search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

От ректора до профессора расстояние огромной финансовой дистанции

На встрече с ректорами вузов Владимир Путин, по-моему, испытывая некоторую неловкость от такой щекотливой темы, тем не менее все же поднял вопрос о том, что некоторые ректоры вузов устанавливают себе астрономические зарплаты, в то время как простые сотрудники получают мизерные деньги. Был назван оклад ректора даже в 700 тысяч рублей в месяц, и это притом что множество преподавателей вузов ищут в Москве возможность подработать в средней школе, где платят больше, чем в вузе.

В советское время в науке и вузовском преподавании тоже было неравенство: в то время как преподаватель без степени или старший лаборант с высшим образованием получали от 90 до 140 рублей в месяц, профессор, заведующий кафедрой, декан с учетом докторской степени зарабатывали от 450 до 550 рублей в месяц, то есть в три-четыре раза больше. Но такого безобразия, как сегодня, не было в то время нигде. Вот вам и академические свободы, вот и самостоятельность высшей школы!Неудивительно, что среди «новой буржуазии» на Болотной площади оказались во множестве и сотрудники высшей школы, интеллигентной бедноты наших дней, «пролетариев умственного труда». Протестовали они почему-то тоже против Владимира Путина, видимо, по недоразумению. А вот против своего руководства в вузе протестовать для них было бы накладно. Там до сих пор крепостное право с тягловыми преподавателями и помещиками-администраторами, полновластие ученого совета, засилье хозяйственной части, бюрократизм администрации.С другой стороны, кое-какая свобода преподавания и исследования, в коллективе добрые отношения, возможность перехватить дополнительный заработок. Протестовать вроде бы и нелепо, и неуместно, и неудобно, то ли дело сплетни в курилке разводить о том, как «жирует руководство».Много раз, обращаясь к собравшимся интеллигентным москвичам, я спрашивал их, почему они львы по месту жительства и зайцы на своей работе? Люди улыбались, кивали, но не отвечали на мой вопрос. А что тут ответишь? Ведь они это хорошо знают, и их это травмирует. И вот то, что не смеют высказать в лицо своему заведующему кафедрой, декану, ректору, они несут на пикет, митинг, на демонстрацию. Происходит замещение, сублимация по Фрейду. В одном месте накапливается реальное недовольство, в другом выплескивается весьма гордо и очень смело. Ведь не скажешь же про бедного зайчика, что он трусишка, если он протестует против самого медведя, даже самого слона! Только вот не охотится медведь на зайцев, и слон зайца не ест. Не опасно это, не страшно. А страшно протестовать против любезного академического лиса или матерого седовласого университетского волка, даже против их свиты, улыбчивых куниц из разного нехитрого бизнеса и «шахер-махера», шакалов и койотов из приемных и административных служб. Эти разорвут мгновенно интеллигентного зайца, попробуй он права качать, съедят косого.И вот Владимир Путин сам спросил у ректоров вузов, не испытывают ли они неловкости от того, что происходит. Они же вроде интеллигентные люди, а у русской интеллигенции так как-то было не принято, не так ли? Неравенство, конечно, было и до революции, и в академической среде. Ректор университета, тайный советник, получал в месяц около 600 царских рублей, что равняется по паритету покупательной способности примерно 400 тысячам рублей сегодняшних. Приват-доцент в чине коллежского асессора зарабатывал около 130 тысяч (200 царских рублей), а только что окончивший молодой сотрудник в чине губернского секретаря на наши деньги получал около 80 тысяч. Иными словами, оклады в вузе могли различаться в пять раз. Но не в десять и не в пятнадцать! Среднее же университетское жалованье составляло примерно одну треть от жалованья ректора и самых маститых академиков. Треть, а не десятую часть!Я полагаю, что Владимир Путин сделал великое дело, обратив внимание на эту проблему. И если академические свободы и хозяйственная самостоятельность пока не приводят в распределении благ среди преподавателей вузов к элементарной справедливости и порядочности, необходимо вмешательство государственной власти. Если зайцы не способны сами защитить свои права, пусть за них заступится медведь. Полагаю, что необходимо законодательно установить, что оклады всех сотрудников в вузе могут различаться максимум в пять раз, а доходы ректора не могут более чем в три раза превышать среднюю зарплату по вузу, включая сюда все виды внутренних вузовских источников без исключения. Вот тогда ситуация начнет меняться. А как же быть с выдающимися людьми, уникальными специалистами? Для этих целей должна быть система грантов, находящаяся в ведении органов Правительства России, а также именных окладов Президента России для действительно крупнейших профессоров.Михаил ТАРХАНОВ, депутат Московской городской Думы

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте