search
main
Топ 10
Милосердие и гуманизм: 5 декабря на «Разговорах о важном» школьникам расскажут о Дне волонтера Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы «Дети стоят на улице в минус 18»: в Кургане разгорелся скандал из-за прохода в школу В Калмыкии – карантин: итоговое сочинение перенесли на февраль 2023 года Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина Школы переводят на дистант и закрывают из-за гриппа и ОРВИ в Астраханской области К юбилею Константина Ушинского: о дате рождения известного педагога рассказали в РАО Астраханский школьник изобрел систему учета посещаемости С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель» Минобрнауки России проанализирует работу вузов по вовлечению школьников в научно-техническое творчество Залог успешного общения: Сферум запускает бесплатный курс повышения квалификации по коммуникациям для учителей Столичные одиннадцатиклассники напишут пробный ЕГЭ по профильной математике Школам Комсомольска-на-Амуре пригрозили отключить отопление и электричество Учительница с учеником подрались в школе под Красноярском Педагог из Иванова заняла первое место в конкурсе «История в школе: традиции и новации»
0

Положительное явление или асоциальный процесс? Как воспользоваться деньгами родителей и не сесть в тюрьму

Не секрет, нынче многие образовательные учреждения собирают деньги с родителей своих учеников. Отношение к этому в обществе отрицательное: дескать, бюджет выделяет средства для того, чтобы наши дети получали достойное образование. Но, признаемся честно, этих денег хватает в основном на выплату зарплаты педагогам. А на какие средства решать тысячи проблем, которые возникают у школ и детских садов, может быть, и не таких глобальных в масштабах всей системы образования, но актуальных для каждого образовательного учреждения? С другой стороны, если обратиться к родителям и откровенно рассказать, на что и почему не хватает денег, они могут стать благотворителями, дать необходимые средства и не жаловаться на поборы в вышестоящие инстанции и в правоохранительные органы. Однако тут возникает немало серьезных проблем: в частности, как на законной основе оформлять взносы родителей? Об этом наш разговор с признанным специалистом в области экономики образования, деканом экономического факультета Московского городского педагогического университета Михаилом ЛЕВИЦКИМ.

– Михаил Львович, родительские деньги собирают повсеместно для того, чтобы решить какие-то проблемы, ибо у школы на это нет средств. Но ведь это, по сути дела, криминал?

– Давайте для начала ответим на другой вопрос: соучастие родителей в развитии и создании дополнительных условий для образовательной деятельности, материально-технической базы – это положительное явление или асоциальный процесс? Если это асоциальный процесс, то разговор можно заканчивать и передавать все данные в ведение госорганов правопорядка. Если этот процесс имеет основания, то тогда мы разговор продолжаем. При этом я хочу обратить внимание, что надо абстрагироваться от конкретных примеров не вполне законной практики, в которой сейчас это соучастие происходит. Тогда можно уверенно сказать, что соучастие родителей имеет важное значение.

– Давайте выясним: соучастие с кем?

– Соучастие с государством, с местным самоуправлением, а точнее, с государственным или местным бюджетом.

– Согласитесь, что слово «соучастие» весьма лукаво: так говорят в суде, когда разговор идет о каких-то нарушениях. А какие нарушения могут быть при сборе средств с родителей и как эти нарушения обойти, если школа не может без этих денег обойтись?

– Соучастие с государством не очень зависит от того уровня бюджетного финансирования, которое имеет школа. Справедливости ради надо сказать, что, например, в Москве уровень подушевого финансирования по образовательным учреждениям как в абсолютном размере, так и в динамике, уровень развития материально-технической базы существенно отличаются в лучшую сторону от всех регионов Российской Федерации.

– Но и денег родители в Москве вкладывают больше в систему образования…

– Да, хотя в последнее время решен вопрос с оплатой охраны учебных заведений, которая занимала значительную часть софинансирования за счет родительских средств. Теперь деньги на охрану будут выделяться из бюджета, по-моему, ни в одном регионе РФ этого нет. Мы к этому шли долго, но в конце концов дошли. Социум подвиг власть предержащие структуры на решение это важного вопроса.

– Вот только мне кажется, нельзя сказать, что, внося плату за охрану, родители соучаствовали в развитии школы: они создавали своим детям безопасную среду.

– Под словом «соучастие» я подразумеваю и партнерство, а в этом случае такая ситуация налицо. Правомерен еще один вопрос: деньги из бюджетов выделяются немалые, но и стоимость услуг тоже высока. Один из законов социализма, из которого мы вышли, – закон возвышающихся потребностей гласил: чем больше дано, тем больше потребности. В этом плане довольно трудно определить, какие креативные идеи есть у руководства того или иного образовательного учреждения. Ведь если есть отлично оборудованная столовая, то неплохо, к примеру, было бы оснастить ее еще и авторским дизайном, а в великолепных рекреациях сделать зимний мини-сад или мини-зооуголок. Нет предела фантазии. Такие примеры есть, и их реальное воплощение благосклонно воспринимается родителями, детьми и вышестоящим руководством, которое будет приводить сюда гостей, показывать все и говорить: вот чего можно достичь при эффективном менеджменте.

– А на самом деле на деньги родителей. Например, цветники во многих детских садах созданы на их средства.

– Вот тут вопрос, на что нужны родительские деньги. Когда восхищенные гости будут рукоплескать директору школы, никто ведь не спросит: «Откуда деньги, Зин?» А они результат партнерства. Есть еще один аспект: любая школа озабочена своим рейтингом, причем рейтингом в родительской среде, чтобы родители хотели и боролись за то, чтобы их ребенок учился в этой школе. Сейчас у нас рынок, и такое желание школы весьма актуально. «Мелочи» играют не последнюю роль в рейтинге и в имидже школы. Так что при любом уровне государственного финансирования все равно найдутся те ниши, которые не будут им обеспечены по определению. Следовательно, соучастие или партнерские отношения родителей и школы всегда будут необходимы.

– Но, говоря о том, что родители должны давать деньги по определению, мы все же должны учитывать, что есть принуждение: родительское собрание решило, и будь добр подчиняйся. Как обеспечить свободу родителям? В каких приемлемых и законных формах родитель может стать партнером школе, уйти от поборов?

– На языке протоколов прокуратуры поборы по-другому называются вымогательством, которое регламентировано Уголовным кодексом РФ. Но есть и законные формы партнерства: спонсорство, благотворительность, пожертвование, и они тоже регламентированы, но совсем другими законами. Спонсорство регламентировано Законом РФ «О рекламе», и это вид рекламной деятельности, когда спонсируемый, то есть тот, кому средства и материальное имущество поступают, должен заключать со спонсором договор, по которому спонсируемый обязан оказывать спонсору рекламные услуги. Об этом мало кто знает, поэтому в школе часто говорят так: этот садик сделали наши спонсоры, и считают, что выполнили свои обязательства. Но это не реклама, предусмотренная по договору, как не реклама – выступление директора на родительском собрании с информацией о спонсорской помощи. Реклама – распространение информации для неопределенного круга лиц (а школа, ученики, родители, педагоги – это определенный круг лиц) о спонсоре, его идеях, начинаниях и делах. К сожалению, нынче спонсор не имеет никаких льгот по налогообложению, но наличие спонсорского договора при умелом использовании может минимизировать его налоговые выплаты.

– Тогда, может быть, школе больше подходит благотворительность?

– Благотворительность регламентирована Законом РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». Это явление там полностью расписано, причем есть различные формы: благотворительность в виде дарения и пожертвования. Пожертвование – это дарение в общеполезных целях. В наших случаях может быть только пожертвование, когда родители могут жертвовать любое имущество. Это могут быть любые ценности, в том числе и денежные средства. Самыми главными отличительными признаками благотворительности становятся бескорыстность, безвозмездность, иными словами, движение души. То есть тут не должно быть ни регулярности, ни принуждения. Сегодня, движимый какими-то порывами своей души, я решил выделить какую-то сумму какой-то школе, а завтра я могу этого и не сделать.

– А если каждый родитель класса каждый месяц перечисляет по тысяче рублей школе, это как называется?

– Точно не благотворительностью, и никакого отношения к благотворительности, к нормам законодательства, ее определяющим в форме пожертвования, оно не имеет. Это не спонсорство и не благотворительность. Если практику денежных сборов, существующую в настоящее время, попытаться втиснуть в рамки этих двух категорий, то она туда не влезет. Для прокурорских проверок такие сборы классифицируются как вымогательство, и здесь мы можем обогатить юридическую практику, потому что это «вымогательство в общественно полезных целях», такого термина в юриспруденции у нас пока еще нет.

– А есть ли какая-то организационно-правовая форма, которая официально покрывает то, что сегодня происходит в школах со сбором родительских средств?

– Да, такая форма есть, она регламентирована в Законе РФ «О некоммерческих организациях». Там есть несколько форм некоммерческих организаций и одна из них – некоммерческое партнерство. Некоммерческое партнерство – это некоммерческая организация, созданная на условиях членства. То есть все желающие могут стать членами этой организации. Они регистрируются юридически со всеми необходимыми атрибутами юридического лица. Руководящим органом становится выборное правление, которое руководит всей текущей деятельностью некоммерческого партнерства. Высший его орган – общее собрание членов. Целью создания такого партнерства может быть содействие, в том числе в сфере образования. То есть это по целям создания адекватно тому процессу, о котором мы с вами говорим.

– Я встречалась с такой формой, когда частная и государственная школы вступили в некоммерческое партнерство.

– Не думаю, что это было законно: государственная школа в данном случае не вполне адекватна организационно-правовой структуре и сути некоммерческого партнерства. Юридические лица тоже могут участвовать в некоммерческом партнерстве, но государственная школа вряд ли может вступать в него: она должна вносить вступительный и членские взносы, участвовать в партнерстве своей собственностью, а собственность у нее государственная.

– Если эта форма так идеально подходит для образования, то почему она широко не распространена?

– Родители часто просто не знают, что это такое. Но когда они вступают в нее, это означает, что они добровольно берут на себя обязанность внесения членских взносов. Порядок и форма внесения членских взносов определены партнерством (только через банк), периодичность определяется уставом партнерства (например, раз в квартал они обязаны сдавать членские взносы на те или другие цели). Может быть вариант со вступительными взносами – разовыми платежами при поступлении ребенка в школу. Кстати, орган управления некоммерческого партнерства, если его трактовать как модный сейчас попечительский или управляющий совет, приобретает довольно четкие организационные черты. То есть он формирует финансовые средства и управляет их распределением. Совет может решить, как потратить деньги, на что их потратить. Это конкретная реализация тех идей, которые заложены, например, в управляющем совете. Причем членами некоммерческого партнерства могут быть не только родители, но и просто сочувствующие, бизнесмены, бывшие выпускники, шефы (в старом понимании шефства) и многие другие граждане.

– Как в этой связи относиться к многочисленным благотворительным фондам, в которые нынче родители перечисляют свои средства для того, чтобы фонд потом перечислил их школе?

– Тут есть несколько «но». Благотворительность – индивидуальное решение гражданина, если же его заставляют платить фонду, то это уже не благотворительность. Кроме того, до 20 процентов от перечисленных родительских средств могут идти на содержание самого благотворительного фонда. Впрочем, этот недостаток есть у любой организационно-правовой формы, в том числе и у некоммерческого партнерства. Ведь в каждой организации должны быть профессиональные управленцы, главный бухгалтер. Предположить, что председатель некоммерческого партнерства или благотворительного фонда будет работать на общественных началах, можно, но чтобы главный бухгалтер работал без зарплаты, представить себе трудно. Есть и другие вещи, например, должен быть юридический адрес, по которому некоммерческое партнерство должно быть зарегистрировано.

– А с чем вообще связан запрет на сбор наличных денег в образовательных учреждениях, ведь раньше всегда родительские комитеты занимались этим и никто ничего страшного в том не видел?

– У этого явления есть две причины. Во-первых, когда все школы и детские сады стали юридическими лицами, их окунули в «ледяную воду», в которой выжить было довольно сложно, ибо не подготовлен был менеджмент образовательных учреждений к деятельности в новых условиях. Для обычного директора обычной школы, который никогда не был экономистом, финансистом, бухгалтером, страшные слова насчет того, что нужно считать налоги, сдавать декларации, были невыносимы. А тут подвернулись организации, в частности благотворительные фонды, которые сказали: нет проблем, мы вас обезопасим от всего, вы будете только получать средства, например, на поощрение учителей, на приобретение того или иного имущества. Кто же на это не согласится?! Для многих директоров это было выходом из трудного положения. Во-вторых, в ситуации, когда родительские деньги поступают не на лицевой счет образовательного учреждения, а на коллективный лицевой счет централизованной бухгалтерии, многие руководители сомневаются, что все эти средства до них доходят. Иногда даже бывают случаи, когда некоторые руководители говорят о том, что они недополучили, как им кажется, какие-то деньги, собранные родителями. Поэтому нужно понять, что дороже: кланяться централизованной бухгалтерии или иметь дело с благотворительными фондами.

– Михаил Львович, почему сбор родительских денег все же не прекращается?

– Если бы административный ресурс был нацелен на то, чтобы все это прекратить, все сборы могли бы закончиться очень быстро.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте