search
Топ 10

Первые сто строк

На днях дочка моего приятеля – третьеклассница пришла домой очень возбужденная:

– А у нас учительница физкультуры матом ругается, – сообщила она родителям.

Те, конечно, слегка замялись, но все-таки решили выяснить, что за такие слова звучали на уроке.

– Она одного мальчика назвала… идиотом. Он у нас такой бойкий, подвижный, так и норовит то на шведскую стенку залезть, то с мячом поскакать…

– Уф! – выдохнули облегченно родители.

– Это, деточка, не мат, но выглядит, конечно, грубовато.

А мне еще прокомментировали так:

– Ничего, хоть такая есть. Раньше никакой не было. Да и кто за 400 тысяч пойдет проводить эту физру?..

Мое любопытство заставило поинтересоваться спортивным, так сказать, состоянием класса. Двое ребят из двадцати трех занимаются в спортшколе: пять раз в неделю по два часа плюс физкультура, игры на воздухе во дворе. Ну это только и есть так называемая гигиеническая норма движения для школьника. А остальные, выражаясь их же языком, – просто “чайники”. И, конечно, у них к такому предмету, как физкультура, отношение должно быть самое что ни на есть бережное. В прямом смысле, как к своему здоровью. А его-то как раз все чаще перестает хватать уже с самого рождения.

Я пишу о московских школьниках – их в столице 1 миллион 53 тысячи. А сколько из них нуждается в лечебной физкультуре? Боюсь, что эта цифра испортит настроение многим родителям. Причем, как считает начальник Управления образования Юго-Западного округа Галина Габуния: “В последнее время наметилась тенденция к ухудшению здоровья школьников: за период обучения число здоровых детей снижается в 4-5 раз”.

В этом округе наиболее благополучная экологическая обстановка, у большинства школ – свои спортзалы, площадки, рядом – много зеленых островков. Словом, укрепляй здоровье – не хочу. Но знаю не понаслышке (частенько выхожу под вечер побегать с десятилетней дочкой по школьному стадиону или в парке, при том, что она занимается в теннисной спортшколе), как мало детей в этом возрасте приучаются активно двигаться таким образом. Да и взрослых бегающих – единицы. Пример брать не с кого. И бегать, играть, заниматься на гимнастических снарядах на школьном стадионе не для спортивного результата – для своего же блага пока отваживаются единицы.

В Японии, в ФРГ, в других развитых странах владельцы крупных фирм приплачивают тем рабочим и служащим, кто посещает тренажерные залы, потому что знают: после поднятия тонуса таким образом производительность труда будет очень высокая. Пока за спортивные услуги приходится платить нам. Но право же, потом на анальгин уйдет денег больше.

Замечаю, как стыдливо некоторые мальчишки подходят к турнику. Очень хотелось подтянуться, блеснуть подьемом, переворотом. Но это как-то не модно в среде подростков: вдруг завестись и гурьбой выяснять, кто ловчее и сильнее. Сегодня в нашем спортивном выпуске “УГ” мы развиваем эту тему, говорим об опыте Москвы. Я же замечу, что сейчас в стране роликовый бум: многие ребята обулись в летние коньки. Тоже дело хорошее – нагрузка приличная, надо уметь на скорости владеть своим телом. Значит, осталось дело за малым: в том же Юго-Западном округе для примера – провести турниры ролистов в школе, в округе. Я уже не говорю о своем роликодроме и ему подобных площадках. Надо помочь ребятам подняться и до спортивных вершин. Хорошо, что в округе знают, как противостоять эпидемии гриппа, регулярно проверяют здоровье детей. Но надо еще и не забывать его укреплять. Каждая школа может теперь иметь тренера-организатора.

– Но до него ли, когда учителя физкультуры не найти. Средств не хватает, – слышу всюду стандартный ответ.

– Не совсем так, – считает заведующий государственно-правовым отделом Московской городской Думы Юрий Шарандин.

Сам – неплохой спортсмен, он доказывает это сегодня в номере, комментируя Закон Москвы “О физической культуре и спорте”.

И все-таки я склонен думать, что наша нация все больше начинает думать о своем здоровье, хотя большинство родителей еще стесняются выйти со своими детьми на утреннюю или вечернюю пробежку.

Наша жизнь очистилась от очередей и проблем дефицита. Наша жизнь приобретает иное качество. А значит, неизбежно мы захотим себя чувствовать бодрыми и энергичными, чтобы интенсивно работать и быть обеспеченными, чтобы не огорчала головная боль и ломота в пояснице.

Что касается жесткости и грубости учителя физкультуры, то, конечно, наверное, он не прав. Может быть, просто он еще не понял, как он нужен детям и как важен его предмет для них, для того, чтобы у всех них радость познания мира была здоровой, а они сами не страдали от недугов.

Юрий КОВЕШНИКОВ

Письма прошлой недели

Со 2 по 9 сентября редакция получила 277 писем

Самый острый вопрос министру

Выживут ли маленькие школки?

В “Учительской газете” однажды была напечатана статья “Школа спасла село”. Рассказывалось в ней о том, как в Воронежской области “пестуют” малочисленные школы. В России свыше 67 тысяч школ, из них около 47 тысяч – сельские. Вот и наша Бачмановская начальная школа – одна из них. Но недавно заведующая Калязинским роно Л.Н.Полянская сообщила нам, что содержать нашу школу накладно и ее будут закрывать. Мы должны подготовиться к этому.

Однако мы, учителя и родители учеников, думаем, если в селе не будет школы, то оно обречено. Ведь это уже бывало не раз. А что думает наше министерство о малочисленных сельских школах. Быть им или не быть?

Е.СЛАТИНСКАЯ, Л.ГРИГОРЬЕВА и другие учителя, родители учеников Бачмановской школы

село Бачманово,

Тверская область

Письмо номера

Горькая жизнь на дне

Я выпускница исторического факультета Ленинградского госуниверситета. 22 года отработала в вузах и школах. Никакого богатства не нажила. Несколько лет назад поехала на Чукотку, чтобы заработать деньги на квартиру. Результат таков: есть фундамент в селе под Липецком, и на счету в банке – 10 миллионов рублей. Понятно теперь, что дом мне никогда не построить.

Как-то посчитала, что же купила я за три года жизни на Чукотке. Вышло так: один халат, пару туфель, таз, чайник, сумку, утюг, очки и две книги. Пальто и плащ ношу десять лет, шапку – и того больше. Несбыточная мечта: купить шубу, сапоги, костюм, белье, книги… Мечтаю сходить в сауну, в кино, на концерт. Еще хочу досыта поесть.

Скажете, что я ничего не сделала, чтобы жить достойно в рыночных условиях. Вовсе нет. Занялась репетиторством, стала даже вышивать кофточки на продажу. Летом в свой отпуск работала поваром в артели.

Правда или нет, но от кого-то слышала, что ученые наши подготовили доклад под названием “На дне”. Они сделали горестный вывод о том, что за гранью нищеты оказались сегодня одинокие матери, многодетные семьи, учителя, врачи. Вот и я среди них. Держусь из последних сил, цепляюсь за любую возможность. И все надеюсь на чудо.

Татьяна НАЗАРЕНКО

Певек

P.S. С этого раза автор “письма номера” будет получать бесплатную подписку на “Учительскую газету” на первое полугодие 1997 года. Так что пишите, уважаемые читатели, у вас тоже есть шанс.

Ситуация

Мои года – мое несчастье

Мне дважды хотели присвоить звание “Заслуженный учитель”. Первый раз это произошло восемь лет назад. Тогда представитель облоно заявил: “Зачем нам заслуженный старик?” Было мне тогда 62 года. Второй раз представляли шесть лет назад. Опять получил отказ. Зато мотивировка другая, мол, только что выдали значок отличника, значит, можно награждать только через пять лет.

Что же получается? То возраст не подходит, то мои данные. Я и в свои семьдесят лет продолжаю работать творчески, участвую даже в международных конференциях. Недавно разработал новые наглядные пособия.

Мои статьи печатались и в “Учительской газете”, и в журнале “Физика в школе”. Я придумал “Динамические плакаты”, которые позволяют проводить наглядные демонстрации на уроках физики, астрономии, химии, электротехники. Но разве мой труд берется во внимание? Так что возраст – это не богатство, – это несчастье.

Георгий ГИНКУЛОВ

Пос. Улькан,

Иркутская область

Ситуацию комментирует Надежда Дмитриевна АБЛОГИНА, много лет проработавшая начальником отдела наград Минобразования РФ.

Во-первых, возрастной ценз в Положении о государственных наградах не оговорен. Следовательно, ссылка на возраст при награждении неправомерна. Во-вторых, в том же Положении сказано, что к следующей награде можно представлять не менее чем через три года с момента последнего награждения.

Боль

Умереть в коммуналке?..

Пишет вам учительница истории 1007-й московской школы Солнцевского р-на. Имею тридцатипятилетний стаж, ветеран труда, отличник народного просвещения (простите за вынужденную нескромность). В школах Солнцева работаю с 1964 года. Живу с подселением. Семья: муж – ветеран труда, сын – курсант военного университета. На очередь нас не ставили, не позволял метраж.

Одна надежда, когда соседи сьедут. И вдруг – о, радость! Семья соседки, работницы ДСК-3, получает трехкомнатную квартиру, но по обменному ордеру. А комната не освобождается: жилотдел Западного административного округа выдает ордер работнику ДСК-3. Как же быть теперь бедолаге-учителю, которая учит многих детей, в том числе и детей работников комбината? Ходить по инстанциям? А так хочется иметь нормальные человеческие условия для работы и жизни…

Алла Павловна ВАСИЛЬКОВА

Москва

Знак беды

Пенсионеры поневоле

Мой муж – военный. Служил, закончил академию, стал кандидатом военных наук. Работал в военном училище преподавателем. Исполнилось 50 лет, и хочешь не хочешь, а иди в отставку, на пенсию. Сколько мужчин, военных, полных сил и энергии, оказываются сегодня не у дел. Раньше могли идти в школы военруками либо в училище преподавателями. А теперь куда?

Маются без дела люди, которые могли бы еще приносить пользу. В нашем доме немало таких. Кто-то устраивается, а другой вянет от тоски в стенах дома. Кое-кто спивается. Из-за этого рушатся семьи. Хотелось бы спросить, неужели нашему государству не нужны толковые, честные, дисциплинированные работники? Неужели только “челноки” да торговцы требуются сегодня? Для чего же тогда люди получают образование, защищают диссертации? Обидно за них.

Тамара КУЗЬМИНА

Воронеж

Предупреждение

Осторожно: ловцы душ

Пишу и не знаю, сможете ли чем-нибудь помочь. Никогда не думала, что в нашей семье может поселиться такая беда. Жили всегда дружно, ладили между собой: свекровь, муж, сын тринадцатилетний. Все делали сообща. Пока однажды свекровь меня не озадачила: “Отпусти внука со мной на собрание”. Оказывается, она недавно приобщилась к жизни секты “Свидетели Иеговы”. Я, конечно, ни в какую, мол, сама ходи, а сына не пущу.

Я дежурю сутками, свекровь часто остается дома за хозяйку. Сумела она все-таки уговорить мужа и моего сына. Чуть что бегут теперь из дома на собрание. Дел полно, хозяйство у нас свое, а мужу все недосуг. Стал говорить, что надо о душе думать, а все мирское – ерунда. Мало того, сын стал пропускать занятия в школе. А свекровь еще и меня тянет, уговаривает.

Дома стало невыносимо. Мужчины мои со мной толком не разговаривают, отмалчиваются, все со свекровью о чем-то шепчутся. Откуда берутся эти проповедники? Я никогда не думала, что можно так окрутить взрослых. Из-за таких ловцов душ семьи разрушаются. Кто поможет?

Екатерина ХРАМЦОВА

станица Крымская,

Краснодарский край

Проблема. Как ее решать

Голодное брюхо – к ученью глухо

В дверь сельского детского садика кто-то робко постучал. На крылечке стоял малыш. Когда-то он ходил в младшую группу, но родители перестали платить, и теперь он воспитывался дома. Воспитатель спросила малыша, зачем он пришел. “Хочу есть”, – ответил он. В карманах малыша нашли листья капусты, видно, подобрал их на помойке. Пустили горемыку, накормили.

Эту историю рассказала мне ведущий специалист Томского управления образования Татьяна Кунавина. В последнее время, горестно заметила она, голодные дети на селе – не редкость. Недавно провели совещание с руководителями территории. На нем вскрылась очень тяжелая картина. Безработные родители не в состоянии прокормить детей, дать им денег на обед. Вот и просит ребенок в столовой своего товарища: “Оставь мне немножко супа”.

Картина печальная. Денег на организацию бесплатного школьного питания из местного бюджета ждать не приходится. Педагоги в отчаянии, ведь голодным детям учеба на ум не идет. Сегодня главная забота учителей – сначала накормить, а потом уже учить. Но ждать помощи неоткуда. Каждый сам ищет выход. В Молчановском районе решили создать отдел по организации питания школьников при районном управлении образования. В его состав вошли два организатора, два бухгалтера, экспедитор, шофер и рабочий. Администрация района выделила технику: грузовые автомашины, автобус, трактор. В школу теперь регулярно завозятся продукты. А кроме того, сами школьники взялись за дело, обрабатывают землю, выращивают овощи. Заготавливают варенье, соленья, чайные сборы на зиму. Школьные завтраки стали дешевле.

Горячее питание для всех школьников организовано в Шегарском районе. Хорошо, что бывшие совхозы и колхозы, а ныне товарищества с ограниченной ответственностью сохранили шефские связи со школами. Обеспечивают столовые мясом, молоком, другими продуктами. Пригодился опыт ученических производственных бригад. Школы имеют земельные участки, собственные хранилища. Разумеется, стоимость обеда заметно снизилась. В Каргалинской средней школе обед, в который входят мясные щи, котлета с гарниром, выпечка, напиток, стоит около тысячи рублей. Но это для учителей, а все дети питаются бесплатно. Хорошо помогает школе сельская администрация, а также товарищество “Гигант”. В Баткатской средней школе с помощью сельской администрации и товарищества “Труд” стоимость обеда снижена до 600 рублей.

Бесплатно питаются школьники из сел Песочно-Дубровка и Терсалгай Кожевниковского района. Спасибо за это директору акционерного общества “Дубровское”, депутату областной Думы Г.Н. Сергеенко. Правильно говорят, что только всем миром можно решать трудные проблемы. Хорошо, что руководители товариществ, главы администраций не забыли эту простую истину.

Владимир МОИСЕЕВ

Томск

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте