Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Повар – это стильный маг! Моим самым любимым местом в доме, сколько я себя помню, была кухня. У нас большая и уютная квартира, а у меня своя комната, где я сплю, готовлю уроки и, пожалуй, все. Маленьким я вечно таскал игрушки на кухню, и мама ругала: кухня – это не место для игр

УГ - Москва, №32 от 7 августа 2012. Читать номер
Автор:

Моим самым любимым местом в доме, сколько я себя помню, была кухня. У нас большая и уютная квартира, а у меня своя комната, где я сплю, готовлю уроки и, пожалуй, все. Маленьким я вечно таскал игрушки на кухню, и мама ругала: кухня – это не место для игр.

Когда мне было пять лет, воспитательница в детском саду рассказала, как приготовить яичницу. Я никогда не забуду своего нетерпения, которое просто распирало меня, я был готов взорваться, как фейерверк, от ожидания субботы. Да, именно субботы, чтобы тихонько встать утром и приготовить для мамы и папы свою первую в жизни яичницу. Даже ожидание Нового года ни в какое сравнение не шло с тем моим нетерпением. А потом, когда мама и папа с аппетитом ели мою яичницу, я стоял и не мог произнести ни слова. Весь процесс приготовления показался мне волшебством, где я был магом!

Когда мне было тринадцать лет, на все праздники, на которые к нам по традиции приходят многочисленные родственники и друзья, я сам готовил все изыски и сервировал стол. Восхищенная родня говорила маме, что это шедевры кулинарного искусства и требовала от нее координаты повара, у которого она все это заказала. При этом я стоял в стороне и умоляюще смотрел на маму, чтобы она не говорила, что это я. Нет, не из-за моей скромности (чего нет, того у меня нет), а из-за того, что мне было стыдно. Я считал и был уверен, что и другие так считают: готовить -это исключительно женская доля, если не сказать хуже -участь, бремя, которое было ниспослано бедной женщине свыше как наказание за какие-то страшные грехи. Шучу! Но у подростков под словом «повар» возникает образ необъятной, румянощекой, суетливой поварихи-бабари-хи, обязательно дополненный черпаком в руке. Кто же хочет быть похож на такой кошмар? Стереотипы – штука устойчивая, сразу не сотрешь.

Но вернемся к моим страхам. Я всегда испытывал чувство страха за то, что кто-то из моих приятелей узнает о моем, как говорили родители, вкусном увлечении. Я всегда врал во дворе, что не смог выйти погулять, так как предки заставили убирать, и это не вызывало никаких лишних вопросов. Но на душе всегда был мерзкий осадок. Даже не из-за того, что я вру, а из-за того, что мне стыдно за свой интерес, а выходит, за самого себя. Конечно, приготовлением блюд моя жизнь не ограничивалась, но увлечение всегда занимало лидирующее место.

Когда мне было пятнадцать, мы всей семьей поехали в Индию. И там меня понесло! Я накупил уйму специй, пытался у гида узнать их названия. За завтраком, обедом и ужином я выяснял, что добавляют в то или иное блюдо. Я был восхищен своеобразием и разнообразием индийской кухни. Вернувшись домой и разложив на кухонном столе все эти маленькие замысловатые мешочки со специями, я принялся творить. Не побоюсь этого слова, именно творить! Отец, застав меня во время процесса, сказал, что я похож на алхимика или на чудаковатого профессора. Но я с маниакальной настойчивостью продолжал свои эксперименты. Через месяц я понял эти специи, понял их суть. Не зная названия, я знал, что они должны сделать с блюдом.

Я не очень дружен со спортом, но люблю читать. Люблю и много читаю литературу разного жанра. Когда я прочитал «Историю одного убийцы» Зюс-кинда, я переосмыслил свое отношение к «вкусному увлечению». Если парфюмер от бога знал, что каждая субстанция имеет свой запах, то я добавлю, что и свой вкус. Вкус есть везде: в еде, в быту, в одежде, в поведении, в мыслях. Это своя вкусовая культура, во всяком случае для меня. Я честно признался сам себе, что хочу свое хобби превратить в профессию. Но как быть с родителями? Не будут ли они меня стыдиться? Что подумают приятели? Миллион вопросов, опять вечное чувство неуверенности и стыда за себя. Кажется, я был готов смалодушничать, отказаться от своей мечты и пойти учиться в радиотехнический колледж или десятый класс, дальше – в институт на платной основе и стать кем-нибудь когда-нибудь. Но в мою судьбу вмешался случай.

Близился к концу учебный год, я заканчивал девятый класс и с родителями так и не нашел смелости поговорить. Серым апрельским вечером папа сообщил, что взял отпуск и уже купил тур для всей семьи в… «Как ты думаешь, куда? Ни за что не догадаешься! В Японию!» Это была моя давняя мечта – побывать в Японии и постигнуть настоящую японскую кухню, попробовать ядовитую рыбу фугу! На следующий день мы улетели. Все было настолько нереально: один вид цветущий сакуры не забыть никогда. Но моей душе не было покоя. Папа купил семидневный тур. В последний день нашего пребывания в Токио мы всей семьей отправились в настоящий японский ресторан. Рыбу фугу я так и не попробовал и родителей уговорить попробовать не смог тоже. Для тех, кто не знает, фугу – самая ядовитая рыба в Мировом океане. Японские повара обучаются два года искусству приготовления одной лишь фугу. По окончании обучения они сдают очень сложный экзамен и получают сертификат. Малейшая ошибка в приготовлении этой рыбы влечет за собой смерть дегустатора, ну и, как правило, повара: он должен доесть кусок, чтобы умереть с клиентом, которого отравил.

Рядом с нами сидела за столиком компания японцев, которые что-то отмечали. Они заказали фугу. В Японии это апогей торжества, порция на четверых стоит 750 долларов. Они долго смаковали блюдо, блаженно улыбаясь. Потом дверь в кухню отворилась… и оттуда вышел повар. Он был в белоснежном фартуке, брюках, колпаке. Глупо, но мне он показался каким-то подсвеченным изнутри. Плечи расправленные, голова поднята. Я осознал, что человек гордится своей профессией. В зале разом стихли разговоры, и все начали ему аплодировать, а та компания, что ела фугу, даже встала и раскланялась (как это у японцев принято). Люди ежедневно доверяют этому человеку свои жизни. Я обязательно вернусь в эту страну, когда сам стану зарабатывать и овладею искусством приготовления фугу (по крайней мере попробую блюдо из нее).

Достоинство, с каким держался «бог японской кухни», поразило меня до глубины души. Я понял, что в профессии повара нет ничего унижающего мужское достоинство, как я считал, и своего выбора я перестал стыдиться.

Сейчас я учусь на первом курсе в колледже на повара, родители меня поняли. Половину июня, июль и август я отработал в «Чайхане». Устроился посудомойщиком, так как образования пока нет, но через месяц меня заметили и взяли помощником повара. За август я заработал уже тридцать тысяч рублей. Родители гордятся мной. Со своей профессией я буду успешным, и уж точно никогда не будет голодной моя семья. Я чувствую себя по-настоящему свободным.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту