Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Патрисия КААС: Если бы у меня были дети, я была бы абсолютно счастлива

Учительская газета, №22 от 28 мая 2013. Читать номер
Автор:

В этом году исполняется четверть века, как на эстрадном небосклоне засияла звезда француженки Патрисии Каас. С момента выхода ее дебютного альбома «Мадмуазель поет блюз» в мире было продано свыше 17 миллионов записей певицы. Новаторски смешивая традиционный французский шансон с джазовыми ритмами, она покорила слушателей многих стран, в том числе и России, где Каас частая гостья. В один из таких приездов нам и удалось побеседовать с артисткой. А рядом с хозяйкой, как всегда, крутилась ее любимая собачка по кличке Текила.

– Мадмуазель Каас, вас называют сильной женщиной. Через что нужно пройти, чтобы женская душа закалилась?- Характер у меня от родителей и от Бога. Мой отец – шахтер – нас не баловал: слишком усталый возвращался вечером домой. Семья была большая. И мама приложила максимум усилий, чтобы нас вырастить. Я однажды тоже спускалась в шахту, но выдержала там недолго: дышать совершенно нечем. Некоторые газеты писали, что я в детстве была забиякой и дралась с мальчишками. Это не так. Я была очень послушной, домашней девочкой. И всегда верила в себя. Это помогает. Каждый артист должен развиваться в том направлении, в котором у него получается лучше всего. Я, например, не лезу в танцевальный жанр, потому что знаю: мало чего там добьюсь. Найти свою дорогу в искусстве – это большая удача, не каждому дано. И поэтому не следует с этой дороги сходить.- Когда ваша карьера на эстраде резко пошла вверх и вы разбогатели, изменилось ли ваше отношение к деньгам?- Конечно, изменилось. Моя жизнь стала другой. Но я не забываю, кем была, из какой среды вышла, не теряю связи с семьей. Мы никогда не ездили отдыхать, все каникулы проводили дома, никакого шика в одежде или изысков в еде. Но в семье были любовь и взаимоуважение. Это важнее материального достатка. У меня остались самые теплые воспоминания о детстве. Но это не значит, что я и сейчас должна страдать и отказываться от роскоши.- А сейчас вы братьям и сестрам помогаете или в Европе это не принято, каждый платит за себя?- Когда я заработала первые большие деньги, то раздала всем шестерым понемногу. Если поможешь только одному, остальные обидятся. Все, конечно, обрадовались. Но скоро я поняла, что с этим нужно быть осторожным. Деньги очень сильно меняют отношения между людьми. Получается, как будто ты покупаешь своих родных. Да и они, живя за чужой счет, стали чувствовать себя неловко. Меня любят как сестру, а не как спонсора. Теперь я приглашаю их к себе на каникулы, балую подарками. Это лучше, чем просто давать деньги.- Вы уже давно не выпускали новых альбомов. Вам сложно подобрать подходящий музыкальный материал?- Если быть точной, то новых альбомов у меня не было четыре года. В моменты такого затишья всегда задаешься вопросом: что же можно сделать нового, что изменить? Перед тем как записывать последний альбом «Kabaret», я переслушала очень много музыки, и современной, и старой. Больше всего меня зацепили песни 30-х годов. От берлинской жизни того времени был взят дух кабаре, от Буэнос-Айреса – танго, а от Сен-Жермена – джаз. Вот такое своеобразное путешествие во времени. Я нашла для проекта «Kabaret» энергичных единомышленников, они сделали современные аранжировки. Разработка и запись всего проекта заняли два года. На мой вкус, получилось элегантно.- В каждом произведении художника отражается его личная жизнь. Какие новые нотки появились в ваших песнях, насколько они связаны с событиями в личной жизни?- Мои песни не всегда автобиографичные. В этом я с вами не соглашусь. Но те эмоции, которые вы можете почувствовать в них, – они все настоящие. В процессе создания «Kabaret» я переживала сложные моменты в жизни, а иногда и радостные. Когда вы погружаетесь в работу, то это нормально, что вы отдаете ей свои эмоции. Так происходит всегда.- А вы можете сказать: «Это все о нем!»?- К чему вы клоните? Конечно, это песни о любви, о романтических переживаниях, о том, что перевернута еще одна страница моей жизни. А больше я вам по этому поводу ничего не скажу.- Одно время в России был популярен телепроект «Фабрика звезд», где под всевидящим оком телекамер юные таланты не только учились петь, но и ели, спали, принимали душ и влюблялись, а после ездили по стране с концертами. Как вы относитесь к подобному началу карьеры на эстраде?- Во Франции такие программы тоже очень популярны. В наши дни пробиться на эстрадные подмостки без спонсоров немыслимо. И в том, что молодые на «Фабрике…» получают такую своеобразную возможность показать себя, ничего плохого нет. Плюс это какая-то школа, они учатся преодолевать сценический стресс, сразу привыкают работать на живых трансляциях. Поверьте, никакие занятия в тиши консерваторского класса с самым умным и чутким педагогом не заменят этот бесценный опыт.Но на «Фабрике…» есть и серьезный негатив. За личной жизнью «фабричной» молодежи наблюдают миллионы людей. Считаю, что это культивирование вуайеризма, подглядывания, постыдного психического заболевания. Но телевизионщиков это не смущает, они зарабатывают деньги. Другой минус – система искусственной звездности. В течение полугода или дольше конкурсантам внушают, что они невероятно талантливы, открывают их фан-клубы. А какие из них звезды? Ведь ребята делают лишь первые шаги. Смогут ли они удержаться на волне сиюминутной популярности? У большинства звездная жизнь заканчивается с завершением телепроекта. И дальше они, поверившие в свою избранность, но никому не нужные, испытывают острое разочарование в жизни. Тут надо иметь сильный характер, который, увы, редко встречается у нынешних молодых, изнеженных цивилизацией и избалованных родителями.- А как вы относитесь к старой элите французской эстрады: Мирей Матье, Шарлю Азнавуру?- Конкуренции между нами нет. Я уважаю это поколение. Когда в детстве я начинала петь, то часто выбирала песни Азнавура. На них хорошо учиться артистизму – планка поднята очень высоко. Там столько эмоций, брызжущих буквально из каждого слова! Артисты, у которых такая долгая и успешная карьера, уже не интересуются деньгами ради денег. Они могут себе позволить заниматься настоящим искусством и быть независимыми. Это достойно восхищения. Хотя, если честно, лично я предпочитаю совсем другие стили и направления в музыке.- Вас не смущает, что альбомы Патрисии Каас теперь можно бесплатно скачать из Глобальной сети?- Интернет – штука хорошая, помогающая миллионам людей по всему миру свободно обмениваться информацией. Однако состоявшимся исполнителям подобная демократия приносит убытки. Доходами от продаж пластинок я ведь должна делиться с поэтами, композиторами, аранжировщиками, сочинившими для меня песни. Но больше всего мы страдаем от аудиопиратов, которые нелегально уже продали в России, Украине, Беларуси десятки миллионов моих альбомов, а мне не заплатили ни копейки. Утешает лишь то, что благодаря такому гигантскому валу продаж я приобрела целую армию новых поклонников, которые с удовольствием раскупают билеты на мои концерты, когда я езжу по вашим странах с гастрольными турами.- В вашем репертуаре есть российские песни?- Однажды в концерте я экспромтом спела «Подмосковные вечера». Сейчас подумываю поделиться песней с русским певцом. Буду петь по-французски, а он – по-русски. Кандидатуру еще не подобрала, пока присматриваюсь. Нужна серьезная подготовка, чтобы вещь получилась качественной и вошла в хит-парады. Жаль, что до сих пор до этого не доходили руки.- Молва приписывает вам роман с Аленом Делоном, который ради Патрисии Каас едва не бросил свою беременную жену, голландскую манекенщицу Розали Ван Бремен. И якобы в память о той любви вышел ваш альбом «Я называю тебя на «вы…».- Поверьте, не все то, о чем писали бульварные газеты, правда. Мы с Делоном теперь всего лишь друзья. И ничего больше. Часто перезваниваемся, иногда видимся. Он хороший человек, но очень одинокий.- В России критики, уж извините за прямоту, разгромили фильм Клода Лелюша «А теперь… дамы и господа», где вы в дуэте с Джереми Айронсом разыграли любовный роман певицы и гангстера…- Жаль, что разгромили. Эту роль я получила случайно, очень удивилась, что меня утвердили. А поскольку с детства меня приучили подходить ко всему профессионально, то я полностью отдалась работе. Тем более что эстрадную жизнь хорошо знаю изнутри. Поначалу на съемочной площадке я жутко всего боялась, но Лелюш меня успокоил и создал комфортную обстановку. Временами я чувствовала, что не играю, а как бы проживаю свой обычный день, а про меня снимают телепередачу. И еще добавлю, что целоваться с Джереми Айронсом было приятно… Когда на премьере в зале наконец погас свет и начался фильм, я вглядывалась в сыгранную мною женщину – усталую, больную, с мешками под глазами – и многое передумала, кое-что поняла в своей собственной судьбе. Я знаю, что несколько последних фильмов Лелюша в прокате провалились. Но он все равно молодец, не идет на поводу у масскульта и не теряет надежды на успех.- Нет ли у вас желания продолжить карьеру киноактрисы?- Недавно мне предложили главную роль в немецком телесериале. Но я отказалась. Не хочу сниматься, просто чтобы еще раз мелькнуть на экране. Больше всего на свете я люблю петь. На это уходит много времени и сил. А халтурить не хочу. Еще раз повторю: если артист нашел свою дорогу в искусстве, не следует с нее сворачивать. От добра добра не ищут.- А откуда у вас такая веселая собачка?- Ее как раз подарил мне Лелюш после съемок. Я ее сама выбрала. В тот год собакам нужно было давать клички на букву «т». Я назвала ее Текилой – смешное имя. Умная псина. Она всюду со мной. Только на сцену ее не беру. И на свидания. А то она все внимание на себя забирает…- Считается, что собаки похожи на своих хозяев…- Я похожа на собаку? Неплохой комплимент. (Смеется.) Текила такая добрая, нежная. У нее осмысленный человеческий взгляд. Не случайно люди ее любят, а журналисты обожают фотографировать. И кажется, Патрисию уже знают меньше, чем Текилу.- В России многие люди искусства ударились в политику: Станислав Говорухин, Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум… А что бы вы сказали, если бы родина мобилизовала вас на политические подвиги?- Меня в политики? Бедная моя Франция. Надеюсь, до этого не дойдет. Я не люблю политику.- В представлении русских французская кухня – это обилие морепродуктов, устрицы, улитки, лягушки, артишоки… А что вы любите?- Устрицы я не ем. И вообще французскую гастрономию не жалую. Я ведь наполовину немка, мама приучила нас к немецкой кулинарии. Поэтому больше люблю картошку со шницелем и легкие салаты.- Если я, скажем, соберусь приехать в Париж, куда бы вы порекомендовали мне сходить? У вас есть любимые места?- Мое любимое место – это мой дом. Так что я бы вас туда пригласила и угостила стаканчиком нежного вина.- В чем для вас заключается женское счастье?- Любить и быть любимой. Звучит просто, но сложно в достижении. Нужно быть готовым к компромиссам, уметь подавлять свои комплексы, мешающие взаимопониманию. Мне это не всегда удается. Для женщины проще всего, наверное, заниматься только мужем и детьми, но я не хочу ограничивать свою жизнь узкими рамками. Счастлива ли я сейчас? Да, пожалуй. Но если бы у меня были дети, это чувство было бы абсолютным…- А какого мужчину Патрисия Каас хотела бы видеть рядом?- Это должен быть человек с чувством юмора, мужественный, благородный. Но, увы, идеального мужчину я еще не встретила.- Вы уже не первый раз приезжаете в Россию. Лично вам какой видится наша страна?- Россия очень изменилась с моего первого приезда. Это было 20 лет назад. К сожалению, в политических вопросах моя родина не всегда находит общий язык с вашим правительством. У политиков свои доводы и резоны. Что же касается меня, то я для себя отмечаю, что Россия стремительно развивается. Прогресс виден каждому приезжающему сюда иностранцу. Кроме того, россияне честные и добродушные люди. Здесь я всегда чувствую к себе любовь и уважение.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту