Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ: Первые сто строк

Учительская газета, №35 от 27 августа 2013. Читать номер
Автор:

​О чем писать накануне первого сентября? О первоклассниках, которые идут открывать для себя новый мир? Одни с радостью – так их настроили родители: будет интересно, каждый день будешь узнавать что-то новое, вместе с другими ребятишками займешься совместными проектами и так далее. Другие идут со страхом: а что там будет, поймет ли их учительница и что делать, если вдруг захочется поиграть? Третьи с неохотой: им уже в детском саду надоело в столбик складывать и иностранные слова зубрить.

Родители  больше радуются первому сентября, чем дети. Отдавая ребенка в школу, родители как бы снимают с себя часть ответственности за ребенка. В первую очередь за его воспитание. Им очень хочется, чтобы школа научила их детей всему. Но если вдуматься, что такое все, то окажется, что это прежде всего поступление в вуз. Мы сами так настроили родителей в постсоветское время: единственный путь после школы – это высшее учебное заведение. Во-вторых, родители хотят, чтобы именно школа воспитала их ребенка интеллигентным, культурным, соблюдающим нормы и правила, забывая, что именно эти черты в основном воспитываются в семье, семьей, ее укладом, тональностью и отношениями друг к другу. Еду в автобусе. На одном сиденье расположились двое малышей, видимо, брат и сестра. Мальчику, может быть, чуть больше трех. Через проход сидят молодые родители. Бабушка с дедушкой стоят за спиной внуков. Дети, не переставая, болтают о чем-то своем. И вдруг мальчишка употребляет самое широко используемое в русском языке вставное слово «б…». Мама то ли от восторга, то ли от неожиданности прыснула. Дедушка и бабушка никак не отреагировали. Может, и правильно, не надо лишний раз внимание акцентировать на грязных словах. С другой стороны, как бороться с этой самой ненормативной лексикой?  Я помню, как нашему сыну было четыре года и его «заложил» друг – соседский мальчик, сказав моей жене, что Володя курит. Оказалось, что, гуляя во дворе (а было то самое резко ныне критикуемое советское время, когда ребенка можно было в больших городах выпускать  гулять во двор, не боясь, что он пропадет),  они подбирают окурки и делают вид, что курят. Жена взяла сына за руку и привела его в гастроном. Купили молока, подошли к сигаретному прилавку: «Ну выбирай, какие курить будешь!» У продавщицы глаза округлились. Володя напыжился: «Я не курю», – глаза в землю. «Нет, куришь, причем с земли поднимаешь – грязь, микробы, плевки, а тут тебе новенькая пачка». Ребенок в плач. Продавщица в крик: «Сейчас милиционера позову, перестаньте издеваться над мальчиком». Не знаю, помог ли тот поход в магазин, но сын больше бычков не подбирал и курить не стал ни в школе, ни в университете, да и сейчас не курит. Продолжение автобусной истории. Мы ехали на пляж. Рядом две супружеские пары с детьми. Родители ставриду  пощипывают, жигулевское попивают, дети гальку сортируют. Я впервые слышал людей, которые не знают другого языка, кроме матерного. И вот эти, которые сидят рядом и строят воздушные замки, придут первого сентября в школу. Что учительнице с ними делать, услышав, как они выражаются, как друг к другу обращаются? Увещевать, что так нельзя говорить, не принято. «А почему, собственно, нельзя? Мои родители именно так и разговаривают…»Чего родители не хотят от школы, так это чтобы их детей научили ценить любой труд. Я  побывал однажды в одной из самых известных частных школ Великобритании – ее называют школой трех «H» – именно с этой буквы начинаются в английском языке слова: голова, сердце, руки. Программа разделена на три равные части: интеллектуальное развитие, духовное (эмоциональное) и технологическое (умение делать собственными руками многие вещи). А еще там шло соревнование, кто неделю будет работать в школьной пекарне, поднимаясь в пять утра, чтобы к завтраку поспел свежий хлеб и деревенские тоже успели его купить в школьной лавке. И еще надо было по очереди ухаживать за свиньями и помогать древним леди из деревни (тимуровское движение в британском варианте). Мало кто из наших родителей согласится на такую программу: зачем моему ребенку хлеб печь, он знает, что его можно купить в универсаме – на любой вкус. Зачем моему ребенку в навозе копаться? Он в дипломаты, юристы, менеджеры, политологи и так далее пойдет. Мы говорим про родительский заказ. Он все сильнее давит на систему образования. Но почему родители должны его формировать? Ведь они думают не о том, что их детям нужно, что раскроет их потенциал, они хотят через систему образования удовлетворить свои личные амбиции…О чем думают  учителя накануне нового учебного года? О том, останется ли прежнее количество бумаг. Министр в прошлом учебном году пообещал с лишними бумагами серьезно бороться. Директор думает о том, как он будет работать в условиях действия нового закона об образовании. Многие даже не заметили, что закон переместил нас в другое измерение: новые требования, новые условия. Новые правила игры практически не разъяснили, не предупредили, за что теперь будут спрашивать в первую очередь, не обучили и не проиграли с ними трудные ситуации. В свое время регионы отрапортовали, что переучили всех учителей начальных классов для работы по новым стандартам. Прошло два года, и оказалось, что треть учителей не помнит, не знает, не чувствует сути новых стандартов, они как работали, так и работают. Да что там учителя, если даже сами разработчики и те, кому контролировать их внедрение, не очень понимают, что такое универсальные учебные навыки, метапредметность, и не могут объяснить эти вещи не птичьим языком. И все-таки не все так печально. Будет праздник. Море цветов. Будут торжественные речи. У кого-то появятся слезы на глазах. И будет звенеть настоящий медный звонок, который школа услышит снова только в мае… До первого класса я не ездил на поезде. Но первого сентября, когда я вошел в класс, мне показалось, что я сел в поезд. И мчится этот поезд уже более пятидесяти лет, останавливаясь на полустанках и больших узловых станциях, двигаясь все время вперед и вперед. Не знаю, сколько ему еще суждено двигаться, но в том поезде со мной кроме родных и близких, друзей, живущих и ушедших, – моя первая учительница  Любовь Ивановна Пилипюк.  И каждое первое сентября – это и ее день. День ее памяти.    По мне, так школа – это место, где каждый должен приготовиться к тому, чтобы стать тем, кем он должен стать, чтобы научиться чувствовать себя человеком, а не униженным винтиком в чужой политической, экономической, административной машине. Это я к тому, что начало учебного года совпадает с выборами. От того, как мы проголосуем, как проследим за тем, чтобы все было честно, зависит, в какой стране мы будем жить не только завтра, но и через десятилетие. Вспоминайте накануне нового учебного года Татьяну Иванову, бесстрашную учительницу из Питера, чей голос не удалось заглушить на прошлых выборах.  Побольше бы стране таких Татьян.С наступающим новым учебным годом!


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту