search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году Литература для итогового сочинения, рекомендации для подготовки – советы от «Учителя года» День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни Поступление в колледж: какие правила будут действовать в 2023 году 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно Непогода во Владивостоке сделала посещение школ свободным Шесть золотых медалей и четыре серебряных привезли российские школьники с олимпиады по физике в Минске В школьных уроках появятся видеоматериалы Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина Единые программы по истории подготовят для российских школьников Подготовкой учителей финграмотности займется Министерство финансов Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции В Челябинске отменили уроки в школах Все ВПР не планируют переводить в компьютерный формат Подготовлен проект приказа об изменении порядка реализации сетевых образовательных программ Минобрнауки России проанализирует работу вузов по вовлечению школьников в научно-техническое творчество
0

Пороть или лечить? . Еще раз о хрупкой детской психике

– Не знаю, что делать с Пашей. Совсем учиться не хочет. Уроки делаем вдвоем – со скандалом и истерикой. Плачет, говорит: устал, голова болит, лежит после школы, с дивана не поднимешь. Наказывать боюсь, он и так у меня всегда бледный, слабый, а может, и правда болит… – жалуется мама учительнице своего сына второклассника. Учительница посоветовала обратиться к школьному психологу, а тот в свою очередь – к хорошему психотерапевту. Врача нашли, мальчика обследовали, поставили диагноз «астенический невроз» и стали лечить. Паше лечение помогло – он действительно не притворялся, когда жаловался на утомляемость и головную боль.

Другая мама, узнав про чудесного врача, тоже отправилась к нему со своим сыном.

– Это наша последняя надежда. Сашенька очень нервный, возбудимый, чуть что – в слезы, истерика, крик… Я всегда говорила мужу, что это никакие не капризы и Саше нужен хороший врач… – горячо доказывала она.

Прошло около недели.

– Ну что вам врач сказал? – беспокоилась учительница.

Сашина мама покраснела:

– Муж оказался прав. Врач сказал – порите сына и побольше, иначе совсем на голову сядет…

Снова и снова подтверждается общеизвестная истина: что помогло одному, для другого может оказаться бесполезным, если не вредным.

Меня всегда это интересовало – где проходит грань между нормой и патологией, особенно в поведении детей? Где заканчиваются капризы и начинается болезнь? Как вовремя выявить ее или лучше всего избежать этого болезненного состояния?

Эти вопросы обсуждались на конференции, посвященной психическому здоровью детей и подростков, проходившей в Москве в Научном центре здоровья детей РАМН.

Участники конференции отметили рост различной психической патологии у детей и подростков. Проявляется эта «ненормальность», по словам специалистов, различными типами отклоняющегося поведения – криминального, аутоагрессивного (т.е. когда агрессия ребенка направлена на самого себя). Наблюдается резкое снижение корригирующего влияния психологов и педагогов на формирование личности ученика – наравне с ростом таких подростковых реакций, как эмансипация, группирование со сверстниками (обусловленное, как правило, формирующимся половым влечением). Сочетание подобных тенденций приводит к увеличению роли так называемой автономной морали – иными словами, лозунга «Что хочу, то и ворочу, я всегда прав», – доминирующей в подростковых неформальных микрогруппах и имеющей, как правило, асоциальный характер.

Огромное влияние на психику подростка оказывают макросоциальные явления: СМИ, пропагандирующие криминальные ценности и насилие, а также расслоение нашего общества по материальному признаку и бездействие общественных организаций, осуществлявших педагогические функции.

– Наша конференция собрала помимо медиков значительное количество психологов и педагогов – представителей педагогических институтов и сотрудников Академии образования, – отметил Владимир Чубаровский, ведущий научный сотрудник, профессор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков. – Столь выраженный интерес к рассматриваемым проблемам представителей различных профессий обусловлен тем, что вне зависимости от специальности объектом исследований является ребенок, состояние его психического, физического и социального здоровья, особенности формирования личности. В решении проблем, связанных с особенностями психической адаптации молодежи, включены также сотрудники МВД, социальные работники, представители духовенства.

Несмотря на отмечаемый в последние десятилетия резкий рост различных форм психической патологии, нарушений поведения – криминального, саморазрушающего (самоубийства, алкоголизм, наркомания), беспризорности и безнадзорности, сведения о реальной распространенности этих явлений у детей и подростков крайне противоречивы. Такое положение связано с существенными различиями в методах исследования, теоретическими взглядами отдельных школ и специалистов, а также неразработанностью современных критериев возрастной психической нормы и патологии. В каждом конкретном случае те или иные проявления психической дезадаптации требуют комплексной оценки и учета большого количества факторов. В частности, индивидуальных характерологических особенностей. То, что для одного ребенка, – нормальное состояние, для другого может быть признаком выраженной депрессии.

У педагогов свой подход к ребенку. Они не имеют медицинского образования и основываются на своем опыте, на контакте с учеником. При этом зачастую болезненные проявления трактуются как признаки распущенности, требующие преимущественно психолого-педагогической коррекции и имеющие весьма ограниченный эффект. Или же, наоборот, неоправданно используются психиатрические термины или даже диагнозы. Дать оценку расстройства психической деятельности может только опытный клиницист. То есть с ребенком должен пообщаться специалист – ведь не всякое расстройство поведения является проявлением психического заболевания. Сделать это на практике довольно сложно в связи с ограниченным количеством таких специалистов и ликвидацией в 90-х годах врачебной специальности «детская и подростковая психиатрия».

К сожалению, резкий рост дидактогений (это расстройство поведения ученика, обусловленное поведением учителя) говорит о том, что в системе образования все далеко не гладко. Для этого есть объективное объяснение: 15-20 лет того печального положения, в котором пребывает система образования страны (низкая зарплата преподавателей, резкое увеличение нагрузки), привело к старению учительского состава и феминизации школы. Не менее важный аспект – нарушение состояния здоровья преподавателей. Я, например, читаю лекцию по поведению детей и подростков, а все педагоги задают мне один и тот же вопрос: «Какие симптомы сопровождают гипертонический криз и инсульт?» Почему именно этот вопрос? Да потому что на их глазах в течение последнего года несколько преподавателей теряли сознание по причине этого заболевания.

Так называемые пилотные исследования указывают на резкий рост неврозов и психосоматических нарушений у учителей. Не будем забывать, что школа – педагоги и ученики – это единый организм. Поэтому надо внимательно следить за состоянием здоровья преподавателей и создавать условия для его укрепления. Это является одним из непременных условий психопрофилактики у детей и подростков. Принципиальное значение имеет социальный аспект проблемы. Состояние некоторых педагогов на сегодняшний день можно определить как «состояние педагогической растерянности». Какие нравственно-этические ценности доминируют в современном обществе? На каких примерах воспитывать? Что давать читать современному ребенку? «Алые паруса», «Тимур и его команда» или Пелевина? Что обеспечит успешную социальную адаптацию подростка в зрелом возрасте? Сегодня, например, «общественный долг» в системе ценностей подавляющего числа московских подростков находится на одном из последних мест. А на первом – внешность. Это проблема социальная и отчасти педагогическая. Неблагополучие, сформировавшееся на уровне системы ценностей, – это огромная проблема, тесно связанная с критическим ростом проявлений агрессии.

У значительной части современных подростков смещаются понятия добра и зла, формируется криминальное сознание – посмотрите, что они видят по телевизору и какие фильмы предпочитают. А ведь в подростковом и юношеском возрасте складываются основные системы ценностей, и по его завершении изменить их крайне сложно. Поэтому меры по психопрофилактике не могут переноситься в ожидание экономического процветания общества.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте