Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

По альпийскому следу Суворова

Учительская газета, №4 от 3 февраля 2004. Читать номер
Автор:

Ольга Калашникова вошла в художественный мир лиричными портретами, пейзажами и натюрмортами, наполненными одухотворенностью и нежностью. Поэтому цикл ее работ «Православные в Альпах», посвященный 200-летию швейцарского похода А.В. Суворова, для многих стал неожиданным. Заметим, что московская художница была единственным русским живописцем, оказавшимся в Швейцарии во время подготовки и празднования этого юбилея.

– Поездки в Швейцарию, – рассказывает Ольга Викторовна, – помогли мне прикоснуться к истории, истокам подвига русских воинов, лучше понять не только швейцарский народ, но и нас, наш характер.

Весьма поучительна творческая эволюция самой художницы, путь которой к искусству был долгим и извилистым. Известный сегодня художник-реалист, Ольга Калашникова по первому образованию… математик. Она блестяще окончила Московский авиационный институт по отделению прикладной математики. Помимо основной учебы усиленно занималась в изостудии. После института пришла в НИИ, разрабатывала алгоритмы для крылатых ракет, но живопись не оставила. Она уже захватила ее основательно.

Ольга поступила на художественно-графическое отделение педагогического института. Затем несколько лет преподавала в Московском художественном училище памяти 1905 года. Группа, которую вместе с нею вели известный живописец Михаил Кугач и скульптор и писатель Павел Чусовитин, была самой сильной в училище. Но привлекала ее не только и не столько преподавательская деятельность, сколько сама живопись, желание писать («Без запаха масла не представляю себе жизнь»).

Многолетний напряженный труд сформировал в ней профессионального живописца. Калашникова стала членом Союза художников. Желание установить прямую связь между художником и зрителем заставило ее задуматься об изобразительных средствах, о том, что – в широком понимании – делает искусство изобразительным. Оно (искусство), убеждена художница, должно изображать, а не обозначать что-то намеками или ребусами.

– Меня волнует проблема ответственности художника, – признается Ольга. – Изображенное им с той или иной степенью точности начинает жить и воздействовать на зрителя. Если художник деформирует красоту Богом созданного мира (пусть это будет гротеск, метафора, назовите, как угодно), он вольно или невольно насаждает уродливое в жизнь. Поэтому я стремлюсь выбирать такие мотивы и сюжеты, в которых было бы больше красоты. Сейчас все хотят писать по-новому. А мне хочется работать так, как старые художники. Мне это близко, я училась у них видеть, чувствовать, писать. Они – моя школа.

Ольга пережила периоды увлеченности творчеством Левитана, Архипова, Нестерова, Поленова, Корина… Самый же любимый ее художник и поныне – баталист Василий Верещагин. Она считает его непревзойденным художником: «У него практически все работы гениальные, все с нервом, и при этом сердечные, объективные и мудрые. А его преданность делу, профессиональные качества – уникальны».

Закономерным итогом поисков художницы стало ее обращение к реалистической живописи. Традиции русской реалистической школы она стремится привить и своему 14-летнему сыну Егору, который учится в Московской средней художественной школе при художественном институте имени В.И.Сурикова.

– Для меня главное – научить его мыслить, иметь цельный взгляд на проблему и уметь находить решение. Конечно, многое приходит с опытом. Но важно, чтобы взросление было связано с проявлением ответственности. За каждый мазок, за результат.

Сама Ольга Калашникова работает как одержимая: «Писать мне все интересно. Хочется ухватить и стихию природы, и запечатлеть человеческие переживания». На полотнах художницы – городские виды и заповедные уголки природы, величественные монастыри и лица современников. А еще – море цветов: ландыши, анютины глазки, пионы, сирень, незабудки. Она пишет так, чтобы каждый мазок, цвет были поэтичными. Поэтичны и названия ее картин: «Как тих прозрачный вечер», «Златотканые дни осени», «Сиреневое утро в Переславле».

Строкой из Тютчева Ольга назвала свою программную картину: «И то, что длилося веками, не истощилось». Именно этими мыслями и чувствами она щедро делится с посетителями выставок – московских, республиканских и международных. Ее работы представлены не только в частных коллекциях России, но и в Австрии, Англии, Израиля, Китая, Франции, ФРГ, Швейцарии, Японии и других стран.

Поворот к новой теме в творчестве художницы произошел в 1997 г., когда общественный Суворовский комитет (общественный – значит, без денег) предложил московским художникам поработать в Швейцарии. Вначале их было двое, потом Ольга осталась одна. Сейчас она сама удивляется, как ей хватило смелости и сил, без спонсорской поддержки, с одним лишь этюдником и холстами отправиться в путь, совершить свое восхождение.

Не будучи баталистом, Ольга Калашникова решила просто, точно и честно показать Швейцарию и русских людей в ней, тропы, мосты и селения, по которым проходили суворовские чудо-богатыри, места, где нашли последнее прибежище павшие в боях. И постараться передать средствами живописи то, что чувствовали там люди с равнинным восприятием природы.

– Я увлеклась темой памяти подвига русских воинов в Швейцарии, – рассказывает Ольга Викторовна, – и пыталась с документальной точностью передать обстоятельства, сопровождавшие русскую армию. Дружба с военно-исторической группой москвичей, приезжавших в Швейцарию в мундирах гренадеров и егерей, со знаменами, ружьями, под барабанный бой появлявшихся на улицах Андерматта и салютовавших на перевале Сен-Готард, помогла мне восстановить не только облик наших воинов, но и дух.

Конечно, первых туристических впечатлений для искусства мало. Чтобы понять, почувствовать, надо вглядеться, вжиться. Судьба дала художнице такую возможность. Она жила и работала в маленьких городках и деревушках. Зачастую Ольга Калашникова была там первым русским человеком, с которым общались и которого внимательно разглядывали швейцарцы, из-за фамилии считая ее родственницей конструктора знаменитого автомата. Ольге позировали священник и железнодорожный рабочий, виноградарь и скульптор, инженер и пастух, директор музея. Она познакомилась со многими людьми, которые чтят не только своих предков, но и память о великом русском полководце Суворове. И пришло то видение, к которому стремилась.

– Меня не оставляло ощущение, что на многое смотрю глазами русских солдат, совершивших свое восхождение, обессмертив себя и своего полководца, – говорит художница. – Мне хотелось постичь их дух, приблизиться к уходящей от нас и нашего бытия теме, оживить человеческую память. И в то же время рассказать о настоящем.

Похоже, ей это удалось. Как отмечал заслуженный работник культуры России, кандидат искусствоведения Юрий Дюженко, ее горные ландшафты и ее портреты своею значимостью дают почувствовать присутствие героического духа наших предков. Живописные работы Ольги Калашниковой, сделанные с натуры, представлены в альбоме-монографии генерал-майора Владимира Золотарева «Генералиссимус А.В.Суворов: вершины славы». В швейцарских кантонах, где проходила армия Суворова, состоялись выставки Калашниковой «Русская традиция». С успехом прошла ее персональная выставка в Москве. Кроме того, Ольга Калашникова сняла документальный фильм о праздновании суворовского юбилея. По ее мнению, нельзя допускать, чтобы легендарного полководца вспоминали только в связи с круглой датой.

К слову, время, между тем, быстротечно: в этом году исполнится 205 лет перехода русской армии под командованием Суворова через Альпы.

Ольга Калашникова привезла из Швейцарии домой массу этюдов, по ее признанию, в надежде на счастливое продолжение этой темы в ее творческой судьбе.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту