Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Осторожно! Штатно-окладная. Старые страдания по «новой» истеме оплаты учительского труда

Мой профсоюз, №50 от 13 декабря 2005. Читать номер
Автор:

Последние три года образовательному сообществу навязывается якобы новая система оплаты труда, именуемая «штатно-окладная». Одним из ее авторов считается бывший директор школы Анатолий Пинский, хотя вопросами нормирования труда учителей (а именно с этим связана штатно-окладная система) занимались многие ученые-педагоги в 70-90-е годы прошлого столетия.

Так, например, в 1991 году вышла монография доцента Луганского педагогического института А.А.Матвейко «Нормирование и оплата труда учителя» (Москва, «Прометей»), изданная под редакцией члена-корреспондента АПН СССР В.А. Сластенина. Изучали проблему рабочего времени такие ученые, как Л.Ф.Колесников, М.Л.Левицкий, А.А.Мигунов, В.Н.Турченко, П.В.Худоминский и многие другие.

В исследованиях А.А.Матвейко принимали участие более 3 тысяч учителей. Исследования проводились в течение нескольких лет на основе различных методов (опрос, анкетирование, хронометрирование, эксперимент, социометрия, анализ документации) и показали, что рабочее время учителя не является непрерывным, поскольку работа осуществляется в зависимости от цели, назначения и характера трудовой деятельности, условий и возможностей ее выполнения. Причем только часть работы осуществляется в строго отведенное время (уроки, факультативы). Одна и та же деятельность может даже в течение суток быть разделена на части, то есть носит прерывистый характер.

Суммирование затрат рабочего времени определяет его общую продолжительность, которая индивидуальна для каждого учителя и не может быть «загнана» в определенные рамки, поскольку время на проведение урочной или внеурочной работы, а также подготовка к выполнению любой работы, входящей в обязанность учителя, зависит от многих факторов: количества уроков непосредственно преподаваемого предмета, количества параллелей, наполняемости класса, дополнительно возложенных обязанностей по классному руководству, проверке письменных работ, заведованию учебными кабинетами, проведения методической работы, работы в педсовете, с родителями и т.д.

А.А.Матвейко в своей монографии пришел к выводу о нецелесообразности установления для учителей штатно-окладной системы оплаты труда, считая, что она приводит к уравниловке, поскольку нарушает принцип вознаграждения за труд в зависимости от сложности, количества, качества и условий выполнения работы.

Кстати, применение штатно-окладной системы оплаты труда для преподавателей вузов тоже не всегда удобно и оправданно, поскольку меньший или больший объем непосредственно преподавательской работы никак не отражается на зарплате. При любом количестве часов преподавательской работы (не более 900 в год) выплачивается только должностной оклад, что вовсе не стимулирует преподавателя выполнять больший объем учебной нагрузки, замещать других преподавателей, отсутствующих по каким-либо причинам, порождает конфликты при ее установлении. Проблема, связанная с ограничением внутреннего штатного совместительства, вынуждает преподавателей искать работу «на стороне» по материальным соображениям, а руководителей вуза толкает на нарушение законодательства, если испытывается дефицит кадров.

Принцип оплаты труда учителей по его количеству и качеству обеспечивает возможность оперативно решать кадровые вопросы, наиболее полно использовать внутренний потенциал работника, его умственные и физические способности. Материальная сторона при этом не страдает. Можешь выполнить больший объем работы – выполняй и получай вознаграждение. Если не можешь или не желаешь – не работай и получай вознаграждение по фактически отработанному времени.

При оплате за конкретную работу налицо мобильность системы исчисления заработной платы. Она позволяет не только правильно провести учет затрат рабочего времени, но и упорядочить его, правильно расставить педагогические кадры.

Что же предлагают нынешние сторонники штатно-окладной системы? Разрушить действующую систему оплаты труда учителей, исключив зависимость от установленного объема учебной нагрузки, поскольку такая система, как пытаются доказать, «ведет к старению и оттоку молодых педагогов, феминизации, подталкивает учителей к росту количества преподаваемых ими часов, что ведет к перегрузке учеников, снижению качества преподавания, отсутствию времени у учителя на серьезную подготовку к урокам» (здесь и далее по тексту в кавычках приведены выдержки из авторских материалов разработчиков предложений по штатно-окладной системе).

Неправомерно утверждается, что «в фактическую тарификацию учителей входят исключительно прямые учебные часы, а вся внеурочная, внеклассная, воспитательная работа, работа с родителями и прочее в тарификацию не входит и де-факто тарифицируется и оплачивается только обучение, а воспитание не тарифицируется».

Кроме того, предлагаются следующее меры:

учителю устанавливается общее рабочее время в объеме 1500 астрономических часов в год (36 час./нед. х 42 рабочих недели), которое учитель обязан выработать и которое будет конкретизироваться в годовом плане работы (заметим, даже больше, чем у преподавателя вуза!);

учителю устанавливается штатный должностной оклад за 36 часов работы в неделю при урочной нагрузке не в конкретном объеме, а в пределах от 490 до 770 часов в год, или от 14 до 22 часов в неделю. При этом разница в нагрузке не будет влиять на размер оплаты труда;

устанавливается верхний предел урочной и другой педагогической работы в год – 1050 часов за должностной оклад (25 час./нед. х 42 рабочих недели), который включает урочную работу (от 14 до 22 часов) и не менее 3 часов в неделю (105 часов в год) обязательных индивидуальных и групповых занятий, занятий с неуспевающими и одаренными детьми, экскурсий и другой внешкольной работы, работы по замене уроков, приему экзаменов, экзаменационным консультациям;

при условии полной выработки объема времени на уровне верхнего предела (25 часов в неделю) дополнительно, опять же без изменения размера оклада, определяется норма времени по подготовке и обеспечению учебного процесса в объеме примерно 7 часов в неделю, включая проверку письменных работ, подготовку к урокам, методическую работу, работу в учебных кабинетах, а также организационно-педагогическую деятельность в объеме 5 часов в неделю, включая педсоветы, семинары, совещания, планерки, дежурства, работу с родителями, посещение уроков других учителей.

В результате внедрения такого порядка нормирования труда:

учитель получает должностной оклад, который не изменяется при изменении количества часов в большую или меньшую сторону в пределах 14-25 часов – (14-22 по обязательной учебной и 3 часа по обязательной педагогической работе);

«администрация школы» будет вправе регулировать в указанных пределах, то есть от 14 до 22 часов, преподавательскую работу по своему усмотрению: заменять урочную работу на кружковую, экскурсионную, работу с родителями – на занятия с отстающими и т.п.; «давать меньшую нагрузку опытным учителям в счет методической работы и курирования молодых педагогов, а молодым учителям – меньшую нагрузку из-за большей реальной подготовки».

Здесь особо заметим, что результаты исследования А.А.Матвейко установили независимость времени подготовки учителя к уроку от стажа его педагогической работы, хотя первоначально предполагалось, что с опытом время на подготовку сокращается. С одной стороны, растет мастерство, овладение методикой, а с другой – происходит процесс забывания теоретического материала, возникает необходимость обновления знаний;

«на закрытие возможных дыр», то есть на нераспределенную урочную работу сверх 22 часов, «школа будет приглашать сторонних совместителей, при этом оплата их за час может быть выше, чем у учителя, но совместитель не имеет положенных льгот (удлиненный отпуск, пенсия по выслуге, и прочее)».

Отметим заодно, что авторы предложений в данном случае не совсем осведомлены в этих вопросах, поскольку при заключении с совместителями трудового договора продолжительность отпуска и досрочная пенсия устанавливается им на общих основаниях;

«за счет взятия на себя учителями значительного объема внеурочной работы вполне может быть сокращен штат вожатых, социальных педагогов, педагогов дополнительного образования, специалистов и т.д.».

Какие же выводы можно сделать из всего предлагаемого?

1. Штатно-окладная система не устраняет, а усугубляет перегрузку обучающихся за счет увеличения, а также более жесткого и необоснованного с точки зрения действующего законодательства нормирования рабочего времени учителей в пределах 36-часовой рабочей недели.

С увеличением рабочего времени учителей на 7-9 часов внеурочной работы одновременно увеличивается нагрузка на ученика, поскольку к тем часам, которые предусмотрены для учащихся по учебному плану, прибавляется еще по 7-9 часов от каждого учителя, направленных на работу с ними же. Это не учитывает реальную необходимость и возможность внедрения такой формы и порядка работы в разных субъектах РФ, в том числе в различных городах и районах в пределах одного региона.

2. Такое нормирование труда не высвобождает, а значительно увеличивает и излишне регламентирует рабочее время учителя, в ряде случаев возлагая на него несвойственные профессии функции. И это предлагается в условиях модернизации образования, когда к учителям предъявляются все новые и новые требования по реализации учебных программ, а необходимая методическая литература, учебное оборудование (особенно в отдаленных местностях) отсутствует, когда нет реальной возможности регулярно повышать свою квалификацию.

3. Утрачивается приоритетность и значимость урочной работы, поскольку она фактически уравнивается со всеми другими обязанностями учителя, объем и виды которых могут регулироваться по усмотрению работодателя.

4. Предлагаемые новации не решают проблем с кадрами ни в территориях с их избытком (поскольку норма урочной нагрузки за оклад повышается), ни в регионах с их недостатком, поскольку устанавливается верхний предел урочной нагрузки, за превышение которого при штатно-окладной системе не может производиться оплата учителю. Совместители – это не выход, да и где их найти в необходимом количестве?

Установление верхнего предела урочной работы 22 часа в неделю в условиях, когда более половины учителей работают с превышением этого количества часов, приведет к массовому дефициту кадров, добавит школе еще больше проблем, а также лишит значительную часть учителей, вынужденно имеющих большую нагрузку, реального источника дохода. Многим из них установление только должностного оклада, даже увеличенного в два раза по сравнению с нынешним размером ставки, не сможет компенсировать потерю заработной платы.

5. При определении фонда заработной платы количество штатных должностей учителей будет определяться исходя из средней нормы на одну ставку (в пределах 14-22 часов), что приведет к сокращению учителей, которым она не может быть обеспечена, а оставшиеся учителя будут вынуждены преподавать учебные предметы не по своей специальности или делить штатную должность.

6. Возможность установления учителям урочной нагрузки с разницей 8 часов (от 14 до 22 часов без оплаты) вызовет напряженность в коллективах, приведет к стремлению получить урочную нагрузку в меньшем объеме из-за ее большей трудоемкости и ответственности.

7. В предложениях не содержится также механизма обеспечения «тарификации» за внеурочную и воспитательную работу». Определяются только конкретные нормы рабочего времени, которые учитель должен выработать. Это не означает, что за эту работу будет производиться оплата, поскольку учителю будет выплачиваться только должностной оклад.

8. Ставится под угрозу возможность получения учителями досрочной трудовой пенсии, поскольку пенсионным органам даже сейчас сложно доказать необходимость учитывать ту или иную педагогическую работу для исчисления стажа, а также наличие полностью отработанного времени.

9. Особая проблема возникнет с директорами, заместителями и другими работниками, которые не смогут в свое рабочее время выполнять преподавательскую работу, поскольку при занятии штатной должности преподавательская работа будет рассматриваться как совместительство, которое допускается только за пределами основного рабочего времени.

Кроме того, невозможность осуществления директорами преподавательской работы в объеме 6 часов в неделю за пределами своего рабочего времени (а это будет иметь место в случаях, когда школа работает в одну смену) приведет для них к потере права на назначение досрочной трудовой пенсии (300 часов, которые не являются совместительством и могут выполняться в основное рабочее время, к руководящим работникам не относятся, поскольку разрешаются только педагогическим работникам).

10. Нельзя согласиться с доводом о том, что объем нагрузки каждого учителя является причиной, способствующей увеличению нагрузки учеников, поскольку объем учебной нагрузки у учителей разных предметов регулируется учебным планом.

Например, если у учителя математики объем нагрузки в два раза превышает норму, установленную за ставку заработной платы, то есть составляет 36 часов в неделю, это вовсе не означает, что математикой перегружены обучающиеся всей школы, поскольку 36-часовой объем нагрузки учителя выполняется в разных классах, но в каждом классе – в количестве часов, определенных учебным планом.

Стремление учителя к увеличению объема собственной учебной нагрузки, да и к получению любой другой дополнительной работы, на современном этапе вынужденно и вполне оправданно из-за низкого уровня оплаты труда. Поэтому не стоит обвинять учителей, что «они набирают по 25, 30 и более часов нагрузки». В семьях, где есть другие источники дохода, большая нагрузка для педагогов нежелательна и зачастую буквально навязывается им руководителями, поскольку нет других учителей. Жалобы учителей на такие действия руководителей потребовали внесения в Типовое положение об общеобразовательном учреждении правила о том, что объем нагрузки у учителей сверх установленной нормы может иметь место только с их письменного согласия.

Следует также иметь в виду, что отсутствие верхнего предела учебной нагрузки, исходя из которого учителям может производиться оплата за каждый дополнительный час сверх нормы, не является нарушением статьи 333 Трудового кодекса РФ, как это пытаются преподнести сторонники штатно-окладной системы, поскольку установление такого верхнего предела не является строго обязательной нормой.

Закон предусматривает, что учебная нагрузка педагогического работника может ограничиваться верхним пределом в случаях, предусмотренных типовым положением об образовательном учреждении соответствующих типа и вида. Типовым положением об общеобразовательном учреждении таких ограничений не установлено, что имеет под собой объективные основания. Кроме того, из-за низкого уровня оплаты труда установление верхнего предела учебной нагрузки равносильно катастрофе: школа лишится возможности осуществлять образовательный процесс по многим предметам, по которым сложился дефицит кадров в регионе.

Поэтому каждое учреждение решает вопросы с учебной нагрузкой в зависимости от обеспеченности кадрами учителей по тем или иным предметам, качества преподавания, необходимости деления классов на подгруппы и других конкретных обстоятельств.

Выводы разработчиков предложений о том, что у учителей тарифицируется и оплачивается только обучение (урочная работа), неправомерны и свидетельствуют о недостаточном владении нормативной правовой базой, регулирующей обязанности и рабочее время учителя. Для того чтобы делать подобные выводы, необходимо учитывать всю нормативную базу, которая как раз свидетельствует об обратном, а именно о том, что должностные обязанности учителя не сводятся только к выполнению урочной работы.

Норма преподавательской работы в объеме 18 часов в неделю у учителей старших классов – это лишь условная единица, которая применяется при расчете заработной платы, поскольку другая часть обязанностей, предусмотренных тарифно-квалификационной характеристикой (ТКХ), не поддается никакому четкому нормированию. Но при этом нельзя утверждать, что оплачивается только урочная работа.

Это подтверждается постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2003 г. №191 «О продолжительности рабочего времени (норме часов педагогической работы за ставку заработной платы) педагогических работников образовательных учреждений», которое наряду с установлением конкретной продолжительности рабочего времени (норм часов за ставку заработной платы) для педагогических работников в зависимости от занимаемой должности, типа и вида образовательного учреждения, условий работы (от 18 до 36 часов в неделю) предусматривает, что продолжительность рабочего времени педагогических работников включает преподавательскую (учебную) работу, воспитательную, а также другую педагогическую работу, предусмотренную должностными обязанностями, режимом рабочего времени, утвержденными в установленном порядке.

Так, в соответствии с должностными обязанностями, изложенными в ТКХ, учитель помимо работы по обучению и воспитанию обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета, регулируемой расписанием занятий, участвует в разработке и реализации образовательной программы учреждения (т.е. в тех мероприятиях по воспитательной, оздоровительной и другой работе, которые предусмотрены общим планом образовательного учреждения), участвует в деятельности методических объединений и других формах методической работы, осуществляет связь с родителями (лицами, их заменяющими) и т.д.

Сторонники штатно-окладной системы не хотят этого понимать, постоянно говорят о «почасовке», которой, якобы, «нигде нет на белом свете», не желая при этом указывать, что урочная работа учителя во всех странах тоже нормируется. Разница лишь в том, что в одних странах нормируется урочная и внеурочная деятельность учителя, да и то условно, в других – только урочная работа, а внеурочная же строгому нормированию не подлежит.

Исходя из всего вышеизложенного, возникает резонный вопрос: чего больше принесет штатно-окладная система оплаты труда российским учителям – пользы или вреда?

Рабочий день учителя будет еще более перегружен, директор школы вынужден будет искать учителей «на стороне» для «закрытия возможных дыр в штатном составе школы».

Реализация предлагаемого порядка в нашей стране может привести к излишней регламентации и увеличению рабочего времени учителей, что, с нашей точки зрения, будет означать ущемление их трудовых прав, а также может значительно усложнить работу общеобразовательных учреждений по реализации их целей и задач.

Принимая во внимание все вышеперечисленное, можно сделать основные выводы о том, что предложения по кардинальному изменению системы и порядка нормирования и оплаты труда учителя на основе штатно-окладной системы нельзя считать обоснованными с учетом целого комплекса сложившихся условий и факторов, влияющих на содержание и оценку трудовой функции учителя именно в нашей стране.

Особенно некорректно, на наш взгляд, пытаться ориентировать учителей российской школы (как это делают сторонники штатно-окладной системы) на школу Запада, особенно Германии, где учителя являются государственными служащими и защищены законами от увольнения, сокращения и имеют заработную плату, не сравнимую с уровнем оплаты труда российских учителей. Нельзя не учитывать и различие подходов к воспитанию в наших школах и школах Запада, где воспитание – это дело родителей. Внеурочная деятельность учителей в школах Западной Европы – это сопровождение, наблюдение при четко отлаженных организационных составляющих.

Кроме того, необходимо понимать, что проведение уроков, воспитательная и кружковая работа не могут быть в полной мере возложены на одного человека, ведь у нас не готовят в вузах универсалов. Хороший учитель-предметник не всегда хороший воспитатель. В то же время хороший педагог дополнительного образования, педагог-психолог, социальный педагог, воспитатель не могут обеспечить овладение учеником знаниями в рамках образовательного стандарта.

Воспитательная работа, как утверждают педагоги, не может регламентироваться конкретными четкими нормами времени, так как отсутствуют четкие критерии контроля за процессом и результатом. Количество часов, затраченных на воспитательную работу, не равно результатам. В данном случае «больше» не значит лучше или хуже. Жесткая регламентация приведет к формализации процесса.

Предлагаемая система нормирования труда учителей не гарантирует им улучшения условий труда, существенного повышения заработной платы, повышения статуса учительской профессии.

Может, все-таки не стоит тратить силы, запутывая всех и ведя пустые дискуссии по надуманной системе нормирования труда учителей, а заняться предметной работой по решению насущных проблем российского учительства?!

Вера ПОНКРАТОВА, эксперт ЦК профсоюза; Жанна ОСИПЦОВА, заведующая правовым отделом


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту