search
main
Топ 10
Учителя Ульяновской области отметили избыточность конкурсов и тотальную отчетность Абсолютным победителем конкурса педагогического мастерства стал учитель из Северной Осетии Власти Владивостока продлили свободное посещение школ из-за снежного циклона Как повысить зарплату учителя: что думают педагоги о предложениях депутатов Литература для итогового сочинения, рекомендации для подготовки – советы от «Учителя года» Какие олимпиады могут помочь при поступлении в вуз в 2023 году Специалисты Рособрнадзора поделят регионы России по качеству образования  День придумывания новых слов, который отмечают 28 ноября, имеет глубокие корни Поступление в колледж: какие правила будут действовать в 2023 году 70% школьников боятся писать итоговое сочинение из-за нововведений Непогода во Владивостоке сделала посещение школ свободным Минобрнауки Калужской области: в регионе апробация ФГИС «Моя школа» прошла успешно Стали известны победители основных номинаций конкурса «Лучшая школьная столовая» В Москве в выходные пройдет бесплатная выставка «Навигатор поступления» Шесть золотых медалей и четыре серебряных привезли российские школьники с олимпиады по физике в Минске Единые программы по истории подготовят для российских школьников Подготовкой учителей финграмотности займется Министерство финансов Тверская область приняла эстафету Великой Северной экспедиции Стало известно, кто будет исполнять обязанности ректора РГУ имени Есенина В Челябинске отменили уроки в школах
0

Патриотизм не приемлет бюрократии. Михаил БУДАРАГИН, член политсовета ВОО «Молодая гвардия»

– Насколько сейчас необходимо вводить патриотическое воспитание? – Школа у нас пока принадлежит государству, она существует на государственные деньги. Если она существует не на государственные деньги, а на какие-то другие, давайте заявим об этом и будем строить другие взаимоотношения. Но пока она существует на государственные деньги, то пускай она на них и существует. Значит, государство имеет полное право предъявлять к школе определенные требования и стандарты. И поэтому сама идея о том, что необходимо патриотическое воспитание, совершенно логична и правильна. Меня в этой ситуации смущает только одна вещь: я не могу отделаться от мысли, что при нынешнем состоянии средней школы в ней можно вводить хоть патриотическое воспитание, хоть изучение истории государства Гонолулу, хоть танцы или фехтование. Все это при нынешнем кадровом составе преподавателей и при нынешней забюрократизированности школьного процесса совершенно бессмысленно. То есть вводить патриотическое воспитание в нынешней школе – то же самое, что лечить больного раком, давая ему средство от насморка. Насморк, может быть, вылечит, если он у него есть, но раковую опухоль оно не уничтожит.

Я связан со школой и могу себе хорошо представить, как это будет на самом деле. Во-первых, патриотическим и военным воспитанием будут заниматься или замордованные учителя истории и обществознания, у которых и так огромные нагрузки, или какие-то отставные военные, как всегда это было в случае военно-патриотического воспитания. Честно говоря, если отставной подполковник идет преподавать в школу, значит, больше делать ему нечего, значит, он какой-то неправильный подполковник. Подполковники, если они правильные, продолжают обеспечивать семью или еще чем-то занимаются, на школьную зарплату невозможно обеспечить ни семью, ни даже себя. Это раз.

Второе: тетеньки из роно будут составлять планы, все это замордуется в полную бюрократическую невменяемость, и все воспитание выльется в расставление галочек по разного рода отчетностям. То есть галочки будут, а воспитания – нет. И поэтому в данном случае мне не совсем понятно, зачем вообще огород городить.

Третье условие, что касается военного воспитания, – это материально-техническое оснащение школ, которое, может быть, в Москве и в больших городах еще куда ни шло, но в провинции, особенно на селе, оно просто отвратительное. Нельзя проводить военное воспитание, предположим, без тира, а поставить во все школы тиры – это деньги. Кто будет давать эти деньги – Министерство образования? Они не предусмотрены. Министерство обороны? Они не предусмотрены. Кто будет оснащать школы необходимым, совершенно неясно. Моя главная мысль заключается в том, что при нынешнем состоянии школы самое лучшее, что с ней можно сделать, – ничего не трогать и подождать, пока она сама окончательно умрет, разложится, и построить что-нибудь новое и нормальное. А лечить раковые опухоли средствами от насморка – бесполезно. Потому что я просто знаю, как это будет реализовано, кто этим всем будет заниматься. Таково мое мнение.

– Если мы все-таки возьмемся за реализацию этой программы, на ваш взгляд, что такое патриотическое воспитание сегодня?

– Патриотическое воспитание, на мой взгляд, должно включать в себя историю, литературу, русский язык – это и так патриотическое воспитание, его элементы. А если выделить отдельно патриотическое воспитание, то должна выстраиваться определенная система, с одной стороны, нравственного отношения к своему государству и своей стране – это раз. Мы должны не просто знать даты, как это часто делается в истории, но и понимать, к чему хорошему или плохому привели те или иные события. Мы на самом деле должны учить детей не только гордиться страной, но и стыдиться, горевать, чувствовать сопричастность ко всему, что происходит. Мне в этом смысле очень близка позиция Василия Розанова, который написал, что это очень хорошо – любить сильное государство, сильную родину, могучую и процветающую, а вот вы попробуйте полюбить слабую родину, униженную, больную, оскорбленную. На самом деле смысл патриотического воспитания заключается в том, что необходимо любить любую родину, как мать – какая она есть, такая и есть. Сегодня необходимо учить именно потому, что мир разомкнут, именно потому, что идет глобализация, развивается Интернет, и сейчас очень важно, чтобы нас не растворило в этом глобальном мире.

– А на каких примерах воспитывать патриотизм?

– Подобных примеров достаточно много в истории, в недавней в частности. Та же 6-я рота псковских десантников – чем вам не пример патриотизма? Мне кажется, что найти примеры в тысячелетней истории страны – совершенно не проблема. Тем более огромной страны, которая до сих пор жива и существует. Мне кажется, что здесь нет проблемы.

– Как понимают патриотизм люди разных возрастов? В чем разница, что общего, что отличного?

– Я не социолог, и у меня нет никакой конкретной информации об этом. Я совсем не знаю, как понимают патриотизм подростки, например, лет 15, для меня это полная загадка. У людей моего поколения, это 25 лет, все очень сложно, потому что наше взросление пришлось на 1990-е, и поэтому у нас есть некая поляризация тех, кто вообще думает об этом каким-то образом: мы или принимаем патриотизм как некий государственный патернализм или, наоборот, воспринимаем патриотизм как предельный космополитизм. Есть у меня такая часть знакомых, либеральных друзей, которые считают, что смысл патриотизма в России должен заключаться в том, чтобы стать 52-м штатом США. Например, я с этим не согласен, но эта точка зрения очень сильна.

У людей более старшего возраста, мне кажется, патриотизм связан с личным опытом. У молодого поколения, конечно, никакого опыта нет, и поэтому мы в основном теоретизируем, выстраиваем какие-то конструкции. А у людей более старшего поколения есть в той или иной степени личный опыт, который они с этим связывают. И самый яркий пример тому – немногие оставшиеся ветераны Великой Отечественной, для которых, разумеется, не существует ничего более важного и значимого, чем Великая Отечественная война. И я уверен, что для них патриотизм в принципе неотделим от этой Победы. Это просто невозможно, потому что это был самый главный опыт в их жизни, самый важный, самый больной, горький и радостный. Наверное, после 30 лет начинается осознание у человека через опыт, оно усиливается, и чем больше опыт, соответственно тем больше все чувства к нему привязываются.

– Нужны ли какие-то специальные структуры, которые будут заниматься патриотическим воспитанием, или специальные программы в школах и вузах? Как вновь не скатиться просто к разговорам о патриотизме?

– Программы, конечно, необходимы, кто бы спорил. Про структуры я даже не знаю. Мне кажется, что не надо множить сущности и придумывать новые структуры. Достаточно нанять энное количество нормальных, грамотных преподавателей, и если это будет нормальная, внятная, вменяемая школьная система, нужно их каким-то образом интегрировать.

Еще одно добавление: системная и очень давняя ошибка всех тех, кто занимается образованием, понимание его как некой отдельной отрасли народного хозяйства. Например, у нас есть лесная отрасль, водная отрасль, есть нефтянка, и есть образование. И как люди работают с нефтянкой или с лесом, так же они работают с образованием. Но этот подход принципиально неверен, потому что в обществе ничего отдельного от образования не существует. Я могу себе представить существующее отдельно от общества лесопользование, потому что это касается не всех, грубо говоря. Меня, например, лесопользование не касается. Но образование – так или иначе. Вот у меня ребенок, я сам учился – образование меня касается напрямую. И поэтому это не их отраслевые дела, где они что-то пытаются тихо сделать, нет, это предельно широкая общественная вещь. Образование, мы все время об этом забываем, неотделимо от семьи, во-первых, потому что ребенок, кроме того что он учится в школе, он еще находится в семье на самом деле. А у нас до сих пор строятся все образовательные программы на том, что семьи не существует в принципе. Это делается следующим образом: есть наша отрасль, образование, а есть весь остальной мир, который мы не трогаем, он нам неинтересен, его не существует. А на самом деле он существует, он постоянно врывается в эту систему, постоянно ее корректирует, видоизменяет, он с ней находится в постоянной, непрерывной коммуникации. И до тех пор, пока мы не поймем, что отдельного образования нет, все это так и останется благими намерениями, хорошими словами и правильными мыслями, но ничего конкретного не получится.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте