search
Топ 10

Повторим корейское чудо? 400 миллионов не спасут “отца русской демократии”

На заседании Совета РОСРО (Российский общественный совет развития образования), состоявшемся в главном здании МГУ, обсуждалась эффективность образовательных кредитов Всемирного банка.

Инновационные образовательные проекты, финансируемые Мирбанком, реализует Национальный фонд подготовки кадров – некоммерческая организация, созданная в 1994 году по распоряжению Правительства России.
Из трех запланированных кредитов – в шестьдесят восемь, пятьдесят и триста миллионов долларов – пока получен только один – первый. С какой целью? Создать учебную литературу так называемого нового поколения по экономике, социологии и политологии. Разумеется, не все 68 миллионов планируется пустить на печатание учебников. Как сообщила Елена Соболева, директор образовательных программ НФПК, инновационный проект, финансируемый Мирбанком, включает в себя массу составляющих, как-то: разработка учебных программ, организация загранпоездок специалистов для обмена опытом, создание региональных информационных центров.
– Тратим медленно, – с сожалением заметила Елена Соболева. – Из 68 миллионов пока освоено только пятнадцать с половиной, треть из них пошла на книгоиздание.
Недоумение у собравшихся вызвала не медлительность освоения заатлантических миллионов, а соотношение трат, поскольку львиная доля – 60 процентов кредита – это так называемые консультационные, и лишь 40 процентов планируется пустить на учебники. Из зала прозвучало вполне справедливое замечание: “Не лучше ли сделать наоборот…”
Надо сказать, доклад НФПК о реализации кредита был воспринят на совете неоднозначно.
– Основа образования в России – не новации, а фундаментальные знания, – такова точка зрения ректора МГУ Виктора Садовничего. – Обратимся к зарубежной истории, так называемому корейскому чуду. Сталелитейные заводы сыграли не последнюю роль в его создании. Необходимо заметить, что восстановить заводы из послевоенной разрухи помогли именно кредиты Всемирного банка. Необходимость в них никто оспаривать не собирается, однако вкладывать миллионы долларов в реорганизацию управления наших вузов (есть такая подпрограмма в образовательном проекте) – это, на мой взгляд, пустая трата денег. Считаю, что проекты, коль скоро они проводятся в России, должны учитывать нашу специфику образования, основу которой, как я уже говорил, формируют фундаментальные знания. Приведу простой пример. Создан великолепный учебник по математике для 5-10-х классов, автор – академик Никольский. Однако этой книги нет в школах, поскольку нет денег на ее издание. Хочу, чтобы вы меня правильно поняли, – я не собираюсь рекламировать какой-то отдельно взятый учебник, а лишь высказываю пожелание. Деньги, отпущенные Всемирным банком на реализацию образовательных проектов, не должны лежать, так сказать, на мнимой оси расположения величин. Российские вузы имеют огромный научный потенциал, и мы совершаем большую ошибку, не используя его для экспертизы инновационных проектов.
– Деньги даются не на проедание, – уточнил советник Всемирного банка Исак Фрумин, а также добавил, что развитые страны в среднем от десяти до двенадцати процентов внешних заимствований тратят на образование, Россия – менее одного.
– Работу Национального фонда подготовки кадров надо сделать более прозрачной, – заявил председатель ЦК Профсоюза работников народного образования и науки Владимир Яковлев. – Нет достаточной гласности в реализации образовательных кредитов, и надо хорошо подумать, прежде чем брать второй заем.
Замечу, что у второго займа весьма запутанная история. 50 миллионов долларов планировалось взять еще два года назад. Инициатива исходила от Министерства образования. Цель была сформулирована так: “Для поддержки реструктуризации системы российского образования”. Над концепцией инвестиционного проекта работали эксперты Российской академии образования, Высшей школы экономики, Московской школы социальных и экономических наук и Минобразования.
В чем суть проекта? “Предоставление регионам на конкурсной основе средств и технической помощи для разработки и реализации региональных программ, направленных на изменение организационно-экономических условий функционирования системы среднего и начального профессионального образования”. Эта скучная фраза, взятая из концепции проекта, расшифровывается так. 80 процентов займа получат регионы, прошедшие конкурс. Деньги пойдут на реформирование системы образования в этих регионах. Что подразумевается под словом “реформирование”? Во-первых, перевод школ на нормативное финансирование и предоставление им статуса бюджетополучателя, как это делается сейчас во многих развитых странах, в Англии, например. Переход на нормативное финансирование – достаточно трудоемкий процесс. Как мне сообщили в Управлении экономики Минобразования, для расчета норматива, то есть бюджетных средств, выделяемых на одного ученика, требуется составить более десятка таблиц, учитывающих тарифные коэффициенты, количество ставок, количество классов, наполняемость…
Во-вторых, создание эффективной системы переподготовки педагогических кадров и управленцев.
В-третьих, привлечение внебюджетных средств в образование и создание системы контроля за использованием этих средств.
В-четвертых, реорганизация системы начального профессионального образования. Статистика утверждает, что 20 процентов выпускников профтехучилищ и средних специальных учебных заведений сегодня оказываются безработными.
Тема пятидесятимиллионного образовательного кредита обсуждалась на разных уровнях, в том числе и в правительстве. Еще 28 октября 1999 года в Белом доме прошла официальная встреча заместителя председателя Правительства России Валентины Матвиенко и директора Московского представительства Всемирного банка Майкла Картера. На вопрос журналистов о судьбе образовательного займа Валентина Ивановна ответила, что Всемирный банк считает социальную сферу приоритетным направлением в своей работе и готов выделить 50 миллионов на реструктурирование системы образования.
– Существуют ли какие-либо препоны для получения образовательного займа с российской стороны? – не унимались журналисты.
– Никаких препон нет, – заявила вице-премьер.
Деньги к деньгам. На подготовку образовательного проекта правительство Японии выделило безвозмездно 940 тысяч долларов в качестве гранта. Эти деньги планировалось потратить на анализ проблем российского образования на федеральном и региональном уровнях, а также на расчет экономического эффекта инвестиций и выбор оптимальных схем их использования. Однако в настоящее время и до окончательного решения судьбы займа грант заморожен, то есть расходование его средств приостановлено.
Как видите, столь оптимистичное начало так ничем и не кончилось. На Совете развития образования высказывались различные точки зрения на продолжение иностранных инвестиций: от немедленного их прекращения как пустой траты денег, за которую придется расплачиваться государству, до интенсивного наращивания.
Вот, к примеру, весьма “убедительный” довод Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики, в поддержку мирбанковских займов: больше трехсот миллионов долларов в ближайшее время нашему образованию все равно не дадут…
На достаточно наивный вопрос из зала: “Почему Мирбанк дает деньги Национальному фонду подготовки кадров, а не напрямую Министерству образования?” ответил советник Всемирного банка: “Получателем кредита является не фонд, а Российское Правительство”.
В итоге заседания совет решил скорректировать повестку дня. Первоначальная формулировка “Анализ эффективности образовательных кредитов Всемирного банка” видоизменилась в “ознакомление с работой”, поскольку (по мнению совета) Национальный фонд подготовки кадров предоставил недостаточную информацию о реализации образовательного проекта.
Нужны ли иностранные инвестиции в образование? На совете прозвучал достойный, на мой взгляд, ответ на этот вопрос: инвестиции нужны лишь при условии их рационального использования и с максимальной пользой для отечественного образования. В чем заключается эта польза? Несколько конкретных примеров. Предоставление учебным заведениям статуса бюджетополучателя на 10-15 процентов экономит бюджетные средства, так как упраздняется целый ряд инстанций, по которым “блуждают” учительские деньги.
Инвестиции, вложенные в реконструкцию профессионально-технических училищ, оснащение их современным оборудованием и переподготовку преподавателей, снижают молодежную безработицу и экономят средства на переобучение безработных в центрах службы занятости. При этом стимулируется экономическая заинтересованность работодателей в финансировании системы образования.
Говоря об эффективности иностранных инвестиций, нельзя забывать, что ответственность за возвращение займов полностью лежит на получателе, то есть Российском правительстве. Дешевых денег не бывает. Мирбанк выдает кредиты под семь процентов годовых на семнадцать лет. Выплата долга – через пять лет с момента получения…

Николай ХОТЕЕВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте