search
Топ 10

Подучетный подросток Куда его отправить: в тюрьму или в театр?

Недавно в одной из солидных газет прочитал:
“Комиссия по делам несовершеннолетних и инспекция РУВД организовали поездку подростков, которые состоят на учете, в Икшинскую воспитательно-трудовую колонию.
Мы решили показать подросткам, на что в действительности похожа пресловутая уголовная “романтика”. Выступил начальник колонии, который рассказал о распорядке дня и укладе жизни в ней. По тому, как изменились показушно-беспечные лица наших подопечных, можно догадываться, что у многих по-настоящему открылись глаза. Следующий этап нашей “наглядной агитации” – поездка в детский приемник. Ведь не зря говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать”.
Хочу прокомментировать этот “эксперимент”, так как 10 лет возглавлял комиссию по делам несовершеннолетних этого самого района столицы.
Скажу сразу: на страхе не воспитаешь настоящего человека, тем более если этот человек – подросток. Тысячу раз согласен с Сухомлинским, что только человечностью, добротой можно воспитать настоящего человека.
Пугать подростка лишением свободы бессмысленно. Результат, уверен, будет обратным задуманному: ненависть только усилится, а раскаяние при этом может не наступить.
Милицейским “педагогам”, членам комиссии по делам несовершеннолетних надо думать о другом: строить воспитание и перевоспитание трудных подростков не на устрашении, а на развитии личности, нравственных качеств…
Несколько лет назад мне довелось побывать в голландской тюрьме, где содержатся от двух недель до шести месяцев подростки-правонарушители. В основном воры и хулиганы. В помещении – много света, цветов. Спортивный зал, работают секции футбола, баскетбола, дзюдо, каратэ, у-шу. В тюрьме есть священник. Камеры похожи на гостиничные номера. И никаких нар, которыми так хотят напугать наших мальчишек-правонарушителей!
У каждого осужденного – отдельная комната размером 12 кв. м: кровать, тумбочка, книжные полки, радио, личный санузел. Заключенным разрешается держать кошку, ухаживать за птицами. В тюрьме прекрасно оборудованные мастерские, библиотека. И всюду воспитатели – мастера, консультанты, старшие…
Но не спешите с выводами: у нас несколько иная система ценностей. Оказаться в тюрьме – даже такой, в которой мне пришлось побывать, – для человека Запада действительно наказание. “Быть под постоянным контролем начальников даже месяц – это ни с чем не сравнимая пытка. Ведь так хочется, чтобы никто не указывал, не лез в душу, в личную жизнь”, – делились со мной молодые ребята.
Проблема преступности в нашей стране не теряет своей остроты. Печать, средства массовой информации изобилуют леденящими душу сообщениями об изощренных убийствах, зверских изнасилованиях, о патологических маньяках, садистах, наркоманах. И самое страшное, что ко всему этому мы привыкли и спокойно перевариваем очередную порцию ужасов криминальной хроники. Растет подростковая преступность. Где выход из создавшегося положения? Брать на вооружение все лучшее, что накоплено в профилактической работе с молодежью в других странах, например в Швеции? Там власти и общественность ведут борьбу с преступностью не только методами принуждения, но главным образом с помощью продуманного воздействия на личность. Для 15-18-летних преступников предусмотрены более мягкие методы наказания. В специально созданных вместо тюрем “социальных домах” малолетним правонарушителям обеспечены уход, воспитание и образование. Решение о помещении туда принимается судом. Консультативные пункты оказывают молодежи социальную, психологическую, медицинскую помощь. Молодые люди, совершившие не особо тяжкие преступления, осужденные на срок от шести месяцев до одного года, приговариваются к работам в системе социальных служб, сфере обслуживания – в больницах, спортивных залах, театрах, музеях, кафе и т.д. В театр – по приговору? А что? В этом что-то есть. Во всяком случае много полезнее, чем на экскурсию в тюрьму.
И еще. Пора, наконец, отказаться от не оправдывающего себя милицейского учета детей. Ни для кого не секрет, что участковый инспектор по делам несовершеннолетних в настоящее время играет роль “карателя”.
Несмотря на то, что все понимают назревшую необходимость коренного перелома в работе с детьми, до сих пор нет даже ни одной попытки не то что изменить, но и предложить хотя бы альтернативу сложившейся годами системе работы с несовершеннолетними, хотя немало защищено и докторских, и кандидатских диссертаций по вопросам работы с детьми. Никто не утруждает себя поиском причин сложившегося неблагополучного положения в деле предупреждения детской преступности, которая с каждым днем растет. Нет никаких рекомендаций и от Государственной Думы, и нового Правительства России. Бесспорно, что в работе с детьми эффект может быть достигнут только тогда, когда ее ведут люди компетентные, педагогически грамотные, юридически подготовленные, когда обеспечивается неспешное, вдумчивое отношение к судьбе каждого подростка, оказавшегося в поле зрения комиссии. И никто не сомневается, что есть у нас такие люди – их много.
Но пойдут ли такие компетентные на эту работу – вот в чем вопрос. Скорее всего, к сожалению, не пойдут. И не потому, что не хотят работать с детьми, а потому, что работу, тяжелую, неблагодарную, требующую огромных моральных и физических сил, надо выполнять практически за спасибо. А как мы знаем, члены комиссии – это люди, которые на общественных началах выполняют обязанности педагога, юриста, медика, психолога. И вообще возможно ли на общественных началах, в свободное от основной работы время проводить систематическую, вдумчивую работу с “трудными”. Да кто это придумал, что воспитание и перевоспитание несовершеннолетнего возможно силами общественности? Именно потому, что мы надеемся на “общественность”, ничего не меняется в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Права учитель из Тюменской области В.Лобанова, что десятки учреждений имеют непосредственное отношение к несовершеннолетним правонарушителям, однако не видны результаты их труда. Не видны результаты, потому что их нет. А нет результатов потому, что все имеют отношение к несовершеннолетним, но никто с ними не работает. Органы внутренних дел, прокуратура, суд, комиссии в основном идут по следам совершенных преступлений и правонарушений, выявляют, ставят на профилактический учет несовершеннолетних, уже совершивших правонарушения, и еле успевают проводить эту работу. Вся армия правонарушителей – несовершеннолетних, с криминальными характеристиками – попадает в конечном итоге в комиссию по делам несовершеннолетних, которая, согласно Положению, обязана при помощи общественных воспитателей перевоспитать каждого подучетного подростка. Возможно ли это? Невозможно.
Комиссия по делам несовершеннолетних в существующем сегодня виде не выполняет, да и не может выполнить свою главную задачу – координацию усилий всех органов и организаций в профилактике правонарушений несовершеннолетних. Основное звено по работе с детьми сегодня выступает карающим органом, “особым совещанием для несовершеннолетних”.
Не откладывая дела в долгий ящик, необходимо преобразовать комиссию в центр всей воспитательной работы по месту жительства. В нем должны работать компетентные, профессиональные психологи, педагоги, юристы, медики, библиотекари с высокой оплатой труда.
Все денежные средства, всевозможные отчисления, предусмотренные законодательством, должны быть сосредоточены в самом центре. В настоящее время средствами, выделяемыми на воспитательную работу с детьми, распоряжается кто угодно, но не те, кто проводит эту работу. К чему это приводит, можно понять на примере педагогов-организаторов при жилищно-коммунальных организациях местных органов власти и ведомств.
В комиссию по делам несовершеннолетних обращаются подростки с просьбой помочь трудоустроиться, дать им возможность заработать себе на жизнь. Требуют осуществления гарантированного с 14 лет Конституцией России права на труд. Однако комиссии такой возможности не имеют, хотя действующим законодательством предусмотрено бронирование мест для трудоустройства несовершеннолетних. Часто комиссии сталкиваются с тем, что на предприятиях отсутствуют надлежащие условия труда несовершеннолетних, не организовано производственное обучение. Низкая заработная плата и использование труда подростков на неквалифицированных работах вынуждают их уходить с работы.
Время настоятельно требует создания специальной службы трудоустройства несовершеннолетних и контроля за соблюдением их трудовых прав на предприятиях, в организациях, учреждениях, где используется их труд.
Специалисты, занимающиеся проблемами несовершеннолетних, должны быть освобождены от излишней опеки прокурора, который систематически и постоянно вмешивается в воспитательный процесс, создает лишние хлопоты своими пронизанными духом устаревших инструкций, положений представлениями. Оценку работе воспитателя может дать только квалифицированный педагог-психолог.
Предлагаемое преобразование системы профилактической работы, может, кому-то покажется слишком радикальным, но я считаю, что преобразование необходимо.

Лев КРАСНОВСКИЙ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте