Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

По результатам ЕГЭ можно оценивать только ученика, а не учителя или школу. Алексей МАЙОРОВ, заместитель председателя правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры по вопросам образования, науки и внешним связям

Учительская газета, №10 от 4 марта 2008. Читать номер
Автор:

– Алексей Николаевич, уже полтора года вы отвечаете за образование и науку в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре. Что изменилось с того момента, как вы стали заместителем председателя правительства по этим вопросам? – Самое важное – за это время проведены институциональные преобразования. Была создана Служба по контролю и надзору в сфере образования, таким образом, с управленческой точки зрения теперь правильно разведены функции по принятию решений и их реализации.

Мы создали Центр мониторинга и статистики образования, который подчиняется Службе по контролю и надзору в сфере образования, обеспечивает проведение контрольных процедур и выполняет научные работы в сфере оценки качества образования. Появился также важный институт, направленный на повышение качества профессионального образования, – Центр изучения рынка труда. Его задача – привести в соответствие качество и направления подготовки профессионального образования с требованиями регионального рынка труда. А еще, что, может быть, не совсем характерно для задач управления образованием в нашей стране, – обеспечить внедрение в образовательный процесс самых передовых технологий, ликвидировать разрыв между появлением новых технологий и введением их изучения в образовательный процесс.

И, наконец, третья составляющая – собственно институт развития образования, ориентированный на повышение квалификации. В эти структуры уже набраны кадры и сформированы направления деятельности на ближайшую перспективу.

Второе, что можно отнести к главным результатам, – это то, что четко сформирована образовательная политика. Если до этого были отдельные разработки по отдельным направлениям, то на сегодняшний день есть понимание того, какие изменения будут происходить в образовании округа на ближайшую перспективу.

– Одна из главных бед российской образовательной действительности – невыстроенность информационных каналов и обратной связи. Положим, в головах у региональных или федеральных начальников родилась гениальная идея, но реальные учителя, которым придется воплощать ее в жизнь, не очень хорошо об этой идее знают. Как в вашем регионе построена система информирования участников образовательного процесса о том, что задумывается и как должна развиваться система образования?

– По разному: в какой-то части достаточно удачно, в какой-то – пока плохо. Это действительно очень важный момент, на который мало обращается внимания. А информировать надо оперативно и о многом. Нашему округу есть чем гордиться в части распространения опыта, в том числе и опыта реализации национального проекта, не только в округе, но и в России в целом. По многим направлениям у нас накоплен уникальный опыт. У нас созданы эффективные формы повышения квалификации педагогов – специальные тренинги и мастер-классы лучших учителей, которые мы проводим для учителей самых удаленных территорий с использованием «образовательного теплохода». В этом году запущен проект «Школа – школе», когда победитель в рамках нацпроекта со школой, которая еще не заявлялась на конкурс, придумывают и выполняют совместные разработки. Ну и, конечно, традиционные методы, которые хорошо себя зарекомендовали и срабатывают: трансляция получившего признание опыта, когда учителя читают курсы для своих коллег, мастер-классы, панельные дискуссии и т.д. Отлично работает и система грантовой поддержки от президента, губернатора и муниципальных образований.

Если говорить об обратной связи на понимание изменений, которые происходят в системе образования, то это наиболее слабое место, здесь возникает проблема, актуальная не только для нашего региона. Надо выстраивать эффективные каналы прохождения информации с федерального уровня до уровня каждой школы и обратно.

– А интернет может помочь налаживанию такой обратной связи, ведь к Сети подключены все школы страны?

– Конечно, может. Для современной школы вообще очень важно иметь доступ к информации, грамотно управлять содержанием. Мы, например, закупили и сейчас активно внедряем в школы информационную статистическую систему. Каждый директор школы получил компьютер с автоматизированным рабочим местом, куда входит эта система. На сегодняшний день она трехуровневая. На уровне школы забиваются данные по количеству учащихся, они объединяются на уровне муниципалитета и дальше – на уровне округа. Эта система помогает нам решать две задачи. Во-первых, мы получаем своевременные и объективные данные для целей экономики и планирования. Они ведь основаны на количестве учеников, которое может меняться, а значит, требуют постоянного оперативного обновления. Во-вторых, это всеобуч. Мы должны знать траекторию движения каждого ребенка с момента поступления в школу до выхода из нее. Нам надо знать не только куда ушел или перешел ребенок, но и причины отсева или выбытия ребенка из образовательного учреждения. Поэтому фирме-разработчику системы пришлось дорабатывать форму для заполнения, чтобы можно было учесть эти моменты. Теперь мы можем анализировать ситуацию – ребенок переехал в другой регион, продолжил обучение в кадетском корпусе или в другой школе, не соответствовал требованиям, не успевал по ключевым предметам. Хотелось бы, чтобы такая система была создана на уровне Федерации, чтобы мы стали частью общей базы данных. Это эффективная и полезная унификация.

– Чтобы принимать грамотные решения, действительно нужна достоверная статистика. Но, к сожалению, с 91-го года позиций, по которым она собирается, стало значительно меньше. Нет цифр, невозможно понять тенденции, выстроить образовательную политику. Вам хватает имеющихся данных?

– Мне кажется, что статистики, которая собирается, вполне достаточно. Другое дело – нужно грамотно работать с теми цифрами, которые есть. Важно, чтобы их можно было сравнивать. Например, самая простая цифра – сколько учителей работает в школах – очень относительна. Ведь как ее считают? С совместителями или без них? С работающими на полставки или на полную ставку? А сколько студентов учится в вузах? Как мы считаем заочников, тех, кто учится на краткосрочных курсах и филиалах? В детских дошкольных учреждениях статистика учитывает краткосрочные группы пребывания детей. Но сейчас открыто достаточно большое количество таких групп при общеобразовательных учреждениях, а они в статистику не попадают. Но они вообще нигде не учитываются, будто их нет. А очередь в детский сад? У нас ребенок имеет право стоять в нескольких очередях. И когда его несколько раз «складывают», получается неверная цифра и неимоверно длинная очередь. Все это должно быть уложено в единую систему, ее надо совершенствовать. Здесь чрезвычайно сложная задача: с одной стороны, нужно обеспечить стабильность и сопоставимость данных, а с другой – гибкость и оперативность, которая бы обеспечила учет ситуации развития.

На федеральном уровне реализуются несколько проектов в этом направлении, в которых округ активно участвует, – это создание рейтингов регионов и использование показателей индикаторов для целей управления. Это очень перспективные работы, хотелось бы пожелать, чтобы мы скорее оказались в ситуации использования этих систем.

– Югра была первым и, по-моему, единственным регионом в России, который принял свой закон об общественно-государственной системе управления. Он работает?

– Этот закон работает пока частично. Потому что реально он может работать только в случае, если у этих общественных структур, которые встраиваются в государственное управление, будут реальные полномочия. Пока их недостаточно. И все-таки есть школы, где закон действует. Многое ведь зависит от личности директора школы или руководителя муниципального органа управления образованием. Интересно, что закон пока лучше работает в сельской местности, в маленьких школах, в чем мы сначала сомневались. А вообще прошел всего год. Это не очень много. Ведь советы надо создать, провести информационную работу, ввести изменения в уставы образовательных учреждений. Надеюсь, что в рамках новой системы оплаты труда, которая сейчас вводится, управляющие советы получат реальные функции и полномочия по распределению денежного фонда. Я уверен, что мы должны идти по пути повышения финансовой самостоятельности директора, и тогда общественно-государственные структуры заработают в полную силу.

– А что вы поставили во главу новой системы оплаты труда?

– Мы ее рассматриваем как промежуточную, хотя и называется она новой. Пока она решает задачу некоторой связи между результатами труда и зарплатой. Но проблема урокодательства остается, в основе все равно часы за проведенные педагогом уроки. Надеюсь, что через два-три года мы перейдем на штатно-окладную систему оплаты труда, когда есть нормативно закрепленная норма рабочего времени учителя – 36 часов в неделю, и именно это время учитель работает. Мы провели специальную работу – нормировали разные виды труда учителя. Важно, что вся учительская деятельность будет включена в оплачиваемую часть. Почему на сегодняшний день плохо занимаются с отстающими или неохотно ездят на экскурсии? Потому что за это не платят, как и за подготовку к урокам. Это неправильно. И мы изменим ситуацию. В школе на порядок возрастет роль завуча, который будет реально управлять временем учителя, планировать его нагрузку. В настоящее время мы находимся на этапе окончания научных, методических и нормативных проработок, затем предстоит этап апробации этой системы, и только после этого можно будет вести речь о введении.

– Но ведь сегодня говорят, что платить надо не за количество часов, а за качество работы. Как вы его собираетесь определять? ЕГЭ ведь только один из индикаторов.

– ЕГЭ вообще имеет очень опосредованное отношение к качеству работы учителя. В образовании слишком отсроченные результаты качества работы педагога. И вообще, в определении качества всегда есть большая доля субъективности. Мы решили, что оценивать работу школы или учителя как раз может орган общественно-государственного управления. Мы разработали примерный перечень критериев, на этой основе каждая школа делает свой.

А ЕГЭ – это оценка ребенка. И других объективных способов его оценки у нас сейчас нет. Но и ЕГЭ как индикатор может стать условным. Есть такой закон: чем индикатор более социально значим, тем больше он смещается. Вспомните, когда индикатором была золотая медаль, их количество стало расти. Так что не надо «навешивать» на ЕГЭ ни оценку системы образования, ни оценку учителя, ни оценку образовательных учреждений. Для этого должны быть свои, специализированные инструменты. ЕГЭ для этого не предназначен. Конечно, очень хочется, чтобы начала работу общероссийская система оценки качества образования, разговоры о которой идут давно, реальная реализация затягивается, а потребность при этом в объективном инструменте оценивания учителя, школы, муниципалитета огромна. А на региональном уровне создаются такие системы, но их ценность весьма сомнительна, поскольку они не дают сравнительной оценки.

– Вашему округу реструктуризация сети не грозит…

– Не совсем так, она частично происходит. Конечно, в гораздо меньших объемах, чем в европейской части, но у нас есть школы, расстояние между которыми 8-10 километров. В этом случае, как и в других регионах, используем школьный автобус. Сейчас мы больше озабочены реструктуризацией городских сетей, эффективностью использования аудиторного фонда. Классический пример: школа построена на 1200 учеников, по СанПиНовским требованиям там стало 800. После этого в ней учатся 500, но в две смены. Страна сегодня сориентирована на подушевое финансирование, но проблема эффективности использования зданий пока не стоит, а ее надо ставить.

– А мужчин у вас в школах много?

– Мужчин больше стало в школе в середине 90-х, когда в армии шло сокращение, но, увы, остались они ненадолго. Хотя кадров у нас достаточно, другое дело, что пенсионеров – до 28 процентов. И приток молодых обеспечить непросто. Срабатывает закон: чем выше зарплата в школе, тем больше пенсионеров в ней остается работать. Людям просто экономически невыгодно уходить на пенсию, они слишком много теряют и всеми способами пытаются остаться.

– Какой же выход?

– Только в улучшении и совершенствовании пенсионного обеспечения. Человек должен получать хотя бы половину своей зарплаты. Тогда уровень жизни упадет не так ощутимо, как это происходит сегодня.

– Как вы считаете, что будет с профильной школой?

– Ее беда – все те же СанПиНовские нормы, именно они на сегодняшний день – главный тормоз развития профильного обучения в стране. Ограничение количества учеников в 1000 человек не дает возможности полноценно организовать в рамках одной школы профильное обучение. Для этого только в старшей школе должно быть 800-1200 учеников. Это достаточное количество детей, чтобы параллельно организовать занятия по уровням и профилям. Кроме того, школа должна быть не только профильной, но и специализированной. Оптимально должна быть школа физико-математическая, историко-гуманитарная, филологическая, военно-спортивная. В этом случае не надо покупать для всех одинаковое оборудование, тиры и кабинеты. Но эта идея красива только теоретически. Даже в крупных городах реализовать такую систему, включая обеспечение квалифицированными кадрами, сложно. А потому полноценное профильное обучение не реализуется. Гораздо проще сделать нормальную большую школу. Мы, например, строим много, качественно и хорошо оснащаем образовательное учреждение. Кроме этого, нужно унифицировать возможные профили, с тем чтобы покрыть все возможное поле направлений подготовки, обеспечить их системой элективных курсов не по принципу «слепила из того, что было», как зачастую это делается сейчас, а на основе внятной, содержательной стратегии.

– Алексей Николаевич, по-моему, в Ханты-Мансийском автономном округе самая большая плотность экспертов из Всемирного банка и НФПК на душу образовательного населения. Вы что, сами не знаете, по каким направлениям развиваться и что делать?

– Это не совсем так. Сотрудничество с Всемирным банком у нас началось только в этом году с подписания соглашения между губернатором и представителем банка. Развиваться оно будет по пяти направлениям, и образование – одно из них. В текущем году будет сделан обзор системы образования по всем уровням. Важно, что это будет взгляд с точки зрения мирового опыта. В округе запущен также проект по строительству детских дошкольных учреждений, за три года мы построим 126 зданий. Воплощать этот проект с точки зрения нового содержания дошкольного образования мы будем совместно со специалистами Всемирного банка. У них есть опыт реализации аналогичных проектов в разных странах мира. Наша сегодняшняя система не совсем отвечает требованиям времени, она не такая гибкая, как должна быть. А это важно не только с точки зрения содержания образования, но и для развития детей и удовлетворения запросов родителей.

Ольга МАКСИМОВИЧ, Петр ПОЛОЖЕВЕЦ


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту