search
Топ 10

Письмо номера

Полон мешок не муки, а мук

Каждый день начинаю с горестных вопросов. Как прокормить семью, если зарплату не дают с июня? Как выжить? Просыпаться, ох, как не хочется.

Иду в школу. Обьясняю ребятам теоремы, говорю о тригонометрических функциях, строю графики и лишь на 45 минут забываю о своих горестях. Передо мной стоит задача научить этих ребят, обьяснить им доходчиво, доступно материал. Мое сердце немного отогревается. На уроке все получается. Но вот звенит звонок. И опять настигают вопросы: “Где взять денег, ведь скоро приедет на каникулы дочь-студентка? Чем платить за квартиру и свет? Откуда ждать помощи?”

После уроков иду в городской отдел образования. Слезно прошу выдать мне деньги, заработанные за летние месяцы. Все мои просьбы остаются без ответа. Иду назад домой и, глотая слезы, утешаю себя. Хорошо, что есть в запасе мешок муки, купила, когда были деньги. Хорошо, что уродилась картошка. Хорошо, что… А что хорошего-то?

Засыпаю поздно ночью с теми же мыслями. Как изловчиться и дать образование дочери? Как утешить старость матери? Как встретить новый день без страха? Засыпать тяжело, а просыпаться невыносимо.

Ольга КУЧМЕНЕВА

Сердобск,

Пензенская область

Отклик

Ношу, что хочу

Хорошо, что “Учительская газета” обратилась к проблеме школьной одежды. Я хочу остановиться на таком аспекте. В 36-м номере Мария Штейнман в заметке “Заслуженные”, “домашние”, “стильные”…” осуждает учителей, одетых однообразно. Я с ней не согласен. Урок – это не подиум Дома моделей. Работая директором сельской школы, я не однажды видел, как молодые учительницы приходили на урок в экстравагантной одежде, шокируя окружающих. Мои деликатные намеки не только не принимались, но даже вызывали агрессию. Мол, старомодный директор школы покушается на права молодых специалистов.

К сожалению, в настоящее время проблема не потеряла своей актуальности. Насколько мне известно, в уставах школ вопрос о форме даже не упоминается. Это странно. Мы видим людей, одетых одинаково, в магазинах, столовых, больницах, судах, различных фирмах. Это считается нормой и никого не удивляет. Попытки ввести хоть какой-то порядок в одежду учителя вызывают раздражение и непонимание. Почему же учителя претендуют на свою исключительность?

По-человечески можно понять женщин, стремящихся выглядеть нарядно. Однако педагог – это человек, находящийся на государственной службе. Свою зарплату он получает за то, что дает детям знания. Сам процесс усвоения знаний, по утверждению психологов, зависит от степени концентрации внимания ученика. Все методы педагогов-новаторов направлены на одно – привлечь внимание к предмету и сохранить это внимание длительное время. А необычная, экстравагантная одежда педагога вынуждает ученика не столько слушать материал и мыслить, сколько рассматривать яркий наряд. Если нет внимания – нет и усвоения знаний. Вот и получается, что таким, на первый взгляд, пустяком, как одежда, учитель может свести на нет все свои передовые методические приемы.

Из газет известно, что элитарные лицеи уже шьют форму своим воспитанникам. До революции в России все гимназисты, студенты и преподаватели университетов ходили на занятия в форме. Мы сейчас часто обращаемся к опыту дореволюционной школы. Я считаю, что проблема формы ученика и учителя – это тот вопрос, над которым стоит хорошо подумать. Настала пора вернуть форму в школу.

Александр РУДАКОВ, директор средней школы

Рассказово,

Тамбовская область

В лаптях и без формы

Задела меня за живое заметка о школьной форме. Интересную тему подняли читатели “Учительской газеты” (см. NN 38 и 40).

Я учился давно. В начальную школу ходил пешком за несколько километров. Было в семье одиннадцать детей, пятеро – школьников. Отец не имел возможности купить нам всем форменную одежду. В колхозе он работал тогда за трудодни. Лапти плел сам. Носили мы их и зимой, и летом. Я тогда завидовал пацанам, которые приходили в школу в форме. Они казались мне особенно нарядными.

Потом я закончил училище, вуз. 18 лет работал учителем, сейчас я директор большой сельской школы. Но мое отношение к форме не изменилось. Я считаю, что школьная форма очень нужна и мальчишкам, и девчонкам. Отмена ее привела к тому, что ученики одеты неряшливо, безвкусно. Мне не нравится, когда девочки интересуются нарядами, сидя на уроках, разглядывают украшения друг у друга. В школе надо учиться. Школа – это образовательное учреждение. Сюда приходят за знаниями. Нельзя превращать школу в демонстрационный зал модной одежды. Конечно, я не ратую за то, чтобы все девочки носили коричневые платья. Есть много различных фасонов, можно подобрать и цвет, и ткань. Думаю, мы в школе скоро вернемся к форме.

Н.ТАРАСОВ, директор Воскресенской средней школы, отличник народного образования

село Воскресенское,

Половинский район,

Курганская область

Воспоминание о лете

Замечательный арбуз

Три недели путешествовали московские ребята по Краснодарскому краю. Прошли с рюкзаками за спиной много километров. Накупались вдоволь в море. Возвращались усталые к поезду. Чем порадовать туристов? Увидели арбузы. Ими торговали муж с женой. Улыбчивые, подвижные, подтянутые и по-особому приветливые. С нами поздоровались, словно давно знакомы. Разговорились, оказалось, оба учителя. Жена в начальной школе преподает, а муж ведет труд и физкультуру. Пока на каникулах подрабатывают, свой урожай продают.

Женщина вздохнула: “Сейчас бы, в конце августа, надо к школе готовиться, а мы торгуем. Жить-то надо, дом достраиваем, дочь учится в институте. Без денег не оставишь”. Переглянулись между собой, видно, говорить о наболевшем не хочется. А мои юные туристы уже разделались с арбузом. Хозяин показывает, куда корки убрать. Хозяйка полотенце подает. Все у них так складно, хорошо. Может, потому что учителя, я ощутил, да и мои дети почувствовали особую доброту и надежность этой семьи. Подумал: хорошо, что встретились, познакомились. Такого вкусного арбуза, какой нам дали супруги Макаровы, мы никогда не ели. Вот какие встречи бывают!

Юрий САМОХИН, учитель географии школы N 156

Москва

А у нас! А у вас?

Гудок теплохода зовет на урок

Школа “Надежда” – уникальное учебное заведение. Дело не в том, что она создана для одаренных детей и работает только летом. “Надежда” – школа-путешественница. Она плавает на… теплоходе.

Доказано уже, что путешествия удивительно облагораживают душу. А что если путешествия да совместить c учебой? Директор школы Александр Павлович Уваровский, вдохновитель и создатель уникального учебного заведения, убежден, что такое сочетание способно творить чудеса. Полнее и ярче раскрываются все таланты.

Как и в любой школе, у “Надежды” есть свой герб, гимн и четкое расписание занятий. Правда, наряду с математикой, географией, биологией стоят в расписании такие предметы, как логика, психология, экология и даже русская песня. Много ли можно успеть за три с половиной недели? Именно столько в этом году длилось путешествие на теплоходе “Алдан” от Ростова-на-Дону до Астрахани, Москвы и обратно. Очень много. И выбирать есть из чего. Десятиклассница Наташа Фомина из 14-й ростовской школы очень сожалела, что не смогла изучить больше предметов, не хватило времени. Экскурсии, занятия на факультативах, знакомство с новыми городами – дни летят стремительно. Наташа восхищается: “Такого лета у меня еще не было”. С ней согласна Анна Быч из 45-й школы. “Для меня, – говорит она, – это путешествие дало редкую возможность получить новые знания по экологии, а еще заняться живописью, шитьем”.

Школа “Надежда” путешествует второй год. В прошлом году ростовские школьники вместе с американскими детьми прошли по маршруту Москва-Санкт-Петербург-Ростов-на-Дону. Впечатлений было много. Каждый вечер в музыкальном салоне звучали песни на двух, а то и трех языках. Появились за два года в школе свои традиционные мероприятия. Обязательно проводятся интеллектуальные викторины, музыкальные вечера, юморины, чествование именинников с вкусными пирогами. А еще были интересные экскурсии.

Звучали, не смолкая, на теплоходе шутки, веселье и смех. 150 воспитанников и 40 взрослых наставников стали одной дружной семьей.

Елена ЮНДИНА,

преподаватель французского языка школы N 45

Ростов-на-Дону

Звонок по письму

Односторонняя связь

Ирина Анатольевна Кулакова находится на пенсии, но продолжает работать в школе N 2 города Крестцы Новгородской области. Ее общий трудовой стаж – более сорока лет. Начала трудиться с четырнадцати лет, воспитанница детского дома могла надеяться только на себя. Пришлось поработать и на стройке, затем закончила педагогический институт и стала преподавать черчение и рисование в школе. Теперь педагогический стаж Ирины Анатольевны – более двадцати лет. В школе, где сейчас она ведет уроки, многие кабинеты, холлы оформлены ее руками.

Несколько лет назад Кулакова подала заявление о присвоении ей звания “Ветеран труда”. Однако до сих пор звание не присвоили. Об этом мы узнали из письма в редакцию Натальи Валерьевны Ломиташвили.

Звоню в городской отдел образования. Вежливо советуют обратиться в роно. Заведующая районным отделом образования Татьяна Николаевна Кушляева соглашается со всем изложенным в письме: “Да, действительно, Ирина Анатольевна Кулакова обращалась в 88-м году с заявлением о присвоении звания “Ветеран труда”. Дальше в разговоре выясняется, что по каким-то причинам те документы утеряны. И сейчас их невозможно восстановить. Тем более, разьясняет мне заведующая роно, ожидается новое положение об этом звании. Спрашиваю: “Сколько еще ждать учительнице-пенсионерке?” Татьяна Николаевна Кушляева на этот вопрос ничего не ответила. Сетовала на плохую слышимость. Я-то хорошо слышала заведующую роно. Вероятно, так бывает по техническим причинам. Односторонняя связь. Думаю, в случае с награждением Ирины Анатольевны Кулаковой медалью “Ветеран труда” установилась именно такая связь. И вовсе не по техническим причинам.

Звонила Надежда ТУМОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте