search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Поколение «мостиков»

В инклюзивном детском саду дети дружат независимо от особенностей

Прогуляться по территории этого детского сада – одно удовольствие. Словно попадаешь в дендрарий: заботливой рукой здесь высажено множество разных кустарников и деревьев. При обилии простора и света сразу возникает прямая ассоциация с каким-то южным курортом. Татьяна Ивановна Юрченко, заведующая детским садом №83 Фрунзенского района Санкт-Петербурга, соглашается, что да, такое сравнение нет-нет да и напрашивается. И все-таки это не пансионат и не санаторий, а обычная дошкольная образовательная организация. Хотя нет, не обычная. Уникальная. Дело в том, что детский сад №83 стал дважды победителем Всероссийского конкурса «Лучшая инклюзивная школа России» в номинации «Лучший инклюзивный детский сад» – в 2015 и в 2021 годах.

 

 

Правда, первый триумф на конкурсе Татьяна Юрченко считает скорее стартовым шагом на пути к победе, которую коллектив завоевал через шесть лет. Но именно признание тогда на уровне России и поддержка Комитета по образованию Санкт-Петербурга и администрации района позволили все эти годы в детском саду воплощать идеи инклюзивного образования в жизнь и активно развиваться. Так, за прошедшие шесть лет образовательная организация выросла в три раза. Если раньше это был один детский сад, то сейчас ДОО №83 – огромная страна, включающая в себя три прекрасно оснащенные площадки, на которых обучаются 650 воспитанников. Без ложной скромности можно сказать, что лучший инклюзивный детский сад России 2021 года осуществил мечты тех людей, кто принимал когда-то участие в разработке нормативно-правовой базы Закона «Об образовании в РФ», касающейся инклюзивного образования.

Как рассказывает Татьяна Юрченко, сегодня в огромной стране под номером «83» ребята обучаются и воспитываются в 30 группах, из которых 23 – группы комбинированной направленности. Другими словами, в детском саду №83 нет отдельных групп для детей ЗПР, ПНР, с нарушением опорно-двигательного аппарата, детей с РАС и т. д. Здесь нет частичной интеграции, когда детей из групп коррекционной направленности приводят в группу к нормативно развивающимся детям и проводят общий праздник. В детском саду №83 дети в группах все вместе. Например, в группе могут быть ребенок с ЗПР, ребенок с РАС, ребенок с тяжелыми нарушениями речи, ребенок с ДЦП, нормативно развивающийся ребенок, ребенок с речевыми нарушениями.

– Татьяна Ивановна, наверное, в такой группе должны быть особые образовательные программы?

– Безусловно, для каждого ребенка с особенностями мы пишем индивидуальную адаптированную программу. Каждому малышу в зависимости от его способностей и возможностей подбирается материал по теме, вернее, тема общая, но для каждой нозологической группы ставятся свои образовательные задачи. Это сложно для педагогов и воспитателей, потому что один и тот же материал нужно подать так, чтобы было интересно и Маше, и Васе, и Пете. Занятия могут проводиться как фронтально, так и индивидуально, например, с педагогом-дефектологом.

– А как дети в группе принимают друг друга?

– Замечательно принимают. Мы живем по законам человеческого сообщества. Мы все разные. Дружим и не дружим друг с другом независимо от наличия или отсутствия статуса ОВЗ. Конечно, у разных детей разные поведенческие проявления, но для этого в детском саду есть служба сопровождения: психологи, дефектологи. И потом, знаете, все, что мы называем аффектами у детей с ОВЗ, – это проявление дисгармонии внутри ребенка. Главное – понять, почему он так себя ведет, чем мы можем ему помочь и как сделать так, чтобы этих проявлений не было.

– Татьяна Ивановна, думается, что для вашего детского сада, как никакого другого, ключевую роль играет девиз «Кадры решают все».

– Совершенно верно. Когда я провожу собеседование, то первое, о чем спрашиваю людей, было ли у них общение с особым детством. Если у кого-то оно было, то мы говорим на одном языке, понимая друг друга. Если опыта не было, начинаем разговаривать на разные темы, чтобы уловить мотивацию человека. Я точно знаю, что не каждый педагог может работать с такими детьми. Нужна внутренняя эмпатия. Несмотря на то что мы педагоги и призваны ко всем детям относиться равно, такие вещи проявляются на глубинном уровне. Например, на празднике какой-то ребенок вываливается (именно вываливается) из хоровода, педагог берет его за ручку, а сама вздрагивает. Это считываешь моментально, и это путь к саморазрушению. Если ты не принимаешь таких детей, работать с ними нельзя. Это отразится на соматике педагога, он начнет болеть, срываться. А от работы нужно получать удовольствие.

Мне кажется, такое отношение – это отголоски неприятия обществом в целом людей с инвалидностью. Но наши выпускники будут уже другим поколением. Для этого мы и делаем свою работу. Изменить сразу всю страну не получится, но каждый может что-то изменить на своем месте. Наши дети, так называемые нормотипики, – это мостик между социумом и детьми с ОВЗ. Вы бы видели, как они опекают наших «солнечных» ребят – детей с синдромом Дауна! Приглашают их на дни рождения. А маме «солнечного» ребенка как приятно, что ее пригласили наравне с другими мамами! Ведь, по сути, и у мамы ребенка с синдромом Дауна, и у мамы нормотипика одни и те же проблемы: почему плохо кушает, почему не слушается и т. д. У нас работает родительский клуб, и туда приходят абсолютно все мамы. Здесь мы говорим о том, что у ребенка должна быть счастливая мама, и тогда ребенок будет счастлив, и в семье все сложится хорошо. Сложности на самом деле не только у мамы с особым ребенком, сложности вообще в понимании мамой ребенка, но эти поколенческие проблемы решаемы, нужно только стремиться их решить.

Еще мы пытаемся переломить у родителей потребительское отношение к учреждению. Мы не сфера обслуживания и никогда ею не были. Мы учим детей играть, любить, понимать. Есть чудесные семьи, которые занимаются развитием и воспитанием своих детей, но есть родители, что настроены накормить, напоить, дать, купить, привести, увести. Эта потребительская черточка свойственна и родителям особенных детей. Как-то одна родительница желала, чтобы ее ребенок рисовал, а я ее спросила: «А вы дома пробовали кисточку держать?» Мама очень удивилась и спросила: «А зачем?» Хотя сейчас, нужно отметить, большинство родителей все-таки поддерживают нас, прислушиваются к рекомендациям. И еще важное достижение: родители научились утром здороваться первыми. Это замечательно. Ведь добрые слова, приветствия делают день не только наш, но в том числе их будущий день.

– Татьяна Ивановна, у вас идеальный детский сад, идеальные условия… А что потом?

– По моему мнению, идеальный детский сад – когда тепло, уютно, когда все вместе, все друг друга понимают, не нужно ни с кем спорить, не нужно никому ничего доказывать, но это из области фантастики. Так не бывает. У каждого свой путь, у нашего сада такой. Не идеальный, а свой. Каждый ребенок в нем важен, и судьба каждого ребенка требует индивидуального подхода. Наша задача – совместно с семьей по окончании детского сада подобрать ребенку дальнейшую образовательную траекторию, пойдя по которой он будет успешен и по-своему счастлив.

Наталья АЛЕКСЮТИНА, Санкт-Петербург

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте