search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду

“Перееханные” Толкиеном, или Еще раз о плащах и деревяшках

Английский профессор Джон Рональд Руэлл Толкиен, потомок шведских эмигрантов, то ли из-за безмерного увлечения филологией, то ли благодаря фронтовому опыту, сближающему его с другими писателями – ветеранами первой мировой Хаксли, Голдингом и Уайтом, смог создать роман, воскресавший жанр фэнтези. Его сказка “Хоббит” была одинаково высоко оценена в Британии, фашистской Германии (немецкий перевод не был опубликован в 1935 году, потому что издатели оскорбили автора, приложив к договору анкету о расовой полноценности) и Советском Союзе. В СССР “Хоббит” опубликован в 1976 году, но еще раньше благодаря самиздату и знанию английского в стране появились любители Толкиена, в основном филологи и представители рок-культуры. На Западе “Властелин Колец” Толкиена по знаковости соперничал с “Чайкой по имени Джонатан Ливингстон” Баха. Считается, что в нашей стране первым, кто привлек внимание молодой читающей публики к Толкиену, был Борис Гребенщиков. После “самиздатовского” перевода, скорее неточного пересказа, выход даже сокращенной первой книги “Хранители” (перевод А. Кистяковского и В. Муравьева) произвел эффект разорвавшейся бомбы. К 1990 году, когда вышла вторая книга и готовилась к изданию третья, в стране насчитывалось довольно много людей, в той или иной степени “перееханных” творчеством Толкиена.
Почти все они были профессиональными филологами, примыкавшими к рок-культуре и культуре авторской песни. Толкиен для них оказался таким же культовым чтением, как “Алиса” Кэрролла – для математиков; лишь при наличии специального образования постигается вся глубина связей книги с мировой устной и письменной культурой. Важность этих связей такова, что до сих пор с интересом читается книга У. Шиппи “Дорога в Средиземье”, где автор, унаследовавший кафедру Толкиена в Оксфордском университете, смог показать, что стоит за простыми, казалось бы, фразами Толкиена, – кипение идей в филологии начала ХХ века, восхищение автора эпосом европейских народов, сплав английской древности римских времен и идеологии католической церкви (Толкиен был католиком).
Кроме “толкиенутых” филологов, к рок-КСП-культуре примыкали также неформальные педагоги, любители фантастики, объединенные в 80-е в систему клубов любителей фантастики (или, как на Западе, фэндом) и военно-исторические клубы. Все они практиковали чтение хороших книг, регулярные выходы в лес с палатками и рюкзаками, а также специфические развлечения по дням клубных собраний. Отсюда и выросло то явление, которое было названо “Хоббитскими игрищами”.
По примеру западных любителей Толкиена, которые устраивали костюмированные представления по сюжету книги, в 1990 году красноярский КЛФ задумал ролевую игру по “Властелину Колец”. Алгоритмом проведения была выбрана методика воспитательной ролевой игры, взятая у неформальных педагогов: в конце 80-х подростковые клубы, образовывавшие единую систему, проводили на природе ролевые игры, напоминающие смесь “Зарницы” с театральной импровизацией. В лесу размещались несколько лагерей, моделирующие города или другие поселения, в них “жили” люди с распределенными ролями. Большая ролевая игра (БРИг) помогала подростку влезть в “шкуру” исторического персонажа.
Игра в красноярской тайге стала толчком и рождению “движения Хоббитских игрищ” (ролевых игр по Толкиену). Московская газета КСП “Менестрель” объявила о выходе первого и составлении второго выпуска сборника стихов на толкиенистскую тематику “Эглерио”. Игры стали проводиться десятками, от скромных на 30-40 человек до солидных “регионалок”. Появились первые клубы ролевых игр – “Город мастеров” в Москве, “Белая дорога” в Уфе.
Типичная ролевая игра – это сбор мастерской группы, которая создает правила игры, выбирает сюжет, правила. Сама игра: несколько лагерей по 5-20 человек, в каждом из которых есть “правитель” и “народ”, состоящий из “воинов”, “кузнецов”, “лекарей”, “нищих”, “менестрелей” и “священников”. Игроки, точнее, их персонажи “воюют”, “мирятся”, “интригуют”, “женятся”, “рождаются” и “умирают”. Темой для игры выбирается сюжет из истории доогнестрельной эпохи или романа фэнтези, хотя в последнее время не исключение игры по “постядерному” миру, с “мягкой” пневматикой вместо деревянных клинков. Игра занимает 2-3 дня.
Слово “толкиенист”, придуманное безвестным журналистом, в движении ролевых игр сразу стало бранным – им называют тех шумных и занятых только собой 15-леток, пьющих пиво вдали от учителей и родителей и потрясающих деревяшками. Но средний возраст ролевика – 22-26 лет, есть и 30-летние, и те, кому под 40. Кто-то руководит клубами ролевых игр, вытаскивая с улицы подростков. Кто-то ушел в историческое фехтование, которое родилось в 1992 году. Рыцарские турниры воссоздаются по правилам ХV века – пеший бой на тупых стальных мечах, в стальном шлеме и доспехах.
С 1997 года историческое фехтование стало официальным видом спорта и входит четвертой дисциплиной в Федерацию фехтования.
Алексей КИЯЙКИН

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте