search
Топ 10

От Вампиреллы, с любовью… Литературное творчество ручной работы

Не так давно довелось мне увидеть, как решают извечный спор между физиками и лириками в Воронежском энергетическом техникуме. Ольга Коротких, преподаватель русского языка и литературы, достала с полки самиздатовский литературный журнал под названием “Бестселлеры ВЭТа”. Ну а так как номеров журнала было уже несколько – все толстенные, с рисунками, прозой и стихами, то сразу стало понятно: литературное творчество в техникуме – мероприятие не разовое, не приуроченное к юбилею Александра Сергеевича или еще кого-либо. Тут действительно пишут, творят! А кто, как и почему – об этом наш разговор с Ольгой Анатольевной. Но сначала пару фраз о ней самой.

Преподает в техникуме уже более десяти лет, пришла сюда сразу после филфака Воронежского госуниверситета. Было свободное распределение, и как раз поступил запрос из техникума. Сначала взяли замещающей на время отпуска другого преподавателя, а потом оставили насовсем.
– Я нисколько не жалею, что попала на работу сюда, а не в школу. По сравнению со школой здесь больше свободы для творчества и дети повзрослее, ответственнее, с ними интереснее. Приходя к нам учиться, ребята меняют коллектив, а в новых условиях человек может так раскрыться, что потом сам себя не узнает. Он словно начинает с чистого листа и старается проявить себя.
– А уроки русского и литературы воспринимают как своеобразный отдых между профильными дисциплинами?
– Не совсем так. Конечно, мне как учителю, особенно интересно с теми, кто учился в гуманитарных классах. А потом – то ли родители направили, то ли обстоятельства так сложились, но приходит человек в техникум. Родители говорят: литература для мальчика – не профессия, нужно уметь гайки закручивать. И парень – между двух огней. Из него душа рвется, как ей выплеснуться?! С такими ребятами очень интересно.
– Из-за них и появились “Бестселлеры ВЭТа”?
– Идея родилась где-то в начале 90-х годов. Был у нас предмет “Из истории мировой литературы” – это те произведения, которые не вписывались в основную программу, поэтому я преподавала их факультативно. Изучался предмет всего один семестр, но вызывал живейший интерес студентов! Вообще-то они – публика малочитающая, а уж зарубежная литература вообще “темный лес”. Книг мало, тем более в технической библиотеке, и я нашла такой выход: просто пересказывала сюжеты Мопассана, Мериме, Гюго. Студенты воспринимали это как сказки. Тогда я поняла, что им в детстве рассказывали очень мало сказок. В лучшем случае ставили ребенку пластинку или кассету послушать. А так, чтоб бабушка рассказывала или мама – такого не было. Поэтому, думаю, ребята и слушали меня с таким неподдельным интересом. Потом я предложила им написать воспоминания о детстве. Ведь каждому интересно рассказывать о себе. Оказалось, у них столько ярких случаев из детства! Кто-то первую рыбу поймал, кто-то чуть в речке не утонул, кому-то велосипед купили – они вспоминали и сами себе казались интересными людьми, героями своих историй! Я за это зацепилась, и потом они довольно охотно откликались на мои просьбы. Чаще всего писали дома, иногда вместо сочинения я просила их придумать какую-нибудь историю. А потом из этих “вольных” текстов выделялись крупицы, скапливались, и я думала: ну а дальше-то что, как дальше с ними быть? Сначала мы грамотность оценивали, а потом стали больше внимания обращать на содержание – сюжет, характеристики героев, проблематику…
Так в Воронежском энергетическом техникуме появился свой собственный литературный журнал. Можно сказать, из сказок для взрослых вырос. Когда стали выходить первые номера журнала, Ольгу поначалу спрашивали, зачем ей лишняя головная боль и все эти хлопоты, кому это надо? Она не спорила: “Это нужно мне, мне интересно”. А потом стало ясно для всех: в первую очередь журнал был нужен юным “технарям” – тем самым мальчишкам и девчонкам, из которых “душа рвется и требует выплеснуться”.
Листаю номера журнала, очень много любви и размышлений о жизни. Один из самых ярких псевдонимов – “Вампирелла”. А ее вещь называется “Жертва”. Не пересказываю суть, это – о любви. Читаю названия маленьких глав: “Ожидание смерти подобно”, “Здесь родилось сумасшедшее счастье”, “Совершенство или высокомерие?”, “Существует ли смерть?”. А вот это “Из ненаписанного письма” (одна из глав):
“Любовь и страсть – параллельные чувства, не взаимоисключающие друг друга. Я меняла парней, как перчатки, но не потому, что я девушка легкого поведения. Вы думаете, что я улыбаюсь вам потому, что так принято? А я согреваю вашу душу”.
– Ольга Анатольевна, последнее. Посвящается кому-то или – абстрактно?
– Эта проза обращена к учителю, к одному из наших преподавателей. Я терялась в догадках – к кому, кто это? Так и не угадала. Вот смотрите, в конце: “Простите меня, мой любимый учитель. Простите и знайте, я сейчас готова разделить вашу боль, прийти на помощь, когда потребуется”… Мы каждый номер журнала, когда он уже готов и собран, приносим в преподавательскую. Чтобы все взрослые могли почитать, посмотреть, что умеют ребята. И вот когда вывесили этот номер, кто-то из преподавателей подписал под этими словами Вампиреллы: “Бог тебя простит”. Вот эта надпись, видите?
Я вижу. Почти детектив получился, и очередная история юношеской любви предстает завершенной и красивой. А еще думаю о том, почему ребята не боятся быть раскрытыми, доверяя свои тайны бумажному листу и учителю. Уж она-то знает, кто и за каким псевдонимом прячется. Спрашиваю Ольгу об этом.
– Просто они знают мое отношение. Так сложилось, что я стараюсь очень деликатно относиться к творчеству ребят: псевдоним – пожалуйста, если не хочешь, чтобы даже группа твоя упоминалась, – пожалуйста, я не давлю. И вообще все ставится в журнал только с их разрешения. Иногда попадаются очень интересные вещи, я прошу, но ребята не дают. И я не настаиваю, такая традиция. Потому-то они и не боятся приносить все свои творения.
Ольга рассказывает, что не так давно к созданию очередного номера журнала подключились родители. Ребята стали говорить про него дома, и некоторые мамы принесли свои стихи. Выяснилось, что и среди преподавателей есть пишущие. Приносят, просят оценить, она читает, а потом обязательно спрашивает разрешения, можно ли это опубликовать в журнале.
Например, учился у нас парень, Вадим Азаревич. Очень одаренный, но до поры до времени непонятый товарищ. Написал рецензию-эссе “В чем истинная красота человека” по роману Толстого “Война и мир”. До этого мальчика считали двоечником, особого уважения он к себе не чувствовал. А потом, когда все прочли его произведение в журнале, Вадим пришел ко мне и сказал: “Знаете, меня сегодня узнали в библиотеке! Со мной поздоровались, сказали: это ты печатаешься? Молодец, хорошо пишешь!” И парень себя зауважал, почувствовал человеком.
– А случается, что ребята по окончании техникума решают резко изменить свою жизнь и уходят в гуманитарии?
– Да. Миша Трубчанинов, с которым мы до сих пор поддерживаем связь, поступил на исторический факультет пединститута. У нас печатал очень интересные размышления о Робин Гуде. Еще помню девочку, которая училась в техникуме с большим трудом, технические дисциплины давались тяжело, ругали ее спецпредметники. А в журнале она часто печатала свои стихи. Может, здесь нашла какую-то отдушину. И каждый раз, когда шла презентация очередного номера журнала, я подходила к преподавателям и говорила: а вот это написала та самая Галя, которую вы ругаете! И невольно к ней добрели сердца. В итоге она, кажется, поступила на филфак.
Я думаю, что в литературных работах раскрываются характеры ребят, а иногда можно понять, что происходит с парнем или девочкой. Бывало и такое, что приходят классные руководители и спрашивают: что вы думаете об этом студенте, кажется, с ним что-то происходит, не можем найти контакт с парнем. Тогда мы заглядываем в его произведение, а он там пишет, например, что друга потерял или расстался с любимой девушкой. Он не может в открытую сказать учителю: меня предали, девушка бросила, мне больно, я переживаю! И эту свою боль он доверяет стихотворению. Иногда с родителями конфликты, и это тоже выплескивается в творчестве.
– Литература выполняет роль душеспасительницы?
– Конечно. Но она и формирует характер, даже планы на будущее. Есть у нас еще один вид работы: первокурсники пишут письма себе в будущее, на четвертый курс. Рассказывают о своих увлечениях, о своих мечтах. Я эти письма собираю, а на выпускном вечере дарю ребятам. Чтобы могли сравнить, какими они были и что с ними сталось. Иногда ребята делают очень интересные выводы…

Татьяна МАСЛИКОВА
Воронеж

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте