Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

По всем законам жанра. Период психологической боязни компьютера закончился

Учительская газета, №49 от 7 декабря 2004. Читать номер
Автор:

Аббревиатура НФПК уже никого не пугает. Люди, близкие к образованию, знают, что это Национальный фонд подготовки кадров, который был организован для создания эффективной системы образования, подготовки и переподготовки кадров для экономики России. Менее просвещенным, НФПК известен своими деловыми контактами с Всемирным банком, который выдает России кредиты на проекты, связанные с модернизацией образования. В данный момент НФПК участвует в трех крупномасштабных проектах: «Инновационный проект развития образования» (ИПРО), «Реформа системы образования» (РСО) и «Информатизация системы образования» (ИСО). На осуществление первого проекта Всемирный банк выделил 68 миллиардов долларов США, на второй – 50 миллиардов, на третий – 100 миллиардов. Именно о самом дорогом проекте – «Информатизация системы образования» состоялся наш разговор с исполнительным директором Национального фонда подготовки кадров Еленой СОБОЛЕВОЙ (также см. «УГ», № 2 от 9 января 2002 года).

– Елена Николаевна, с чего началась работа НФПК в области информатизации системы образования?

– С нашей точки зрения, для того, чтобы сделать такой прорыв в сфере подготовки кадров по использованию ИКТ в системе образования, необходимо иметь целевой проект. То есть по всем законам жанра проектного инвестирования необходимо было осуществить достаточно мощную инвестицию в эту сферу деятельности. Для этого два года назад Министерство образования Российской Федерации обратилось во Всемирный банк с просьбой предоставить целевой кредит в размере 100 млн. долларов на финансирование проекта «Информатизация системы образования», который позволил бы комплексно решить задачу в первую очередь по подготовке кадров для системы общего среднего образования. Ранее проведенные исследования показали, что в системе высшего профессионального образования ситуация чуть легче. Эта сфера ближе связана с рынком, там значительно большее количество средств, поэтому худо или бедно, но университеты решают свои проблемы и готовят профессорско-преподавательский состав, в том числе на основе использования ИКТ. Мы лишний раз убедились, что целевой комплексный проект информатизации системы образования необходим для сферы общего и частично для начального профессионального образования. Что и было сделано. В качестве структуры, реализующей проект, на конкурсной основе был отобран Национальный фонд подготовки кадров.

На подготовку проекта у НФПК ушло почти два года. За это время были проведены исследования, опросы, конкурс среди регионов, желающих принять участие в проекте (на сегодняшний день базовых регионов, где «обкатывается» проект по ИКТ, семь: Республика Карелия, Ставропольский край, Хабаровский край, Красноярский край, Пермская область, Калужская область, Челябинская область ). 25 октября 2004 года состоялось заседание Правительства РФ, на котором Министерство образования и науки Российской Федерации получило финальное решение о том, что проект «Информатизация системы образования» поддержан. В скором времени состоится подписание Соглашения Российского Правительства и Всемирного банка о выделения соответствующего кредита. Реализация проекта начнется с января 2005 года. Но уже сейчас согласованы все документы, продуман каждый конкурс, есть необходимая техническая документация. То есть НФПК будет не просто раздавать деньги куда-то и кому-то. У него есть ясная цель, конкретные задачи и четкое понимание того, как их добиться.

– Итак, на что же направлен проект?

– Наша задача не заключается в том, чтобы купить технику, это уже сделано в рамках иных федеральных целевых программ. Мы должны создать условия, при которых педагог сможет не только научиться пользоваться компьютером, он должен уметь использовать современный электронный учебный ресурс в своей урочной деятельности. По большому счету глобальная цель проекта – подготовка кадров по использованию ИКТ в образовательном процессе, что в свою очередь должно привести к модернизации урока. Надо не просто помочь учителю, а создать условия, при которых неизбежно произойдет осовременивание процесса подготовки к уроку, его трансляции и в конечном итоге повышение качества образования учащихся. Но, как я уже сказала, это глобальная цель. А конкретных задач три. Первая – подготовить электронные учебные ресурсы. Не просто отцифровать то, что уже есть, а создать новое поколение учебников, адекватных требованиям сегодняшнего дня. Конечно, для того чтобы провести конкурсы среди российских разработчиков, а также закупить, если понадобится, в других странах то, что уже сделано до нас, затем создать на этой основе общероссийскую доступную электронную коллекцию учебных материалов, потребуется немалая сумма. Поэтому одна треть средств из 100 млн. долларов, которые мы получаем на первые 4 года реализации проекта, будет потрачена на формирование нового электронного учебного ресурса.

Вторая задача НФПК заключается в создании системы переподготовки учителей по использованию информационно-коммуникационных технологий в учебном процессе. На местах будут созданы команды тьютеров, которые могут работать в режиме обучения не только в семи пилотных регионах, но и еще в пятидесяти решениях, включенных в систему массовой переподготовки учителей. Отработана соответствующая методика обучения, продуманы условия конкурса по отбору структур, которые получат право провести переподготовку.

– Уже? Но ведь проект еще не начался?

– На стадии подготовки мы продумали каждый шаг реализации проекта. Причем если где-то произойдет задержка, то выйдем из графика, а значит, не достигнем целей в отведенные нам четыре года. Но так как НФПК имеет достаточный опыт реализации проектов, финансируемых за счет средств Всемирного банка, то, думаю, в этот раз отставаний, особых обязательств перед государственным бюджетом, связанных с тем, что мы задерживаемся, а значит, выплачиваем лишние проценты, не будет. За десять лет своего существования мы овладели технологиями проектной организации , адекватными международным стандартам. Главное, чтобы была готовность в регионах воспринять все то, что может дать проект. Насколько я понимаю ситуацию, готовность среди учителей есть. Период психологической боязни компьютера закончился. Педагоги поняли, что научиться нажимать кнопки не так сложно. Сейчас речь о другом: нужно внедрить новые технологии в систему самого учебного процесса. Нужно заново учиться методике организации поурочной деятельности, т.к. использование ИКТ позволяет подняться на другой уровень освоения содержания учебного материала. Это вообще далеко не технологический проект, он содержательный. Большую часть своих усилий мы потратим на обучение учителей. Школьники уже вторичны, потому как от хорошо подготовленного современного учителя они получат все необходимые знания. А пока у нас сложилась неравная ситуация: дети больше продвинуты в современных технологиях, чем учителя.

Но вернемся к проекту. Точнее, к его третьей и, как мне кажется, наиважнейшей задаче – попытке изменить систему методической поддержки учителей. В советские времена эту функцию выполняли институты повышения квалификации. Они и сейчас существуют, но в силу того, что к ИКТ они тоже не совсем приспособлены, сегодня им трудно выполнять эту функцию. Поэтому мы предлагаем создать на местах сеть межшкольных методических центров – ММЦ. Всего в семи пилотных регионах будет 231 межшкольный методический центр. Где-то – 54, например, Красноярском крае, где-то достаточно 16 (Республика Карелия). Все зависит от размера территории, количества школьников. Главное условие, чтобы у каждого учителя был реальный доступ к ММЦ. Чтобы педагог, закончив урок, мог прийти в методический центр, взять соответствующие диски, с помощью методистов, сопровождающих деятельность ММЦ, найти нужный материал. Таким образом, межшкольные методические центры могут располагаться либо на базе образовательных учреждений, либо на базе учреждений дополнительного профессионального образования, либо на базе институтов повышения квалификации. Это решение принимает сам регион. Он же сам планирует карту ММЦ, которую и представляет на экспертном совете НФПК. Если территория сумела защитить свою сеть ММЦ, дальше решаются сугубо технологические вопросы. Например, доступ к интернету. Каждый ММЦ должен не просто иметь интернет, это должны быть хорошие каналы, по которым можно «качать» информацию, необходимую для полноценного учебного процесса.

На эксперимент по ММЦ выделено около 35млн. долларов из федерального бюджета. С другой стороны, 50% к этой сумме добавляет сам регион. Он оплачивает интернет и впоследствии берет на себя обязательства по поддержанию сети межшкольных методических центров в рабочем порядке, обеспечивает устойчивость работы ММЦ после того, как закончатся проектные инвестиции. Это инвестиции в их классическом экономическом понимании: НФПК вкладывает средства на первом этапе проекта для того, чтобы создать прецедент, показать, как это работает, и заставить участников событий поверить в то, что это будет работать и дальше. Конечно, при условии поддержания этой сети в работоспособном состоянии. Если это будет необходимо, ММЦ могут сами зарабатывать на свое существование, например, во внеурочное время оказывать дополнительные услуги населению. Однако львиную долю своих усилий и времени они должны тратить на учителей.

За четыре года реализации проекта мы подготовим квалифицированные кадры – тьюторов, методистов, технических специалистов. Будут созданы различные модели функционирования сети ММЦ. Если у нас это получится и ситуация сложится благоприятно, то Министерству образования и науки Российской Федерации будут даны предложения по подтягиванию других регионов в орбиту этого продвинутого анклава. А из анклава это должно уже стать системой. Но это уже следующий этап. Не думаю, что для этого потребуется заем Всемирного банка. Скорее всего внутри России найдутся средства для решения таких проблем. Не вечно же российская система образования будет находиться в состоянии хронического недофинансирования. Когда-то должны наступить времена, когда и российский бизнес будет вкладывать свои деньги в развитие собственной системы образования. Но сначала нам нужно создать прецедент, отработать модель, довести ситуацию под ключ, и тогда станет ясно, куда дальше двигаться. Я думаю, что по дороге мы сделаем какие-то шаги. Это нормально для любого крупного проекта. Вопрос заключается в том, заложен ли в проекте механизм корректировки. У нас он есть. Миссии Всемирного банка, которые проводятся раз в полгода, будут по определенной системе индикаторов фиксировать положение дел в количественном и качественном измерениях. Так что по ходу всегда можно что-то подправить. Предпроектная стадия с точки зрения ее насыщения как российскими, так и зарубежными экспертами была проведена настолько представительно, что уже сейчас можно полагать, что мы заложили хорошую основу для будущей программы действий и будем иметь соответствующий эффект.

– Елена Николаевна, вам не кажется, что НФПК дублирует Федеральную целевую программу «Развитие единой образовательной информационной среды» (ФЦП РЕОИС), которая также занимается подготовкой кадров, разработкой электронных обучающих программ?

– Когда мы начинали проект, этот вопрос больше всего беспокоил и нас. И не только НФПК, но и Министерство образования в прошлом и нынешнем составах. Первый вопрос, который нам задал министр образования и науки Андрей Александрович Фурсенко, зачем все это, если есть РЕОИС? Я смею утверждать следующее. Во-первых, в нашей стране еще не найден формат использования бюджетных денег, аналогичный крупным международным проектам. Когда в ноябре приходят средства, а в декабре надо сдать отчет, ни о каком проекте речи идти не может. Это просто-напросто попытка каким-то образом поддержать профессиональное сообщество, что тоже надо делать, в условиях хронического недофинансирования образования. Но в такой ситуации проекта не получится. Комплексно решить задачу, достичь соответствующих ранее поставленных целей и получить результат в условиях короткого периода финансирования невозможно.

Во-вторых, РЕОИС решает другие задачи: в частности, оснащение компьютерной техникой, поддержкой научных исследований в области ИКТ. Целая группа экспертов работала над тем, чтобы у нас не получилось параллельного финансирования, чтобы мы опять не вкладывали деньги в одних и тех же и в одно и то же. Мало того, в состав наших экспертных комиссий входят представители министерства и Федерального агентства по образованию, которые отслеживают конкурсы, чтобы не было дублирования. При этом результаты конкурсов РЕОИСа мы используем в своей работе и наоборот. Это было принципиальным условием, которое поставило перед нами правительство. Наш проект должен дополнить РЕОИС и показать, что происходит, если в пилотных регионах задача внедрения ИКТ в систему общего и начального образования решена проектным способом и с соответствующим результатом.

– То есть эксперименты в семи округах уже идут?

– Да, предпроектная деятельность означает, что фактически подготовлены площадки под межшкольные методические центры: сделан ремонт, сформированы команды. Сейчас все ожидают момента, когда мы начнем финансировать проект. Надеюсь, что с 1 января нам удастся открыть счета. К сожалению, много времени уходит на соблюдение формальных процедур, но это уже зависит не от НФПК. Мы к этому уже привыкли и знаем, что, если кто-то надеется за два месяца решить проблему, в условиях российской бюрократии можно рассчитывать на год. В феврале 2004 года в Вашингтоне состоялся совет директоров, а к марту все уже было готово. Казалось бы, можно начинать проект, но случилась административная реформа, затем появился новый регламент правительства, и на составление проекта ушел год.

– При подготовке проекта «Информатизация системы образования» НФПК брал с кого-то пример?

– Мы изучали опыт Федерации Интернет Образования, которая создала в России колоссальный прецедент. Я видела, как работают центры ФИО в регионах. Это новая образовательная инфраструктура, которая ни с кем не конкурирует, никого не вытесняет, потому что аналогов просто нет. Я надеюсь, что ФИО примет участие в наших конкурсах. У нее есть все шансы представить программные обучения, которые могут быть быстро и эффективно реализованы в других регионах, а не только в семи пилотных. Но такие же шансы есть и у других продвинутых организаций. Например, у Академии повышения квалификации и переподготовки кадров работников образования, работающей на ниве образования уже не один десяток лет. Или программы «Обучения для будущего» компании Интел, а также других региональных структур, таких, как Пермский государственный университет, создавший специальный центр переподготовки учителей в области ИКТ. У нас открытый конкурс, преимущества в котором будут отданы тем, кто представит самые реалистичные и эффективные программы переподготовки кадров.

Не обошли мы стороной и международные аналоги. Например, изучали опыт внедрения ИКТ в образовательные системы Австралии, Великобритании, США и других стран.

– Елена Николаевна, через 4 года, когда проект закончится, все будет идти по накатанной – ММЦ будут работать самостоятельно, учителя будут получать знания непрерывным потоком, что станет с НФПК? Отпадет необходимость в его существовании?

– Думаю, не отпадет. НФПК был создан 10 лет назад с целью реализации крупномасштабных проектов, направленных на развитие системы образования. В этом плане, занимаясь реализацией проектов, финансируемых за счет займов Всемирного банка, мы накопили значительный опыт международной проектной деятельности, сформировали экспертное сообщество и профессиональные сети, освоили конкурсные процедуры. Так что, создав такой проектный потенциал, НФПК может не только осваивать кредиты международных финансовых организаций, но и участвовать в реализации федеральных целевых программ, а также предлагать российскому бизнесу вкладывать средства в социальные проекты.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту