Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Полмиллиона амазонок России. Служат Отечеству в силовых структурах

Учительская газета, №9 от 8 марта 2005. Читать номер
Автор:

Миниатюрная, улыбчивая Татьяна Ларина, пожалуй, еще более очаровательна и привлекательна, чем ее знаменитая однофамилица – пушкинская героиня «Евгения Онегина». Только вместо романтического платья давней эпохи на ней армейский камуфляж. Вместо веера в изящной девичьей ручке – пистолет Макарова, из которого выпускница Новочеркасского училища войск связи с чарующей улыбкой, играючи кладет пули в «десятку». Ее выбор профессии – не исключение. Ныне в силовых структурах России служат – полмиллиона представительниц прекрасного пола в погонах.

Сегодняшние российские женщины идут служить в армию не только в поисках романтики и лучшей доли, льгот и мужей – настоящих мужчин, но и по зову сердца, как Ларина, которая служит в армии уже не первый год и, по ее словам, ни разу не пожалела о выборе судьбы.

По данным Министерства обороны, службу по контракту в рядах Вооруженных Сил России проходят более 90 тысяч женщин-военнослужащих на сержантских и солдатских должностях, почти 300 стали полковниками и подполковниками. А во всех силовых ведомствах нашей страны, включая МВД, ФСБ и ее Погранслужбу, другие структуры, служат 500 тысяч женщин, и их число продолжает увеличиваться, что, по мнению военного ученого профессора Сергея Рыкова, говорит о начале «феминизации армии». Сторонником этого процесса является и сам Рыков, которого коллеги по университету за его интерес к гендерной проблематике в Вооруженных Силах с улыбкой называют «главным армейским бабником».

Сам же профессор признается: когда он семь лет назад начал изучать проблемы женщин-военнослужащих, активисты женского движения относились к нему с опаской, считая «засланным казачком». Сейчас Рыков активный пропагандист женского вопроса в военной среде. «Общение с женщинами изменило мое сознание», – рассказывает Рыков. Среди женщин-военнослужащих он выделяет четыре типа. Первый – творческие женщины инновационного типа. Второй – профессионально ориентированные женщины а-ля героиня Деми Мур «Солдат Джейн». Целеустремленные и мужественные, они, по словам Рыкова, иногда делают карьеру в армии в противовес своим семейным обязанностям. Есть и те, кто идет в армию вынужденно, за льготами и относительной стабильностью, из-за отсутствия другой работы. И наконец, больше всего в армии, по мнению Рыкова, женщин, которые хотя и с удовольствием надевают армейский мундир, но также стремятся иметь семью. Как правило, у 70% таких женщин в семье есть кадровые военные. При этом, как и «на гражданке», женщинам-военным не всегда везет в семейной жизни. «Все женщины, профессионально состоявшиеся, как правило, незамужние. Если она вышла замуж в молодости, когда была лейтенантом, все нормально. Но если она достигла всего сама – требования к мужчине повышаются», – говорит Рыков.

Полковник Зарина Вашурина в армии уже почти 30 лет. В последние годы работает в Институте военной истории Министерства обороны. Ее личная жизнь – в полном порядке. Муж и сын тоже служат в армии. А началось все с детской мечты стать пилотом, как ее кумир – летчик-испытатель Марина Попович. «Я мечтала о небе, хотела поступать в МАИ, получить инженерное образование и потом пойти в армию», – вспоминает Вашурина. В жизни вышло иначе. Сначала учеба в институте военных переводчиков, затем служба в Южной группе войск (в Венгрии), работа с иностранными военнослужащими во времена СССР.

Вашурина считает свою службу удавшейся и уверена, что многие россиянки пойдут по ее стопам: «Больше всего они хотят использовать свое образование и получать намного больше, чем гражданские. Армия дает им социальную защиту – выслугу лет и хороший достаток. По сравнению с зарплатами учителей и врачей в армии больше платят. Но те женщины, которые хотят командовать, если могут – почему бы им не дать такую возможность. В Канаде я видела сержантов-женщин, которые великолепно командовали строем, и никто не смеялся, не возмущался. При этом они были совсем не похожи на «бабу-мужика», а наоборот, были очень симпатичными женщинами. У нас я такого не видела».

В Министерстве обороны пока скептически относятся к тому, что женщина в будущем может стать не только врачом, техником, связистом или военным переводчиком, но и командиром танка, летчиком или моряком.

Заместитель председателя Комитета по обороне Госдумы генерал-майор Николай Безбородов также признался, что относится к возможности прохождения женщинами военной службы весьма «осторожно»: «Женщина полноценный гражданин РФ, и для нее предусмотрены все льготы граждан страны. Кто же будет служить за нее во время беременности? Я хочу, чтобы женщина оставалась женщиной. Занимаясь воинским трудом, она перестает быть женщиной».

Если женщина хочет служить, ей придется преодолеть немало препон, чтобы почувствовать себя в одном строю с мужчинами. Большинство российских военных академий не принимает женщин на учебу на основании приказа министра обороны от 1998 г. Для сравнения: в США, где более 200 тысяч женщин составляют 13% численности армии, их принимают во все военные академии страны. Россиянкам же, желающим послужить Отечеству на сугубо «мужских» армейских должностях, приходится тратить немало усилий. Несмотря на то что большинство женщин в армии имеют высшее образование, 72% из них проходят службу в медицинских частях. Из 169 специальностей, которые доступны женщинам, нет ни одной чисто «мужской». Подняться в небо на боевом самолете или занять место в кабине танка удается единицам. На всю страну есть единственная женщина-пилот боевого самолета МиГ-29 Светлана Протасова и военный вертолетчик подполковник Галина Кошкина, которая среди прочих пилотировала и знаменитый боевой вертолет «Черная акула». В Тульской воздушно-десантной дивизии также служил известный на всю страну «экипаж машины боевой» под командованием старшего сержанта Марины Ковалевой.

Полковник Вашурина считает, что такое положение дел несправедливо: «Мужчины считают, что женщины в армии – это «мина замедленного действия», а я считаю, что это – спасательный круг, потому что без женщин сейчас в армии очень тяжело. Они занимают много должностей, на которые не идут мужчины. Женщины-военные есть даже в арабских и азиатских странах, где, казалось бы, ружье и женщина – понятия несовместимые. Как в любой цивилизованной стране, женщин должны принимать в военные училища на общих основаниях».

Важность «женского вопроса» в армии России обусловлена и трудностями ее комплектования. Женщин активно привлекают на военную службу. Свыше 50% из них служат на командно-штабных должностях, в военкоматах, финансовых органах, около 40% – инженерный и технический состав, 7% – медики, 1,5% – офицеры воспитательных структур. И число женщин в армии будет расти. Постепенно пробивает себе дорогу идея создания женских подразделений. Так, в Кантемировской дивизии более ста женщин служат по контракту. Часть из них находится у орудийных прицелов, за рычагами боевых машин. С 1990 г. в школе прапорщиков под Москвой получила «права гражданства» женская рота. В Уральском военном округе есть бригада специального назначения, в которой среди контрактников более двух десятков женщин. Все они входят в боевые экипажи, прыгают с парашютом, умеют стрелять из орудий. Есть отдельная мотострелковая бригада, где служат 140 девушек.

К сожалению, в российском военном ведомстве нет координирующего органа, который специально занимался бы исследованием проблем военной службы женщин и выработкой рекомендаций по ее оптимизации. А решение наиболее важных проблем россиянок-военнослужащих необходимо для перехода от количественной феминизации армии России к углублению ее качественных характеристик.

Хотя степень феминизированности наших Вооруженных Сил в сравнении с армиями ведущих государств еще мала, видимо, в недалеком будущем армия России без ущерба для боеготовности тоже наберет необходимый «женский максимум», поскольку повторяет путь вооруженных сил ряда стран мира.

Несмотря на то что в России не избавились от настороженного отношения к «человеку с ружьем» женского пола, интеллектуалок в погонах ценят и берегут. К ним относится военный переводчик майор Нина Иванова, которая, так же как и Вашурина, с детства грезила об армейской службе. «Девочки рисовали куколок, а я всегда – танки и зенитки. Но потом захотела стать сыщиком. До того как поступить в школу милиции, пришлось два года отслужить в милиции дознавателем, потом была надзирателем в СИЗО», – рассказывает Иванова.

Она часто бывает в «горячих точках». За отличные лингвистические способности начальство называет Нину полиглотом. Иванова безупречно владеет грузинским, армянским, азербайджанским, турецким и корейским языками, хотя никогда не училась на факультете иностранных языков. «С чеченского я перевожу много документов – те, которые находят у убитых боевиков, например. Когда на стороне боевиков воевали арабские наемники, очень кстати был мой арабский. Сейчас, конечно, таких документов меньше, чем во время активной фазы боевых действий в Чечне», – рассказывает Нина.

Иванова – мастер спорта по стрельбе, занимается легкой атлетикой, ушу. При этом она совсем не «мужик в юбке», а просто женщина в погонах. Признается, что мечтает получить в подарок на 8 Марта учебник уйгурского языка и дослужиться до полковника. «Меня иногда спрашивают: откуда во мне такое стремление быть лучшей? Думаю, это возникло из внутреннего протеста против того, что женщина в семье, особенно кавказской, должна быть на вторых ролях, что мужчина всегда прав. Видимо, мне хочется доказать, что женщина способна на многое. Я достигла того, что меня ценят как специалиста, некоторые даже завидуют: женщина-майор – такое нечасто встретишь. Люблю цветы и вполне ощущаю себя защитником Отечества».


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту