Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Первый после Гагарина. Герману Титову не нужны были примеры

Учительская газета, №36 от 8 сентября 2015. Читать номер
Автор:

11 сентября исполнилось бы 80 лет Герою Советского Союза, летчику-космонавту СССР, генералу-лейтенанту, доктору военных наук, одному из руководителей военно-космических войск, отдавшему 30 лет военному космосу, депутату Государственной Думы Герману Степановичу ТИТОВУ.Герман Титов – второй советский человек в космосе, второй человек в мире, совершивший орбитальный космический полет, и первый человек, совершивший длительный космический полет (более суток). И еще один рекорд Германа Степановича: он самый молодой космонавт в истории – во время полета ему еще не было 26 лет.

Помнят всегда только первых. По отношению к Титову это неправда. Он был вторым после Гагарина, но его имя тоже вошло в историю космонавтики. Совершить в космосе многое ему выпало первому. Поэтому посвященный ему документальный фильм назвали «Первый после Гагарина».С Германом Степановичем я познакомилась 30 лет назад, в 1985 году. Он назначил мне встречу в помещении Манежа, где тогда проходила фотовыставка, посвященная космосу и космонавтике. Помню, он вошел в зал, окруженный сворой советских папарацци. Они и во время нашей беседы вертелись рядом, щелкая затворами фотокамер, мешая нашему разговору со вторым гражданином Вселенной. Уже почти четверть века прошло после полета, а Титов, не жаловавший репортеров, не дававший интервью и не любивший сниматься (хоть и в возрасте был фотогеничен), тем не менее был суперзвездой. Его терпение к назойливым фоторепортерам объяснялось только тем, что он и сам был заядлым фотолюбителем. Он первый сделал снимок Земли из космоса.Герман Степанович говорил, что у него два дня рождения: первый, когда родился на свет, и второй, когда слетал в космос и его имя стало всемирно известно. Потому что после полета началась вторая жизнь, отличная от жизни летчика. Он не болел космонавтикой, когда после запуска первых спутников стало ясно, что скоро на внеземную орбиту полетит человек. Многие летчики навострили уши, подавали заявления. Титов заявлений не писал, его вызвали сверху. Как военный человек, на службу не напрашиваясь, от службы не отказываясь, он пришел в отряд, началась работа по подготовке к полету в космос. Работа была исключительно интересная, своей новизной и сложностью она увлекла его. Новая техника, новые знания, новый уровень профессионализма – все это было для молодого пытливого летчика интересно.Герман Степанович был в числе самых подготовленных, и, естественно, это было замечено. Для первого полета из шестерки отобрали троих (Юрий Гагарин, Герман Титов, Григорий Нелюбов). Все высококлассные летчики, выдающиеся парни и по подготовке, и по образованию, и по уму. Кто будет первым, тогда еще не знали. То, что сами космонавты отдали приоритет Юрию, – это, говорил Герман Степанович, извините, чепуха. Решение принималось наверху, с учетом всех факторов, в том числе «неспортивных», но имеющих значение с других всевозможных точек зрения.Ходили слухи, что должен был полететь первым Титов, но он якобы нервничал и курил, за что был назначен не командиром, а запасным пилотом (тогда слово «дублер» еще не употреблялось). Это чистая сплетня в виде версии – Герман бросил курить еще во втором классе школы и после этого больше никогда не курил (мальчишка был шустрый, но умный). Все хотели быть первыми, но не ради славы, а для того, чтобы реализовать свои силы и знания, накопленные во время колоссальной по объему и интенсивности подготовки, и лишь потом ради подвига. Тогда они были увлечены интересной работой, им и в голову не приходило, какой резонанс в мире вызовут эти полеты, и тем более что они открывают новую эру в истории человечества. Все это было осознанно потом.Стать первым космонавтом Титову могли помешать некоторые факты его биографии. Во-первых, его происхождение. Юрий Гагарин из крестьян, а Герман Титов из интеллигентной семьи, его отец Степан Павлович работал на Алтае сельским учителем. В те времена, как ни странно, рабочему и крестьянину могли отдать приоритет перед интеллигенцией. Тогдашнее партийное руководство страны смущало также «нерусское» имя Титова. Степан Павлович, любивший поэзию, назвал своих детей именами героев любимых пушкинских произведений: сына – Германом, дочь – Земфирой. Хорошо еще, что в те времена не знали, что отец Германа Степановича происходит из дворянского рода, тогда бы его сына ни за что не зачислили в отряд космонавтов.Степан Павлович Титов, истинный интеллигент и человек высокой культуры, многое из своего наследия передал детям, которых очень любил, занимался их воспитанием. Он мог часами читать наизусть стихи русских поэтов и сам писал стихи, играл на многих музыкальных инструментах. Незадолго до смерти Герман Титов стал членом Российского геральдического общества как потомственный российский дворянин. Никто из его друзей в советское время и не подозревал, что Герман был из «бывших», хотя и удивлялись: откуда у простого деревенского парня такое благородство в характере, деликатность и светские манеры, глубокая эрудиция?Как всякий профессионал, Герман Титов был человеком амбициозным и в своей работе ставил себе высокую планку, добивался наивысшего результата. Естественно, он хотел быть первым. Но принял свою роль второго с достоинством, которого никогда не терял. Но это не значит, что в глубине души не осталось некоторой горечи. Только за два дня до полета Гагарина назначили командиром корабля, а Титова – запасным пилотом, а до этого они шли плечом к плечу, были равными по всем показателям. Многие специалисты даже считали, что Герман Степанович подготовлен был лучше всех. Он это знал и до конца жизни переживал, что не стал первым. Ничего зазорного в этом нет. Американский астронавт Эдвин Олдрин ступил на Луну вторым после Нила Армстронга (через 20 минут!), и никто этого второго не помнит. Почему возможность сделать исторический шаг дали не ему, полковнику, а штатскому Армстронгу? Психологическая травма была тяжела – Олдрин впал в депрессию, запил, долго и тяжело лечился…Герман Титов не любил, когда его фотографировали, почти никому не давал интервью. Но для «Учительской газеты», можно сказать, сделал исключение. Его отец не только всю жизнь ее выписывал, но и не одно десятилетие переписывался с нашим главным редактором Надеждой Михайловной Парфеновой. Степан Павлович ласково называл «Учительскую газету» «Учителкой». И Герман Степанович не однажды перелистывал ее.Говорили мы с Германом Степановичем о космосе, о роли космонавтики в развитии науки и техники. И, естественно, о литературе, любовь к которой досталась ему по наследству. Помню, как я настойчиво приставала к Герману Степановичу с одним вопросом: «Кто для вас был наиболее ярким примером?» (Нам когда-то внушали, что у каждого должен быть такой.)- Никакого, абсолютно никакого примера у меня не было! – удивленно воскликнул Герман Титов. – Каждый должен прожить свою собственную жизнь, а не пытаться повторить чью-то. Боже упаси меня с кого-то брать пример, повторить чью-то жизнь, подстраиваться под какого-то кумира – все зависит только от самого себя.А еще Герман Степанович читал мне стихи своих любимых поэтов – Пушкина, Лермонтова, Маяковского. Читал и хорошие стихи своего отца.На прощание Герман Степанович подарил мне свою книгу «Голубая планета». Каюсь, что не сберегла ее. Всего им было написано шесть книг: «700000 км в космосе», «Семнадцать космических зорь», «Авиация и космос» и других, которые стали учебными пособиями для будущих космонавтов. Герман Степанович произвел на меня впечатление интеллектуального, с широким кругозором человека. Он говорил ярко, образно, с юмором. Кстати, свои книги он писал сам.Герман Степанович оставил после себя не только немеркнущую славу, его имя присвоено Главному испытательному космическому центру Министерства обороны Российской Федерации, улицам многих городов, школам, островам и кратеру на обратной стороне Луны. И еще именно он выступил с инициативой учредить День космонавтики в Советском Союзе. Герман Титов также предложил от имени Правительства СССР обратиться в ООН с идеей организации Всемирного дня космонавтики. В ноябре 1968 года на 61-й Генеральной конференции Международной авиационной федерации было принято решение отмечать 12 апреля Всемирный день авиации и космонавтики. Празднование этого дня было подтверждено решением совета Международной авиационной федерации, принятым 30 апреля 1969 года по представлению Федерации авиационного спорта СССР.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту