search
Топ 10

Первые сто строк

Наша память странно устроена. События начала века никак не можем превратить в историю. А вот вещи, только что промелькнувшие, исчезли из памяти куда-то совершенно бесследно. Почему у нас такая странная память, догадаться нетрудно. Ведь даже “звезды зажигают” потому, что это “кому-нибудь нужно”.

Так ли уж давно пар общественных ожиданий конденсировался в многочисленные капли политклубов, народных фронтов, дискуссионных обьединений, микроизданий? “Неформалы”, но и слово это мы уже забыли.

Перестройка – определенный период нашей истории – уходит все глубже в прошлое. Но в ней корни многих не только наших проблем, но и судеб, а также состояний. В сущности перестройка была мощным невидимым селектором: одних она распределила “наверх”, других – в самый “низ”. Даже из одной компании друзей. Вот почему многим хочется забыть перестройку – видно, не все было в порядке с моралью в этом “селекторе”. Происходит все в сущности как всегда – за прошлое идет борьба. Сказано же в оруэловском “1984”: тот, кто владеет историей, владеет и настоящим.

Зачем такое длинное предисловие?

Хочу поведать об одном интересном явлении – о так называемых общественных библиотеках. Знают об этом мало – у общественных библиотек нет средств не только на рекламу, но и подчас на элементарную зарплату, необходимейшую еще одному сотруднику.

Да и вообще – библиотеки ли это?

…Вхожу в обычную дверь московской квартиры. И попадаю в лабиринт, как в компьютерную игру. Идти можно вперед или влево по маленькому коридорчику между двух стеллажей, туго заставленных газетами. Хозяин лабиринта, отнюдь не Минотавр, приветливый и разговорчивый человек – Дмитрий Бродский. “Сколько же здесь газет?” – спрашиваю в изумлении. “Пять тысяч”, – отвечает Бродский. “Экземпляров?” – “Наименований”.

Я знаю примерно с десяток названий газет. Бродский знает пять тысяч и может любую газету показать!

Библиотека, за неимением места расположенная в собственной квартире, что это – подвижничество? Руководители общественных библиотек сами выбрали себе судьбу: им нельзя жить без книжных полок и каталогов. Например, Бродский мне показался очень счастливым, несмотря на аскетизм явно вынужденного характера, несмотря на ежедневный труд, уверяю, очень непростой и очень пыльный. Общественная библиотека – это схема жизни, вроде йоги. В этом тоже достигаешь своего рода совершенства.

Может, зря это я? Может, “Московской независимой общественной библиотеке” и другим подобным лучше и впредь существовать, как кротам в своих лабиринтных норах? Тем более начальный опыт есть – в 1978-м в компании таких же, как и он, молодых и ищущих педагогов, Бродский осмелился распространять среди детей длинную анкету с таким, например, вопросом: “Допускаешь ли ты мысль о частном секторе в нашей стране?” За это “преступление” Бродского выдворили за пределы страны педагогики. И – стал библиотекарем. Первоначально это была “еще та” библиотека – самиздата. И в любую минуту Бродского могло “сдунуть” в места иные.

Когда в 1988-м Горбачев позволил многое, Бродский с друзьями решили разворачиваться. Возникло, как известно, огромное количество клубов, движений, микропартий и т.д. Информация обо всем этом поступала в общественные библиотеки. Они служили как бы информационными центрами этого процесса. Потом вдруг раз – и все кончилось. Остались одни библиотеки.

Партии были эфемерны, движения вливались в другие движения и выливались из них. Часть лидеров подалась в края иные, часть- в бизнес, часть – в “реальную политику”. О странностях этой селекции я уже написал. Но истинный библиотекарь, если сильно пофантазировать, всегда остается библиотекарем. Всюду и при любых условиях. Если, скажем, представить, что к власти в нашей стране придут русские фашисты (не слишком невероятный итог), то Бродский если и останется жив, то скорее всего окажется в концлагере. Может, и там он будет библиотекарем.

Евгений БЕЛЯКОВ

Письмо номера

Выражение глаз не обманет – выпускники

У нас, учителей, свое исчисление времени. Новый год встречаем первого сентября, а провожаем его в конце мая. Последний звонок…

Одиннадцатиклассники бродят хмельные от весеннего тепла и предчувствия скорых перемен. Еще вчера писали контрольную по геометрии, а сегодня – взрослые, свободные люди, ну разве что выпускные экзамены еще впереди. Долгожданный час настал. Не надо сидеть над бесконечными домашними заданиями. Никогда не будет настырных, пронзительных звонков, оглушительного гвалта первоклашек на переменах. Не будет заботливой классной мамы и переглядываний с “первой любовью” тоже не будет. Радоваться этому или грустить?

Еще один учебный год, еще один выпуск. Мы – учителя – тоже не знаем, грустить нам или радоваться. Наконец-то уходят с глаз долой двоечник и прогульщик Зинченко, спорщица Ковалева, злостный курильщик и забияка Соркин. И Бессонова – гордость школы, золотая медаль, заводила на всех вечерах, тоже уходит. И добрая Катенька Якушева, вечно возившаяся с малышами, и старательная жизнерадостная Олеся Швечикова…

Мне грустно, наверное, больше, чем моим детям. Мой последний звонок был десять лет назад. Мы тогда тоже бродили по улицам в коричневых школьных платьицах, в белых фартучках. Они, нынешние, другие: пестрые, нарядные, взрослые. Но выражение глаз и лиц никого не обманет – выпускники.

Я помню всех своих учеников, ушедших из школы. Помню по именам, фамилиям, помню их почерк и даже цвет их глаз. Когда мы случайно встречаемся на улицах нашего небольшого городка, они величают меня по имени-отчеству. Участливо спрашивают: “А вы? До сих пор в школе?” Да, я в школе, и у меня снова – последний звонок и выпускной вечер.

Светлана РУДЕНКО

Луганск,

Украина

От редакции: Одного из авторов “Письма номера” ждет приз – бесплатная поездка в Москву. Имя его читатели “УГ” узнают в конце августа.

Вопрос в повестку дня

Приказано уничтожить

15 апреля министр общего и профессионального образования России В.Кинелев подписал приказ “О реализации образовательных программ среднего профессионального образования”. Одним росчерком пера фактически парализована деятельность нескольких сотен профлицеев страны. Уничтожаются лучшие из лучших учебных заведений в системе начального профессионального образования.

Профессиональные лицеи возникли по требованию жизни в конце восьмидесятых годов. Они призваны не только готовить рабочих высокой квалификации, но и дать возможность детям преимущественно малообеспеченных граждан получить среднее профессиональное образование, а с учетом способностей и высшее. Окрепли за эти годы такие учебные заведения, как лицей водного транспорта в Ростове-на-Дону, Московский технический лицей, Петербургский технический лицей, Красночикойский агролицей Читинской области, профессиональный лицей в Старом Осколе, и многие другие. В них успешно реализуются интегрированные образовательные программы начального и среднего профессионального образования. Созданы все условия для этого: прекрасная материальная база, опытные преподаватели, сильное методическое обеспечение… Дают каждому рабочую профессию, повышенный разряд или на конкурсной основе – среднее профессиональное образование. Молодой человек может поступить в вуз для получения высшего образования по сокращенной программе.

Приказ В.Кинелева противоречит Типовому положению об учреждении начального профессионального образования. А ведь оно утверждено постановлением Правительства РФ N 650 от 5 июня 1994 года.

От имени Ассоциации инженерно-педагогических работников профессиональных лицеев России обращаюсь в высшие органы власти с предложением отменить приказ министра В.Кинелева от 15.04.97 года, а тем профессиональным лицеям, которые имеют положительный опыт реализации интегрированных учебных планов начального и среднего профессионального образования, придать статус учебных заведений нового типа.

Н.ПЕРНАЙ,

директор профессионального лицея N 63, заслуженный учитель РФ, вице-президент Ассоциации инженерно-педагогических работников профессиональных лицеев России

Братск,

Иркутская область

От редакции. Пункт 3 Типового положения об учреждениях начального профессионального образования разрешал реализацию интегрированных образовательных программ, а следовательно, и подготовку специалистов со средним профессиональным образованием в учреждениях начального профессионального образования. И многие профлицеи получили такое право. Надо сказать, что их выпускники, приобретая и рабочую специальность, и нужное образование, были востребованы на рынке труда. Вышеназванный приказ министра В.Кинелева лишает профлицеи возможности готовить специалистов со средним профессиональным образованием. Пункт I этого приказа гласит: “Считать утратившим силу приказ министерства от 19 декабря 1995 года “О реализации интегрированных программ начального и среднего профессионального образования в профессиональных лицеях”. Отныне готовить специалистов со средним профессиональным образованием будут только техникумы. Возвращаемся к единообразию. Никакой конкуренции, все как раньше. Рынок образовательных услуг сужается. Думаем, что Минобразования должно гласно обосновать свою позицию, и предлагаем чиновникам, готовившим приказ, дать пояснения в нашей газете.

Династии

Воспитали учителей

У наших родителей, простых колхозников, проживающих в вологодской глубинке, было семь детей. Пятеро из них стали учителями, работают в школах Сямженского района. Старшая сестра Тамара Павлиновна Капустина заведует методическим кабинетом роно. Ее сын Саша учится в Череповецком педуниверситете. Я, Малышева Ирина Павлиновна, учитель французского языка, являюсь директором Раменской школы. Осипова Татьяна Павлиновна возглавляет Устьрецкую неполную среднюю школу, Романова Галина Павлиновна преподает математику и физику в Коробицынской школе.

Хорошо, что вы предоставляете учительским династиям бесплатную подписку на газету. Не знаю, относимся ли мы к ним. Второй год не получаем денег на книгоиздательскую продукцию. Если это возможно, порадуйте хотя бы одну их моих сестер, пусть в ее почтовый ящик придет любимая “УГ”.

Ирина МАЛЫШЕВА, учительница французского языка

Раменье,

Сямженский район,

Вологодская область

Ну и ну!

Головоломка для смекалистых

В Калуге прошла очередная, 23-я Всесоюзная математическая олимпиада. Перед ее проведением по регионам было разослано информационное письмо. В нем сообщалось, что взнос составляет миллион семьсот с каждого участника, миллион шестьсот – с руководителя команды. Там же было сказано, что участников будут встречать автобусы круглосуточно. Размещение планировалось в трехзвездочных гостиницах в центре города.

Практически ни одно из обещаний оргкомитета не было выполнено. Вместо номеров трехзвездочной гостиницы участники олимпиады оказались в профилактории на окраине города. Туда, кстати, многие добирались своим ходом. Разместились в пятиместных палатах. Сломанная мебель, неисправная сантехника, оголенная проводка, недостаток освещения – все это вполне соответствовало уровню нехитрого “сервиса”. Расселение растянулось на несколько часов, постельного белья всем не хватило. Впрочем, не хватило и мест. Надо сказать, что члены комитета и работники профилактория “Сокол” на все просьбы и требования возмущенных руководителей команд реагировали философски: “Я это не решаю”.

Круглосуточное медицинское обслуживание, которое обещали представители оргкомитета, тоже отсутствовало. Хотя, к сожалению, нужда в нем возникла. Кроме того, в свободное время юным математикам заняться было нечем. На 150 школьников организаторы предусмотрели один комплект шахмат, один комплект шашек и бильярд. Мячи для футбола, баскетбола, волейбола представители оргкомитета доставали четыре дня. Доступ в спортивный зал обеспечили только благодаря настойчивости руководителя одной из команд. Никто из членов оргкомитета не пытался договориться о занятиях в спортзале.

Горько сознавать, что представители оргкомитета отнеслись к своему делу весьма безответственно. Не слишком ли большие деньги запросили организаторы олимпиады, если учитывать те условия, в которых мы жили пять дней? Не нужно быть смекалистым математиком, чтобы разделить 1.700.000 рублей на пять дней и сосчитать, сколько стоил один день пребывания школьников в Калуге. Хотелось бы знать, на что потрачены наши деньги? Многие из нас теперь подумают, прежде чем везти школьников на подобные олимпиады.

Виталий АРНОЛЬД (Москва),

Лариса КОРТАВА (Новосибирск),

Зинаида САЛИХОВА (Архангельск) и другие руководители команд.

Всего 21 подпись

От редакции. Серьезные вопросы задают руководители команд. Ждем на них ответа из Министерства общего и профессионального образования.

Боль

Раз – картошка, два – картошка

На дворе уже скоро лето, а у нас на душе еще осень. Именно с сентября прошлого года не получаем зарплаты. Как мы еще выживаем, удивительно. Учебный год завершим, экзамены примем, а вот в сентябре школу, видимо, уже не откроем. Наша школа небольшая, всего 400 учеников и 34 учителя.

У нас в республике власти в первую очередь стараются погасить долги городским учителям. Сельские педагоги остались один на один со своими проблемами. Да, у нас есть подсобные хозяйства. Но мы учим детей, а не занимаемся сельскими работами. Десять соток земли под картошку каждый имеет, но за землю и ее обработку нужно платить, семена заготовить, а какой будет урожай – одному Богу известно! Горожане получают худо-бедно зарплату, а мы нет. Горожанам хоть хлеб выдают под запись, а нас спасает только картошка.

Сколько можно работать бесплатно? Как накормить детей, не имея денег вот уже восемь месяцев? Спасибо коллективу учителей за долготерпение, но так долго продолжаться не может. Может, министр В.Кинелев вспомнит о сельских учителях? Ведь глубинка – это тоже Россия, мы, сельские учителя, имеем право на хлеб, одежду, книги и вообще на место под солнцем.

Борис САВЕЛЬЕВ, директор Татауровской средней школы

Татаурово,

Прибайкальский район,

Республика Бурятия

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте