Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Утрата

Памяти народного учителя

Директор, который умел набирать хороших учителей и не мешать им работать
УГ - Москва, №47 от 26 января 2021. Читать номер
Автор:

На 93‑м году жизни не стало выдающегося педагога, основателя и многолетнего директора лицея «Вторая школа» Владимира Овчинникова.

Владимир Федорович руководил школой до 90 лет – школа №2 в 1956-1971 годах, лицей «Вторая школа» в 2001-2020 годах.
Детство Владимира Федоровича пришлось на военные годы, тогда было не до учебы, но он много читал, и это сформировало его как будущего историка и интеллигентного человека. Поступил в Институт стали и сплавов, но вскоре перешел в Педагогический институт, на исторический факультет. В те годы его интересовал спорт, и он стал дважды мастером спорта по альпинизму и баскетболу.
По окончании института его распределили в Калугу, в школу, где он проработал один год, там же, кстати, преподавал литературу Булат Окуджава. Вернувшись в Москву, Владимир Федорович попал в школу рабочей молодежи №48, затем его перевели в школу №2, новостройку на Ленинском проспекте, недалеко от недавно построенного здания МГУ. Ему повезло, пришли несколько ярких учителей, потом он позвал к себе однокурсников по пединституту. Это был костяк, вокруг которого группировались молодые учителя.
В 1964-1965 учебном году была проведена реформа образования и создана 11‑летка, было введено производственное обучение. Где-то стали обучать детей поварскому искусству, где-то – слесарному делу, а Овчинников обратился к Институту точной механики и вычислительной техники. Тогда ЭВМ были огромными, занимали целый зал. В школе устроили монтажный цех, и дети, надев белые халаты, занимались изготовлением плат для вычислительных машин. Так возникла специальность «радиомонтажник». Потом решили учить ребят профессии оператора-программиста. Эти новые профессии требовали высокого уровня преподавания математики и физики.
В 1968‑м производственное обучение в школе отменили и профессию программиста трансформировали в углубленное изучение математики и физики. К тому времени уже были сильные учителя математики и физики, можно было изучать эти предметы углубленно. Школа обрела известность, и многие родители хотели отдать детей учиться именно в нее.
Когда в школу с детьми приходили профессора МГУ, Владимир Федорович просил их проводить занятия в школе. Эти профессора приводили с собой студентов мехмата или физфака, и возникла система, когда профессор читал курс высшей математики, а студенты вели семинарские занятия.
Ребятам, по мнению Овчинникова, необходимо было сильное гуманитарное образование, в школе появились сильные словесники и историки. В 1960‑е Вторую школу в шутку называли «историко-литературная школа для физиков и математиков с физкультурным уклоном».
Нагрузка в лицее очень большая, и мы предупреждаем родителей и ребят, что отличники, особенно в первом полугодии, могут стать троечниками. Часто происходит психологическая ломка: дети впадают в панику, родители требуют от них хороших оценок, а ребенок не справляется, не умеет вникать в суть дела, а пытается учить наизусть. Поэтому Владимир Федорович создал в школе психологическую службу и «скорую помощь» по физике и математике.
Среди наших выпускников четыре академика, в некоторых классах половина выпускников доктора и кандидаты наук, были два министра экономики, главный кардиолог Москвы, депутат Московской городской Думы. Важно, что выпускники дружат и многие приходят повидаться с учителями и директором. Часто в школе учится 3‑е поколение, мы называем их «второшкольные династии».
Но были и тяжелые времена, когда в 1971 году школу разогнали. Партийное руководство посчитало школу рассадником вольнодумства и уволило всю администрацию, а многие учителя в знак протеста покинули школу. Комиссию возмутило, что в школе висела газета «Молодость», в которой ученики писали свои заметки и стихи, а не партийная газета «Правда», некоторые ученики не хотели вступать в комсомол, а один ученик решил выйти из комсомола, на уроках обсуждали рассказы Солженицына…
Владимира Овчинникова взял к себе учителем истории легендарный директор 45‑й школы Леонид Мильграм. Ему пришлось побегать, поуговаривать партийные органы. А директором Всесоюзной заочной математической школы (ВЗМШ) Владимир Федорович оставался, поскольку тогдашний ректор МГУ Иван Петровский сумел эту проблему решить. ВЗМШ существует до сих пор, и Владимир Федорович оставался ее директором.
В 1992 году школа стала лицеем, и кроме физико-математического в ней появилось биохимическое направление. Овчинников после 30‑летнего перерыва вернулся в школу, между этими направлениями было напряжение, которое в итоге было снято тем, что биохимические классы перешли в школу №192 и там успешно работают.
Однажды у Овчинникова состоялся разговор с чиновником высокого ранга, в ходе которого его спросили, как удалось создать такую сильную школу. Владимир Федорович ответил: «Я набираю хороших учителей и не мешаю им работать». Последовал еще один вопрос: «А что труднее – первое или второе?» – и получен ответ: «Сначала первое, а потом второе».
О Владимире Федоровиче написал книжку его ученик Георгий Ефремов – «Тот самый Овчинников, или Невозмутимое бесстрашие», есть сборник ярких воспоминаний выпускников и учителей «Записки о Второй школе», сняты несколько фильмов о Второй школе. Как говорится, большое видится на расстоянии, поэтому исследование феномена Второй школы и личности Владимира Федоровича Овчинникова еще впереди.

Александр КОВАЛЬДЖИ,
учитель математики лицея «Вторая школа»

P.S. Эта статья была также опубликована в «Дайджесте московского образования» в октябре 2020 года.

 


Комментарии

Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt