Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Планы на будущее грандиозны – писать, пока жив. Александр БУШКОВ

Учительская газета, №34 от 19 августа 2008. Читать номер
Автор:

В беседе он нетороплив, как настоящий сибиряк. Причем видно, что этот образ мужичка из сибирской глубинки ему нравится. Впрочем, так и должно быть, ведь один из самых известных российских писателей Александр Александрович Бушков родился в Минусинске Красноярского края. Будучи человеком энциклопедических знаний, он не получил высшего образования и сменил много профессий – до начала писательской карьеры работал почтальоном по доставке телеграмм, грузчиком, страховым агентом, рабочим геофизической экспедиции, сотрудником в газете Хакасского обкома партии и завлитом в Хакасском драмтеатре. В 1981 году в журнале «Литературная учеба» была опубликована первая повесть Бушкова, а в 1986 году в красноярском областном издательстве – первая книга. Сейчас книги писателя изданы суммарным тиражом более 6 миллионов экземпляров. Его произведения определяют лицо современного авантюрно-приключенческого романа. Известность пришла к писателю в середине 1990-х после выхода дилогии про Станислава Сварога – «Рыцарь из ниоткуда», «Летающие острова», – хотя писать он начал еще в конце 1970-х годов. Новый виток популярности принесли автору детективные произведения, вышедшие во второй половине девяностых.

– Александр Александрович, некоторые авторы как бы застревают в одном жанре: пишут либо одни детективы, либо одну фантастику. Вы человек разноплановый, помимо фантастики пишете и детективы, и философские вещи. Это для вас естественный процесс?

– Это сибирский секрет. Хотя, серьезно говоря, если бы я написал шестьдесят детективов, а кстати сказать, новый роман «Антиквар» – юбилейный, шестидесятый, шестьдесят исторических романов, шестьдесят философских эссе, я бы, наверное, исписался. Но эти другие жанры и есть запасные аэродромы. Когда я чувствую, что становится скучно, тяжело, то начинаю перескакивать с одного на другое, с третьего на тридцать третье, таким образом даю себе отдых и не увязаю в одном жанре.

– Где ловите музу? Как создаете произведения?

– Честно? Сижу и пашу. Для меня это просто работа. Если это историческое произведение, то подготовка, изучение материалов, может занять два-три месяца. Причем мистическим можно назвать то, что, как правило, необходимые справки, нужные источники словно поджидают тебя в букинистических магазинах. Бери и накапливай. Роман пишется за две-три недели, вся накопленная информация складывается, как мозаика.

– Вы пишете много исторических произведений, читаете, изучаете много исторической литературы. Есть ли у вас прогнозы относительно развития нашей страны? Не секрет, что многие пророчат России «окитаивание», «окавказивание».

– Думаю, что китайцы не успеют нас ассимилировать. Вы думаете, что там все благополучно? Я был в Китае. Да, 25 процентов живут в небоскребах и считаются обеспеченной частью населения. Но 75 процентов ютятся в трущобах, живут в нищете, и, когда они поймут, что им никогда не жить так, как эти 25 процентов, начнутся проблемы. Может быть, это начнется на нашей памяти. У нашей страны есть шанс на развитие, если молодежь, взрослые люди перестанут пить, начнут работать.

– Во многих интервью вы достаточно нелестно отзываетесь о современной интеллигенции.

– Это понятие сегодня формальное. Под интеллигенцией понимается «образованщина», то есть люди, которые что-то окончили, где-то чего-то нахватались, но при этом не способны ни заработать денег, ни содержать семью, зато с маниакальным упрямством пытаются решать все мировые проблемы. Есть выражение одного мыслителя, не помню его имя: российская интеллигенция – это псевдоним для определенного типа личности, и я с этим абсолютно согласен.

– Вы один из самых издаваемых писателей, но, как замечено, автомобиль «Феррари» не имеете и по заграничным курортам не разъезжаете. Куда тратите гонорары?

– «Феррари» на красноярских дорогах – это песня! А по заграницам ездить… Что там можно увидеть? Возьмите XVIII век. Едет, допустим, граф Вяземский в Баден-Баден, и кого он там видит? Князя Кочубея и прочих. Наступает XIX век, и туризмом начинают заниматься совсем другие люди. Они едут, допустим, в Италию, вынимают банку с краской и малюют: «Здесь был Франц». Исторически доказано, что родоначальником подобных надписей был один австрийский чиновник, носивший это имя. Куда бы он ни приехал, он везде самоутверждался таким способом. В XXI веке у нас красноярцы со слезами на глазах рассказывают: приезжают они в маленький тишайший английский городок, заселяются в номер, только открывают виски и наливают стаканчик, как вдруг за окном, где ходят чинные англичане, слышится невыразимо родная речь. В общем, куда не едь, наши везде! А насчет вкладывания денег, то я четыре года строил дом под Красноярском и вкладывал туда все что можно. Это дорогое удовольствие. Но оно того стоит. Чтобы встать утром, потянуться, почесать живот, свистнуть собак и воскликнуть: «Жизнь удалась!» За окнами – Енисей, за Енисеем – сопки с лесом. Красота-а!

– Ваш роман «Охота на пиранью» был экранизирован. Понравилась ли вам экранизация? Принимали ли вы участие в работе над ней?

– Насчет понравилось промолчу. Насчет участия отвечу словами Маргарет Митчелл, которая когда-то сказала Голливуду: я продала вам право экранизации на роман «Унесенные ветром», а дальше – ваша работа. На мой взгляд, режиссер вообще не читал роман, он снял фильм по сценарию, который сделал тот, кто роман читал. Режиссер прочел роман после выхода фильма и сказал: «Нда-а, буду знать».

– Сегодня, по статистике, 30 процентов россиян вообще не читают книг. Как вы думаете, эта печальная тенденция будет иметь продолжение?

– Я настроен не пессимистично. Читают. И молодежь в том числе. Три раза в неделю я обязательно захожу в книжный магазин, и не было еще ни одного дня, чтобы в нем не толпился народ. Особенный ажиотаж начинается после выхода на экраны мультфильмов или экранизаций романов. Когда появился «Алеша Попович и Тугарин Змей», дети начали спрашивать русские народные сказки. После выхода на экраны «Идиота» я собственными ушами слышал, как один молодой человек спрашивал у продавщицы: «А Идиот-2» есть?» Главное не в том, что он не знает Достоевского, а в том, что он заинтересовался и жаждет продолжения.

– И все-таки «Гарри Поттера» дети спрашивают чаще, чем русские народные сказки.

– Ничего страшного в этом нет. Книгу можно разрекламировать, популяризировать и заставить купить. Но только первый экземпляр. Если она не нравится, ничто не заставит человека купить ее второй раз. А «Гарри Поттера» читают, и неоднократно. Значит, что-то в нем есть. Но я согласен с тем, что в детской литературе сейчас кризис. Нет авторов, подобных Носову, Успенскому. Та же Астрид Линдгрен была всего одна. Ее не стало, и образовалась пустота. Очень много зависит от отдельной личности в детской литературе. И никто не знает, почему.

– Александр Александрович, вы часто обращаетесь к исторической литературе, к историческим примерам, сейчас работаете над историей Англии. Что можно почерпнуть из этого для России и что не нужно калькировать?

– Если бы я доподлинно знал ответы на эти вопросы, я бы, наверное, давно руководил страной. Если серьезно, то надо не повторять чужих ошибок, а для этого надо внимательно их изучать. Чтобы, к примеру, не строить капитализм, который в США существовал в 1890 году.

– Ваши планы на будущее?

– Планы на будущее неизменны и грандиозны – писать, пока жив…

Санкт-Петербург

Александр БУШКОВ


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту