search
Топ 10

Первые сто строк

У меня есть в Москве любимое место. Маленькая улочка, соединяющая Болотную площадь и Софиевскую набережную. Если стать в том ее конце, что выходит на площадь, то в противоположном узком конце увидишь стремительно взлетающую ввысь кремлевскую колокольню. Она словно нарисована на огромном белом холсте и вставлена в драгоценную раму. В солнечный день эта “картина” светится изнутри каким-то таинственным светом. Так и хочется заглянуть за холст как на первых выставках Куинджи, когда скептики не верили, что так можно нарисовать лунный свет и искали искусственную подсветку. Я привожу на это место всех своих приезжих друзей. Они восторгаются и просят сфотографировать их на фоне этого чуда. Недавно я ужинал у английского посла, в особняке на той самой Софиевской набережной. Не подумайте, что я ужинаю с сэром Лайном каждую неделю или каждый месяц. Это был деловой ужин – в честь визита в Россию английского министра образования Мэлколма Уикса, – и было там еще человек десять приглашенных, занимающихся образованием. Министр за ужином нарисовал мрачную картину: родители в Англии недовольны системой образования, выпускники не готовы к жизненным сложностям, школа не помогает им найти себя и определить свой путь, качество знаний низкое. На что присутствующий там же наш, российский, заместитель министра заметил: “Не пугайте нас своими проблемами. У нас и своих хватает”. Уже после ужина, за чашкой чая, бродя по огромной гостиной, увешанной картинами английских классиков, мы говорили с английским министром о том, что может сделать для образования профессиональная пресса и чем наша газета отличается от английских. Остановились у окна, и я снова увидел свою любимую колокольню. Повернул голову чуть влево и обомлел: прямо над Кремлем висела огромная неоновая вывеска “Самсунг”. Министр перехватил мой взгляд: “Вот она – глобализация!” Глобализация глобализацией, но я никак не мог понять, откуда взялась там эта вывеска и за сколько? Но когда возвращался домой, то наконец понял, что это за реклама. Она висела на одном из домов, близко подступавших к Александровскому саду. Кто-то нашел очень удачное место для рекламы. Недавно в Берлине собирались главы четырнадцати левоцентристских правительств. Они как раз и обсуждали возможности и опасности глобализации. Не секрет, что миром начинают править транснациональные компании, что именно они определяют главные финансовые потоки. Они всячески стараются уйти от налогов, не считаясь с национальными интересами. Главное для них – прибыль. Им нет никакого дела до бедности. Рынок начинает господствовать над политикой. В Берлине пришлось согласиться, что глобализация – уже “экономическая, социальная и культурная реальность”. Чтобы справиться с ее опасностями, или, как любят теперь говорить политологи , вызовами , “нельзя пускать дело на самотек”. Нужна “новая справедливость”: рыночная экономика и долгосрочный экономический рост должны быть направлены на достижение стабильности и полной занятости, при этом особое внимание надо уделять защите окружающей среды и социальной ответственности за людей, которые из-за стремительных скачков на пути от индустриального общества к обществу знаний могут оказаться за бортом. Клинтон на этой встрече сказал: “Представим себе, что в каждой африканской деревне есть компьютер с принтером. Тогда детям не надо будет покупать дорогостоящие книги, учебный материал можно было бы просто распечатывать из Интернета”. На эту встречу федеральный канцлер ФРГ Герхард Шредер Путина не пригласил. А то и наш президент мог бы привести пример не хуже клинтонского: “Представим себе, что в каждой российской школе есть компьютер, подключенный к Интернету, как легко можно было бы проводить общероссийское тестирование и единые экзамены”…
Петр Положевец

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте