search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Школа без оценок: московские выпускники остались без отметок и проверочных работ Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году С января 2023 года школы обязаны будут использовать систему «Моя школа» День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно В подмосковных школах стартуют региональные диагностические работы Минпросвещения обнародовало, где и когда будут проходить финалы Всероссийской олимпиады школьников Шестиклассница из Северной Осетии победила во всероссийском конкурсе В школьных уроках появятся видеоматериалы Единые программы по истории подготовят для российских школьников Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина В Ульяновске одну из улиц назовут в честь народного учителя Латышева Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции Все ВПР не планируют переводить в компьютерный формат Подготовлен проект приказа об изменении порядка реализации сетевых образовательных программ С января в Подмосковье начинается прием заявок на участие в программе «Земский учитель»
0

Почему библиотеки стали экстремистами?

В конце прошлого года смоленская читающая публика и школьная общественность были просто ошарашены новостью, которая появилась на лентах всех федеральных информагентств: \”Директор Смоленской областной универсальной библиотеки заплатит штраф за выдачу читателям экстремистских книг\”. Затем пришло сообщение из прокуратуры, что 12 школьных библиотек Руднянского района нарушают закон \”О противодействии экстремистской деятельности\” и поэтому их руководители привлечены к дисциплинарной ответственности. А совсем недавно, уже в январе 2013 года, прокуратура сообщила, что в Холм-Жирковском районе 11 директорам местных школ направлены представления об устранении в библиотеках нарушений законодательства о противодействии экстремизму.

Подобные сообщения теперь стали поступать каждый месяц из всех регионов РФ. Что происходит? Почему по всей стране проходят судебные процессы и прокурорские проверки, направленные против библиотечных работников, которые якобы не только хранят, но и распространяют экстремистскую литературу? Неужели директора библиотек в массовом порядке записались в различные экстремистские организации и теперь агитируют читателей и посетителей библиотек?

На самом деле все очень просто. За последние годы увеличилось количество законов, которые просто противоречат друг другу и содержат некорректные определения, позволяющие допускать их расширенную трактовку правоохранительными органами. В частности, Федеральный закон \”О противодействии экстремистской деятельности\” и \”Федеральный список экстремистских материалов\” вступили в противоречие с действующим Федеральным законом \”О библиотечном деле\”. Многие юристы и эксперты отмечают, что Закон \”О противодействии экстремистской деятельности\” содержит в себе крайне размытые формулировки таких основных понятий, как \”экстремизм\”, \”экстремистская деятельность\”, \”экстремистская организация\”, \”экстремистские материалы\” и \”распространение экстремистских материалов\”. Это приводит к тому, что библиотекари, честно выполняющие свою работу в соответствии со своим отраслевым законом, автоматически нарушают антиэкстремистское законодательство. Очередной российский абсурд. Вот как эту ситуацию комментирует директор Смоленской областной универсальной библиотеки им. А.Т. Твардовского Ольга Мальцева: \”Мы выполняем свои должностные обязанности по хранению литературы в соответствии с российским законодательством. Но в соответствии с ФЗ-№114 \”О противодействии экстремистской деятельности\” прокуратура требует от библиотек изъять литературу, внесенную в \”Федеральный список экстремистских материалов\”. Однако в соответствии со статьей 12 ФЗ-№78 \”О библиотечном деле\” \”не допускается государственная или иная цензура, ограничивающая право пользователей библиотек на свободный доступ к библиотечным фондам\”, также п. 2 ст. 20 гласит: \”Центральная библиотека обязана формировать, хранить и предоставлять пользователям библиотеки наиболее полное универсальное собрание документов…\” К сожалению, ФЗ-№114 не дает четкого определения понятия массового распространения экстремистских материалов, поэтому и происходит подмена понятий: мы не занимаемся пропагандой и распространением экстремизма, а выполняем свою работу. Все библиотеки России оказались заложниками несоответствия в требованиях законодательной и исполнительной властей\”. И действительно, в Законе \”О библиотечном деле\” указано, что библиотеки обязаны хранить все документы, вышедшие на территории Российской Федерации. Более того, там сказано о максимально полном комплектовании фондов универсального содержания. Есть два ограничения в использовании и выдаче документов: плохое состояние документа или его секретность. Во всех остальных случаях библиотеки обязаны выдавать читателям запрашиваемую ими литературу. Абсурдным, по мнению экспертов и библиотекарей, является и требование прокуратуры запретить выдачу по письменному запросу тех или иных материалов, признанных экстремистскими. Ведь это требование фактически означает запрет на научную деятельность, связанную с целым рядом проблем новейшей истории, философии и общественного сознания. А такого не было даже в СССР, и книгу Гитлера \”Майн Кампф\” на русском языке можно было заказать для научных целей в Ленинской библиотеке. Вот что думает по этому вопросу доктор исторических наук, профессор Смоленского государственного университета Сергей Востриков: \”Такая борьба с экстремизмом – это глупость, которая приносит только вред. В фондах, запасниках и архивах библиотек просто обязана быть самая разнообразная литература. В том числе и та, которую в нынешние времена называют экстремистской. Прежде всего, потому, что это основной источник и база для ведения научно-исследовательской работы, поскольку государство должно иметь научный анализ всех экстремистских явлений, чтобы эффективно с ними бороться. А для того чтобы подобная литература не использовалась в агитационно-пропагандистских целях, к ней надо просто ограничить доступ, и все. Доступ к таким источникам должен быть открыт для исследователей по предъявлению соответствующего запроса, например, из ректората вуза. Это касается абсолютно всей литературы, включая Гитлера, Геббельса и других. Запрещать же надо прежде всего сами экстремистские организации, а не книги. Ведь ни для кого не является секретом, что в нашей стране действуют различные организации, которые по-настоящему представляют опасность для общества и государства. Поэтому, когда борются с библиотеками, не борясь с самими экстремистскими организациями, это напоминает стрельбу из пушки по воробьям\”. Поражают и прокурорские методы работы по изъятию из библиотек материалов, объявленных экстремистскими. По рассказам возмущенных библиотекарей, работники прокуратуры действуют часто в тандеме с сотрудниками других правоохранительных органов, которые под видом простых читателей просят выдать им ту или иную книгу, признанную экстремистской, и которую вообще никто раньше не заказывал. На основании этого и заводится дело \”о распространении материалов экстремистского характера\”. Затем об этом вопиющем факте гордо и пафосно сообщается общественности в прессе. Но результат таких действий получается обратный: спрос на эту литературу резко подскакивает. Таким образом, сама прокуратура подогревает интерес к экстремистской литературе и вообще к экстремизму. Бессмысленность подобных действий усугубляется тем, что в Интернете можно совершенно спокойно найти все то, что изъято и запрещено в библиотеках. Вопросы у экспертов вызывает и какой-то однобоко-избирательный принцип составления \”Федерального списка экстремистских материалов\”. Например, совершенно непонятно, почему в него не попали некоторые произведения В.И. Ульянова (Ленина), которые с точки зрения современного российского законодательства являются экстремистскими, призывающими к свержению законной власти вооруженным путем, разжигающими классовую и религиозную ненависть, а также оскорбляющие чувства верующих. А ведь эти экстремистские произведения Ленина есть в каждой школьной библиотеке… Вообще много нехороших ассоциаций возникает, когда правоохранительные органы начинают бороться с книгами и библиотеками, а не с самими экстремистами. Понятно, что гораздо проще сделать прокурорское замечание библиотекарям и школьным директорам, а не накачанным бритоголовым парням в камуфляже со свастикой. Но тогда это уже не борьба с экстремизмом, а имитация борьбы. Плохой это знак для общества. Настораживающий. \”История учит тому, что ничему не учит\” – мудрые слова. Бурный XX век наглядно показал, что бороться с какими-либо идеями запрещением книг невозможно: наблюдается обратный эффект. Поэтому странно видеть, как современные прокурорские методы борьбы с экстремизмом стали напоминать методы 30-х годов прошлого века, когда по политическим мотивам из библиотек не только изымались все упоминания о неугодных и репрессированных общественных деятелях СССР, но даже вырывались страницы из энциклопедий и закрашивались лица на опубликованных фотографиях. Будем надеяться, что до этого у нас нынче не дойдет… Сколько можно наступать на одни и те же грабли?

Фото Ольги Максимович

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Новости от партнёров
Реклама на сайте