке и сгладить конфликт. Мы часто забываем о своих правах, чтобы не нарушать свое собственное комфортное существование”.
А учитель физкультуры большеберезниковской СШ N2 Республики Мордовия Михаил БЕЛОГЛАЗОВ заявил, что спокоен за своих выпускников – он подготовил их к службе в армии: “Многие родители не пускают своих детей в армию, боятся дедовщины. Я готовил себя к армии, и меня там никто не обидел. Два года назад был мой первый выпуск. Я воспитывал ребят в духе патриотизма. Они физически крепкие люди. Все ушли в армию. Я горжусь этим”.
Рамиля САБИРОВА, учитель физики омской гимназии N75, подытожила: “Что бы мы ни говорили, какие бы законы ни выдумывали, единственное, что нам нужно сделать, – подать пример, организовать конкретное дело. Пойти вместе с учениками в дом ребенка, взять шефство над бабушкой. Пойти в дом творчества и пристроить дорожку для инвалидной коляски. Конкретное дело воспитывает лучше слов”.

Как починить утюг?
Как защитить ребенка от посягательств на самые элементарные его права? Для этого у педагога существует не так много возможностей.
Марина СИМОНЕНКОВА, учитель русского языка и литературы СШ N2 г. Сухиничи Калужской области: “К сожалению, никаких юридических средств защиты ребенка мы в школах не имеем. В пятом классе я провожу с ребятами “пятиминутку” – прошу их написать: “мои права”, “мои обязанности”. Смотрю, что ребята понимают под словом “право”. Вот что пишут мои ребята: “Я имею право
– на любовь к девочке,
– гулять с кем нравится,
– на свою точку зрения,
– на справедливую жизнь,
– на жизнь,
– на маму, папу, семью,
– иметь любимых и нелюбимых учителей,
– на равные права с другими людьми,
– на зверька”.
И тогда я вычленяю права, соблюдение которых зависит не от меня. “Я имею право на зверька” – эта фраза говорит о том, что дома не разрешают завести даже кошку. Я собираю родительское собрание, вывешиваю этот список, мы вместе смотрим, чем можем помочь детям.
Если ребенка бьют дома, я могу пойти, встать грудью и забрать его оттуда, привести к себе домой, накормить, обогреть, уложить спать, назавтра отвести в школу, а после школы он вернется в ту же семью. И никакая милиция его не заберет оттуда”.
А другой конкурсант считает, что как раз милиция в этом случае может помочь. Вадим МАМЦЕВ, учитель истории и обществознания СШ N13 г. Махачкалы Республики Дагестан: “Надо действовать единым фронтом с органами государственной власти. У нас в Махачкале за каждой школой закреплен конкретный работник милиции. И когда бессильны учителя, не могут воздействовать на семью, он подключается. У человека в форме есть авторитет. В некоторых школах милиционеру даже выделяют небольшой кабинет”.
Другая проблема – как научить ребенка понимать свои права и самостоятельно их защищать? Многие школы вводят в расписание новые предметы, организуют кружки, придумывают иные формы распространения правовых знаний. Пусть не сегодня, но, став взрослым, сегодняшний ученик вспомнит эти занятия.
Марина БАМБУЛЯК, учитель математики лицея N1 г. Петрозаводска Республики Карелия: “У нас в лицее – 1800 учеников, более 200 учителей. А сколько родителей! Мы сейчас говорим о том, как можем научить ребенка отстаивать свои права. Но при этом забываем, что сам ребенок может выступать в роли юриста. У нас с 8-го класса идет профильное юридическое обучение. И в нашем лицее уже третий год существует правовой центр, где самый главный ресурс – это наши ученики. Для старшеклассников работает клуб “Адвокат”. Ученики юридических классов дают консультации как юристы. Когда ребенок общается со сверстником на равных, он лучше усваивает свои права. И есть приемная, где оказывают помощь профессионалы, приглашенные специалисты. Ребята из юридических классов учатся у них, как можно решить ту или иную проблему. Например, такие: “Брат мой – враг мой”, “Мужчины и женщины”, “Ученики и учителя”.
Татьяна ПЕТРОВА, учитель русского языка, литературы и психологии, зам. директора гимназии N23 г. Краснодара: “Если продолжить метафору об утюге, хочу сказать, что он иногда работает как холодильник. Мы все решаем за детей. СанПин решил, что ученик должен заниматься 36 часов в неделю, и не больше. А ребенок устает, когда ему скучно, дискомфортно. Когда он успешен, он готов работать. Почему решили, что ученик, которому исполнилось 16 лет, может работать во время школьных каникул только три часа и только поливать цветочки? Мы считаем, что в школе ребенок только готовится жить. Это неправильно. Мне кажется, школа должна стать моделью гражданского общества. У нас в школе работает федеральная экспериментальная площадка, которая называется “Выбор как средство обновления содержания образования”. Мы считаем, что выбор – это ключевое понятие, оно должно стать содержанием образования. Мы должны предоставить ребенку огромное поле выбора – пусть он выбирает, пусть ошибается, но берет на себя ответственность за то решение, которое принял. Ребенок имеет право на ошибку, ведь он только учится. Рядом с ним педагоги, психологи, которые в любой момент его поддержат. Когда он научится брать на себя ответственность за свой выбор, тогда он станет гражданином”.
Кирилл САПЕГИН, преподаватель культурологии, литературы, культуры речи лицея Международного университета бизнеса и новых технологий г. Ярославля: “Есть замечательный механизм правового воспитания – приобщение к вечным ценностям. Это можно делать на уроках литературы, мировой художественной культуры, математики, биологии, потому что мы на любом предмете воспитываем в ребятах внутреннюю культуру”.

Боль Чечни
В этом году на конкурс “Учитель года России” после долгого перерыва приехала участница из Чеченской республики. Историк Малика ИСЛАМОВА сейчас не живет в Грозном, четвертый год она работает в палаточной школе для детей-беженцев на территории Ингушетии. Конечно, у беженцев проблемы иные, здесь речь идет не о праве на выбор, а о праве на жизнь… И все-таки первое, что сделала на обсуждении чеченская учительница, – передала привет от победительницы республиканского конкурса “Учитель года-1991”, которая одиннадцать лет назад не смогла приехать на тогда еще всесоюзный финал в Москву, потому что на поездку не нашлось денег.
Малика Исламова очень волновалась во время своего выступления. Она обратилась к Уполномоченному по правам человека в России с вопросом: “Олег Орестович, вы большой политик. Все, кто с Чечней связан, все время наблюдают за вашими выступлениями по телевидению, в печати. Вы видите Чечню в составе России в будущем? У меня такое ощущение, что для нас, чеченцев, вообще нет места в России. Российские политики, мне кажется, не задумываются о том, что сегодняшние чеченские дети завтра вырастут и будут российскими гражданами. Значит, Россия должна о них заботиться. Значит, она должна как-то подчеркивать, что это будущие граждане нашей страны. Эта антитеррористическая операция ведется с 1994 года, выросло уже целое поколение детей. У них сердце истерзано всем, что они видят. Как им объяснить, что они вырастут и получат российские паспорта, будут гражданами России?
Мало рассказывается правды о том, что там происходит. Меня очень волнует этот вопрос. Я приехала на этот форум, и мне приятно видеть ваши чистые, благородные, интеллигентные лица. Я столько новых друзей для себя нахожу. Вы со мной нормально общаетесь. Почему же тогда политики не могут так же договориться, как мы с вами?”
Олег Миронов: “Чечня будет в составе России! Военного пути решения чеченской проблемы нет. Должны быть запущены мощные экономические, социальные программы.
Я предложил направлять молодежь Чечни в учебные заведения России – средние специальные, профтехучилища, чтобы они пожили среди нормальных людей, увидели, что есть нормальная жизнь, что Россия – многонациональная страна”.
Малика Исламова: “Вы сказали, что есть программа для молодежи. Действительно, каждый год присылаются целевые места для молодежи Чеченской республики. Для меня это очень больная тема. У меня три сына. Старший – студент Грозненского нефтяного института. Мальчик очень хорошо учился в школе, и сейчас у него сплошные пятерки. Я не отправляю его в Россию, боюсь. Хотя он блондин с голубыми глазами”.

Дети без будущего
Научить защищать свои права ребенка, который учится в школе, у которого есть мама и папа, трудно, но реально. А как дать правовое образование малышу, который живет на улице, вынужден сам искать пропитание, убежище, защищать себя, но не с помощью законов, а просто кулаками? Конкурсант из Перми Александр ГАРЯЕВ, учитель физики СШ N67, призвал коллег: “Надо думать о том, как морально, юридически мы можем воздействовать на ребенка, который выброшен из школы. Главная опасность нашего общества – именно эти дети, но воздействовать на них мы не можем. Предложите, какие механизмы необходимы для того, чтобы мы могли решить эту проблему”.
“Я представляю большой город. В городе не идет войны, бомбы не рвутся. Но обездоленных детей от этого почему-то не меньше, – взяла слово учитель истории Ирина ЛИПАТОВА из Санкт-Петербурга. – Я сейчас говорю о тех детях, которые живут на вокзалах и в подвалах. Нарушено главное их право – на жизнь. У этих детей нет будущего. Их сейчас больше, чем в 20-е годы, во время гражданской войны. Они, может быть, и паспорта получать не будут, и в армию никогда не пойдут. Это будущие преступники. Хорошо, если они доживут до 18 лет. И их не надо учить быть решительными и смелыми, они такие есть. И правовое воспитание им не нужно, потому что у них свои правила жизни. Что может общество с этим сделать?”
На этот вопрос пока ни у кого нет ответа. Единственное, что может сделать учитель, – позаботиться о тех детях, которые каждый день приходят к нему в класс.
Светлана КАЗАНИНА, преподаватель специальных дисциплин ПУ N16 п. Сырково Новгородской области: “Давайте учить наших учеников думать, размышлять, анализировать, находить выход из различных нестандартных ситуаций. И тогда они научатся защищать и отстаивать свои права. Я думаю, что дети бомжей, пьяниц и алкоголиков – это дети наших учеников, которых мы не научили отстаивать свои права. Они скатились на дно нашей жизни, когда поменялась ситуация и они не смогли в ней сориентироваться”.
Страна советов
Учителя-практики не любят пустых разговоров. Во время дискуссионного клуба прозвучало несколько конкретных предложений, как справиться с проблемами, о которых говорили участники конкурса. В итоге получилась вот такая “копилка” полезных советов.
Галина СИНИЦИНА, учитель начальных классов гимназии N123 г. Барнаула Алтайского края: “Существует учебник “Право” для 9-11-х классов. Я, учитель начальных классов, считаю, что основы правовых знаний надо закладывать гораздо раньше. Нужен практический курс по обучению детей их правам”.
Андрей ПАВЛОВ, учитель математики лицея г. Лобни Московской области: “Три коротких тезиса. Первое – очень много можно говорить о наболевшем во всех 89 регионах, но все-таки надо исходить из того, что проблему эту даже в ближайшие десятилетия не решить, ибо она имеет глубокие менталитетные, экономические, исторические корни. Второе – об утюге. Нужно ли учить гладить? Мой ответ – нужно, потому что, если человек будет гладить, он захочет починить этот утюг. Третье – предлагаю создать группу ученых, которая на научном уровне, но на понятном для простого учителя языке сформулировала бы правовые проблемы, обобщила конкретный опыт в различных аспектах – организационном, психологическом, дидактическом и так далее”.
Николай УСКОВ, учитель немецкого языка СШ N11 г. Красноярска: “На телевидении сегодня процветает реклама насилия. У меня предложение: давайте выработаем обращение к Президенту России, Госдуме, Совету Федерации о введении цензуры на телевидении”.
Комментарий Олега Миронова: “Цензура запрещена Конституцией. А вот предложить создать на телевидении этические советы, куда войдут известные люди, – это разумная идея”.
Игорь СМИРНОВ, учитель немецкого языка СШ N9 с углубленным изучением отдельных предметов г. Гатчины Ленинградской области: “Давайте начнем с того, что мы сами будем соблюдать права ребенка в школе. Будем принимать в 1-й класс всех, кто хочет. Будем давать основное общее образование всем детям”.
Сергей ЦИКЛОВ, учитель биологии СШ N7 г. Кольчугино Владимирской области: “У меня есть два конкретных предложения по поводу средств массовой информации. Первое – запретить рекламу пива. За первое полугодие этого года потребление алкогольных напитков возросло процентов на 30. Основной прирост дало потребление пива. Основным потребителем пива является молодежь. Второе – я предлагаю реанимировать на телевидении редакцию детских и юношеских программ, которая была при Советском Союзе”.

Время, отведенное в программе конкурса на дискуссионный клуб, подходило к концу, а желающих выступить становилось все больше. Ведущим пришлось волевым решением закончить обсуждение. Марина Шкробова подытожила: “Думаю, этот “круглый стол” – повод, чтобы рассортировать факты, подумать, что мы можем сделать, а где нуждаемся в помощи”.

Дарья БОГОМАЗОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте