search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России

Почта “УГ”

Письмо номера

Учение без мучения

Много лет с тревогой наблюдаю выражение тоски и обреченности в глазах у дочери перед очередной контрольной работой. Чем старше становится, тем больше зачетов, тестов, письменных работ. На каждой неделе их несколько. Мне кажется, основная беда нашей школы (о финансировании я не говорю) заключается в том, что уже к пятому классу наши дети превращаются в равнодушных школяров, единственная цель которых – получить оценки, а потом аттестаты. Они заучивают массу теоретических сведений, решают бесконечные задачи, исписывают тетради химическими формулами и тихо ненавидят школу. Цена всему этому – утрата здоровья, сил и главное – и интереса к познанию.

На мой взгляд, программа общеобразовательной школы нуждается в коренном пересмотре. Она составлена с явным перевесом в сторону физико-математических и естественно-биологических дисциплин. Не секрет, что в свое время математике, физике, химии отдавалось предпочтение. Страна нуждалась в массовой подготовке инженеров для военно-промышленных комплексов. Но то время ушло, а программы остались. Существует ли такая острая необходимость перегружать учеников теоретическими знаниями в области химии, физики, алгебры? Нельзя ли, сохранив тот же набор дисциплин и тот же обьем материала, распределить его иначе по классам? Как сделать так, чтобы школьник к девятому классу был знаком с широким спектром применения наук как в прикладной, так и в теоретической их части? Зачем он убивает время над бесконечными теориями, правилами, выводами формул? Прежде всего он должен знать, для чего он корпит над задачами и формулами. Нужна четкая, ясная мотивация. А для этого обучение в школе должно приблизиться к жизни.

Что, на мой взгляд, важно знать к девятому классу? Ученики должны ознакомиться с кругом проблем, характерных для классических школьных дисциплин. Должны иметь представление о профессиях, в которых требуются те или иные знания. Естественно, что литература и мировая художественная культура должны дойти до сердца каждого ученика. А для этого программа должна быть построена так, чтобы ребята познавали наглядно лучшие творения в области театра, живописи, музыки. Физкультура должна вестись каждый день. Мальчики должны получить элементарные технические навыки, а девочки учиться домоводству. Вот такая школа будет готовить к жизни. Именно о такой школе мечтаю я, да, наверное, и многие родители. Побудить ребят к знаниям двойками и контрольными нельзя. Хочется надеяться, что обычная общеобразовательная школа когда-нибудь превратится из конвейера по штамповке неуверенных в себе, озлобленных “неудами” личностей в центр знаний и учения без мучения.

Елена СУВОРОВА

Москва

Строку диктует чувство

Леса палочек, поля закорючек

К сожалению, я не помню свою первую учительницу. В школу, как это ни странно звучит, я пошла случайно. Не было ни красивых бантов, ни портфеля, ни первого звонка.

Наша семья жила в глухом лесном хозяйстве на Смоленщине. В одно сентябрьское утро я зашла к своей подружке. Ее дедушка, сдвинув очки на кончик носа, произнес: “Лена в школе. Учится”. Я потопталась на месте, чувствуя себя уязвленной, хотя Ленка была на год старше. Мне же не было шести.

Целый месяц я провожала и встречала свою подружку. Однажды учительница пожалела меня. Посадила за последнюю парту, дала тетрадь, карандаш, показала, как надо выводить палочки. Я очень старалась. Хотелось скорее получить ручку с пером и чернильницу, как у второклассниц за соседней партой. Школа была малокомплектная, и учительница одновременно занималась с четырьмя классами. Я представляла, как макаю тонкое перышко в “непроливайку”, пишу красиво-красиво. Но до этого пришлось исписать целые леса палочек и поля разных закорючек. И только потом мне доверили ручку. Возможно, поэтому у меня сейчас приличный почерк.

Кажется странным, учительницу я не помню, а ее уроки определили в моей жизни многое. Ведь не только красивому почерку училась я, а трудолюбию, терпению, пониманию того, что к любому успеху лежит долгий путь. Вот такие уроки вынесла я из школы, в которой проучилась всего несколько месяцев. Конечно, трудно сравнивать сегодняшний день с тем, что было сорок лет назад. Мои сыновья сразу стали писать шариковой ручкой. Буквы у них скачут во все стороны, почерк ужасный, и того трепета перед красиво выведенным словом они не чувствуют. “А зачем красивый почерк? Есть ведь компьютер”, – спорит со мной 12-летний сын. Моих детей учат уже другие учителя. Будут ли они их помнить спустя много десятилетий?

Надежда МАРКОВА

Сычево,

Московская область

Не расстанусь с “УГ”

Читаю “Учительскую газету” давно, лет, наверное, двадцать. Когда были перебои с доставкой, появилось ощущение, будто чего-то важного в моей жизни не хватает. Хорошо, что теперь газета приходит регулярно. Многие материалы я использую в своей работе психолога. Мне важны публикации российских нормативных документов. С интересом читаю методические рекомендации педагогов-новаторов. Хотелось бы также, чтобы появлялись в газете творческие портреты хороших учителей и рекомендации квалифицированных психологов.

У нас в Минске “Учительская газета” на полугодие стоит 148200 белорусских рублей. По нашей зарплате это немало. Но без “УГ” мне уже не обойтись. “УГ” – моя главная и любимая газета.

Станислав КОВАЛЕВ

Минск,

Республика Беларусь

Юбилей

Благодарны и космонавт, и металлург

Недавно таганрогской средней школе N 24 исполнилось шестьдесят лет. Своих первых учеников в далеком 37-м году учителя встречали в красивом, добротном здании. В годы войны здание было разрушено. После освобождения города от немцев в короткий срок рабочие металлургического завода восстановили его. С тех пор и завязалась крепкая шефская дружба, которая продолжается до сих пор. Ее не разрушили ни время, ни грядущие перемены. Много выпускников школы трудятся именно на металлургическом заводе.

В день юбилея звучали хорошие, добрые слова в адрес педагогов. На встречу выпускников прибыл летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Юрий Малышев. Воспитанник школы справедливо заметил, что путь в космос для него начался в родной 24-й школе. Здесь учат не только математике, русскому языку, но и мужеству, благородству.

Приятно было учителям услышать слова благодарности от прославленного земляка. Отрадно, что в нашей жизни есть такие праздники. Хороший, светлый праздник – юбилей школы – надолго запомнится и педагогам, и их воспитанникам.

Николай ЧЕРНОХЛЕБОВ, постоянный читатель “Учительской газеты”, ветеран труда Таганрогского металлургического завода

Таганрог,

Ростовская область

Самый острый вопрос министру

Нет училища – нет проблем?

Профессиональное училище N 2 – самое старейшее в Магаданской области. В течение сорока лет в нем обучались коренные жители – чукчи, эскимосы, чуванцы, а также русские, приехавшие с Большой земли. Для них Чукотка стала родиной. Училище было настоящей кузницей кадров для Севера.

Теперь настали иные времена. Похоже, наши выпускники никому не нужны. Иначе почему прекращено финансирование? Зарплата месяцами не выплачивается, накопилась задолженность по отоплению, освещению, отключен телефон. В мае этого года коллектив был готов к забастовке. Тогда мы поверили обещаниям губернатора Чукотки Назарова, что все долги будут погашены. Но с тех пор ситуация только ухудшилась. На сегодняшний день в училище еще не начался учебный год. На тревожные письма, телеграммы не отвечают ни родное министерство, ни Министерство финансов, ни правительство. Кто знает, что будут делать дети после закрытия старейшего училища. Выехать в другие регионы для получения профессионального образования им не по карману. Билет от нас до Москвы стоит четыре миллиона рублей. Что нам делать? Нужен ли России Север, которым, как говорили раньше, она произрастала? Но тогда почему о нас забыли?

Преподаватели профессионального училища N 2

пос. Провидения,

Чукотский автономный округ

Знак беды

Дайте в долг… хлеба

Наш город Дальнегорск, можно сказать, тихо вымирает. Закрываются предприятия, безработные люди покидают город. Предстоит тяжелая зима. Жителей предупредили, что тепло в жилые дома не будут подавать, как раньше. Нет топлива. Половина детских садов уже не действует, будут закрывать и школы. Нашу вечернюю школу хотят обьединить с училищем, а лишних учителей, естественно, уволят. Вот такая безрадостная перспектива.

Денег в семьях давно нет. Мы, учителя, ходим по магазинам и выпрашиваем хоть какие-то продукты в счет будущей зарплаты. Дают иногда в долг хлеб. Цены у нас очень “кусаются”. Один батон стоит три с половиной тысячи рублей, десяток яиц – восемь тысяч, литр молока – пять тысяч, проезд в автобусе – две тысячи.

Если бы вы видели, как мы живем, что едим! Когда хлеба нет, на воде замешиваем лепешки из муки и печем без масла. Каждое утро встаем чуть свет, надо успеть приготовить пищу. В седьмом часу могут отключить электричество. Еду надо завернуть в одежду, чтобы в обед она была теплая. Свет, горячую воду отключают в любой момент. Нас теперь даже не предупреждают. О забастовках мы, учителя, уже не помышляем. Все равно нас никто не услышит. Отбастовались, нет сил.

Валентина ПЕРМЯКОВА

Дальнегорск,

Приморский край

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте