search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды

Портрет

Человек с чувством полета

Жить без известной доли идеализма нельзя

“Не было дня, чтобы я не уходил с мыслью бросить школу. И не было дня, когда бы я на уроке не ощущал чувства полета”.

Эдуард Алехин, учитель истории

лехин ошеломляет своими суждениями, поступками. У него оригинальная система выставления отметок, своя система очередности ответов учеников на уроке. От его признаний на какое-то время теряешь дар речи – например, от такого: “Моя беда в том, что я не знаю педагогику”. При этом, мне кажется, ему совершенно безразлично, как его судят окружающие – себя он судит строже всех, по своему внутреннему нравственному камертону.

Молва о незаурядном учителе истории из Повенца уже давно шла по Карелии. Специалисты с уважением отзывались о его методе преподавания истории. Наконец, три года назад довелось познакомиться с Алехиным на республиканском конкурсе “Учитель года”. Его остроумные ответы на каверзные вопросы, блистательные импровизации в ходе творческих конкурсов, очевидный масштаб личности не оставили никаких надежд соперницам, чьим главным аргументом были стройные ножки и многозначительные декольте. Алехин окончательно покорил публику, старательно пытаясь справиться с коварными па в танцевальном марафоне. Когда его объявили победителем конкурса “Учитель года”, зрители ликовали.

А сам триумфатор особенно счастливым не казался. Во время награждения он привычно для себя нарушил правила игры, вместо взаимных расшаркиваний заявив, что лучшим подарком для него стал бы ремонт крыши школьного здания. Когда же в кулуарах тогдашний министр образования Геннадий Геккин поднял за победителя бокал шампанского и широким жестом предложил ему взять с собой на российский финал любую из присутствующих женщин, Алехин не принял игривого тона и серьезно ответил, что взял бы свою жену. И тем самым спас достоинство присутствующих, не знакомых ему женщин, остолбеневших от предложения министра.

И вот я в Повенце, где по-прежнему, как и три года назад, Эдуард Георгиевич ведет историю. Он чуть ли не единственный из победителей республиканского конкурса “Учитель года” не продвинулся по служебной лестнице. Что удивительно, учитывая дефицит мужчин в нашем образовании.

– Неужели вам не делали никаких предложений, например, стать директором школы? – спрашиваю его.

Алехин искренне изумляется:

– Да у меня же на лице написано, что я не могу руководить! Терпеть не могу вести официальную документацию, не люблю и не умею командовать, и наконец – мне это неинтересно. Моя судьба – быть в постоянном подчинении. Но я не жалуюсь – мне в школе предоставлена абсолютная свобода.

Естественно, директора школы Инну Григорьевну Петрову я не могла не спросить, как она относится к тому, что Алехин не любит заполнять классные журналы.

– Мы его очень любим, он же учитель-фанат, – улыбнулась она. – А на то, что документация у него не всегда в порядке, смотрим сквозь пальцы, понимаем – человек он творческий, скучно ему этим заниматься.

Действительно, только творческий человек после немалого количества лет в школе способен испытывать наслаждение от общения с детьми, как Эдуард Георгиевич во время игры в историческое поле чудес со своим любимым 5-м “А” классом. Его азарт передается детям, класс заводится с полуоборота – все 19 учеников увлеченно ищут вместе с учителем истину.

– Ребята, у нас не будет ни живого крокодила, ни чемоданчика с миллионом долларов, – начинает он, и пятиклассники понимающе смеются, – но я вам гарантирую, что победители попадут на общешкольный конкурс “Герои и злодеи” второй мировой войны.

И начинается увлекательная игра. Одна тройка игроков сменяет другую за столом в центре кабинета, разгадывая по буквам трудные слова. Как звали одного из братьев Рюрика? “Мы этого, заметьте, не изучали”, – говорит Алехин. Вроде все буквы, кроме одной, определены, а слово никак не поддается! “Трувор”, – подсказывает Алехин и делает вывод: “Первый раунд закончился тем, что 5-й “А” проиграл Эдуарду. Какой приз мне будет?” Дети смеются: “Шоколадка!”. Вновь со скрипом вращается старенький глобус, заменяющий барабан: тот, напротив которого окажется жирная точка в центре Африки, получает право первого ответа.

Игрокам за столом помогают все остальные ученики, сидящие за расставленными по периметру кабинета столами. Всем вместе удается назвать имя знаменитой сестры основателей Киева, государство древних инков, самое страшное место ада в представлении Данте. Но вот неожиданное задание:

– Дьявол когда-то был прекрасным ангелом. Как звали его до того, как он взбунтовался? Это вообще-то из Библии, но такие вещи надо знать.

Самое поразительное, что далеко не детский уровень общения ребят совершенно не смущает. Как и почтительное обращение Эдуарда Георгиевича к девочке с тоненькой косичкой: “Теперь дама вращает барабан”. В конце по результатам игры голосованием определяют лучшего игрока, который будет капитаном на общешкольной игре. Дружно кричат: “Леха выиграл!” Эрудит смущенно улыбается. Так же демократично определяют и остальных членов команды.

Радостно возбужденные, дети покидают кабинет и спешат домой, где их родители озабочены совсем не вопросами древней истории, а тем, как накормить семью, наскрести денег на тетрадки, а главное – найти работу. Большая часть жителей поселка, которому более 500 лет и который еще лет 15 назад процветал, сегодня мается без работы.

Эдуард Георгиевич просил меня не писать о нищете школы. Но трудно умолчать о том, что кормят детей в столовой на 49 копеек в день, что 1 сентября не всех учеников привели в школу – нечего было надеть. Что учителям деньги за методическую литературу не выплачивают с 96-го (!) года, а ездить повышать квалификацию приходится за свои деньги. Что головная боль последних лет – нехватка учебников, карт, пособий. Приходится брать плату за прокат учебников или собирать по 6 рублей на приобретение книги “Мировая история в датах” – попытка хоть как-то выйти из ситуации. Нет в школе ксерокса, необходимого для размножения дидактического материала, работающего компьютера. Правда, зарплату платят теперь вовремя. Но на полторы тысячи за 26 часов нагрузки, как у Алехина, особо не разбежишься, во всяком случае домашняя библиотека в 3 тысячи томов пополняется крайне медленно.

Пожалуй, самое радостное событие за последние годы – наконец отремонтировали крышу! Во время выборов весной 98-го председателя правительства Карелии директору удалось заполучить в школу на час Сергея Катанандова. Строитель по профессии, он, осмотрев здание, все понял и пообещал в случае избрания помочь. Слово сдержал, и уже к 1 сентября того же года злополучную крышу наконец отремонтировали.

За те годы, что протекала крыша, Алехин заработал ревматизм. “Ведешь урок и хлюпаешь ботинками по мокрому полу…”. Нельзя было оформить кабинет, повесить пособия. Сейчас здесь стеллаж с книгами, на стенах – картины: Иисус Христос, Джоконда… Автор – Эдуард Георгиевич. Впрочем, сам он пугается, когда его называют художником. “Я – копиист. Леонардо да Винчи четыре года писал свою Мону Лизу, а я нарисовал за два дня”. В углу – неоконченная картина, попытка изобразить вождей ХХ века. Пока закончено лицо только одного вождя, духовного, – Солженицына. “Глядит на все это безобразие”, – обронил Алехин, имея в виду то ли незаконченное оформление кабинета, то ли положение в стране.

Некоторое время назад, 49 лет от роду, Алехин начал писать стихи. Первое родилось на Кипре, куда была организована поездка для участников российского конкурса “Учитель года”. С юмором говорит: “Главное в стихах, чтобы автору нравились”. В одном из стихотворений зацепила строчка: “Я с миром в раздоре…”

Биография у Алехина, по его же признанию, своеобразная. Из-за сложных семейных обстоятельств до 64-го года жил в Повенце – воспитывали тетушки. Считает, что одна из них – Прасковья Михайловна Цыкарева – оказала на него в жизни наряду с книгами самое сильное влияние. Тетя была учительницей, потом много лет – на партийной работе.

– Она никогда не пользовалась своими привилегиями, хотя была персональной пенсионеркой. Я тоже был в партии и не жалею об этом. Я по-прежнему сторонник государственной собственности, против того, чтобы государство разворовывалось. Это не означает, что я зюгановец или ампиловец – я коммунист-романтик. Будущее не за индивидуализмом, а за братством, любовью, справедливостью.

После седьмого класса Алехин вернулся в Петрозаводск, стал жить с родителями. Последние два года учился в знаменитой тогда на всю страну 9-й школе, где директором был легендарный Фрадков.

– Школа оставила неизгладимое впечатление, – вспоминает Алехин. – Там я, интраверт по природе своей, познакомился с тем, что такое коллектив. Вступил в МБО – молодежный боевой отряд, который контролировал обстановку не только в школе, но и во всем микрорайоне. Туда был такой отбор! Много позже я узнал, что МБО незаметно для нас контролировал Фрадков, при этом у нас была полная иллюзия самоорганизации. Так и должен работать учитель. От Фрадкова вообще исходили такие флюиды, что рядом с ним невозможно было жить медленно. После школы было гораздо меньше людей, которые бы оказали на меня влияние.

После школы Алехин поступил на историко-филологический факультет Петрозаводского университета. Окончив его и отслужив год в армии, приехал по приглашению тетушки поработать год в Повенце, и уже 27-й год здесь.

Десять лет Алехин от истории был далек – работал учителем труда во вспомогательной школе, вел столярное дело. Поначалу не мог гвоздя толком вбить, сейчас под силу все – были бы материалы. Но хотелось все же преподавать историю, и Алехин пришел в среднюю школу.

– В голове после стольких лет перерыва была каша, пришлось переучиваться, – рассказывает Алехин.

Тогда и стали рождаться его ныне известные динамические схемы. Съездил к Шаталову, но не во всем согласился с именитым новатором: есть, говорит, вещи, которые при помощи опорных сигналов не изложишь. Динамические схемы Алехин использует там, где есть событийный процесс. Но они невозможны, если речь идет о проблемах философии и культуры. Алехин использует 126 постоянных символов, некоторые позаимствовал у французского художника Жана Эффеля.

– Главное – тут все перед глазами,- поясняет Алехин. – Схема дает возможность начать объяснение с любого фрагмента.

Эдуард Георгиевич принес несколько объемистых томов – в них заключены его 160 схем, работа над каждой заняла много времени. Этот уникальный материал никогда не издавался – пробивать свои труды Алехин не умеет. Назвал все это “Историей для ленивых”, потому что, даже если ты трижды лентяй, изложение настолько доступно, что не усвоить материал просто невозможно.

Использует он динамические схемы только в 5-8-х классах: в старших классах ставятся проблемные вопросы. В прошлом году, например, обсуждали с одиннадцатиклассниками нападение НАТО на Югославию. Один ученик даже представил сценарий третьей мировой войны в результате этого конфликта и дату назвал. Перед последними выборами Эдуард Георгиевич провел опрос с ребятами относительно кандидатуры президента. Их результат – 66,6%, и в действительности поселок проголосовал так – 66,5%. Старшеклассники убедились, говорит Алехин, что закономерность прокладывает путь независимо от того, хочет этого человек или нет.

Вообще он хотел бы преподавать историю древнего мира и средневековья – ХХ век слишком задевает. Дед у него прошел сталинский лагерь, отец побывал в фашистском концлагере. А нынешние ученики не могут отрешиться на уроке от груза проблем сегодняшнего дня.

– Дети какие-то потерянные, – говорит Алехин. – До 12-13 лет, пока они не осознают, что живут во враждебном мире, еще ничего. Трудно со старшеклассниками – прежде этого не было. Мотивация к учебе ничтожная – они видят вокруг, как бедствуют люди, получившие прекрасное образование. Прагматизм многих моих учеников меня поражает, а ведь жить без известной доли идеализма нельзя. Духовная жизнь многих моих учеников вне контроля учителей. Мир к ним враждебен, и потому они закрываются.

Со своими одиннадцатиклассниками Алехин пытается вывести… национальную идею! Тоже, наверное, идеализм, без которого жить нельзя. Его мысль: “Государство гибнет, когда каждый начинает жить сам по себе. Либо выживаем всем народом, либо перестаем существовать”. Он убежден, что надо учить юных мыслить по-государственному. Читали на последнем уроке “Скифов”, говорили о том, как Блок в 1918 году смог заглянуть в сегодняшний день.

Нескольких учеников Алехин считает своими близкими знакомыми. На переменах, по дороге домой в поселок Сосновка – а это 50 минут пешком, когда не приходит автобус, – говорит с ними о жизни. Весь прошлый год прошел в рассуждениях о христианстве. “Это хорошие минуты, лучше уроков”, – делится Эдуард Георгиевич. А об уроке говорит так: “Если за весь урок ни с кем не подискутировал, значит, он прошел зря”.

Пока мы беседовали с Эдуардом Георгиевичем, несколько раз в кабинет заглядывал его улыбчивый внук Ваня, который учится здесь же в четвертом классе. Но более пяти минут выдержать наш разговор был не в силах и снова убегал. Фотография внука стоит на доске в кабинете Эдуарда Георгиевича в ряду разных исторических личностей.

Да, Алехин “с миром в раздоре” – как и каждый мыслящий человек, но в отличие от многих у него есть то, что дарит, по его признанию, ощущение невероятной бескорыстной любви, – все понимающая жена-коллега, дети и внуки – “очень богатый комплект”, замечательные друзья по Ассоциации “Учителей года”, каждая встреча с которыми поднимает дух. И потому, несмотря на вечные сомнения, своим ли делом он занимается, Эдуард Алехин говорит:

– Место историка в Повенецкой школе еще долго будет занято!

Наталья МЕШКОВА

пос. Повенец,

Республика Карелия

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте