search
Топ 10

«Оптимизмом не страдаю…». Аркадий АРКАНОВ

О себе – хорошем – Аркадий Арканов разглагольствовать не особенно любит: «Биография моя проста и незатейлива, вряд ли может послужить основой для остросюжетного романа, пьесы или кинофильма. При желании она может уложиться в несколько строк…» И все же приведем их. После окончания медицинского института Аркадий Михайлович несколько лет работал в столице простым участковым врачом. А потом вдруг решил «переквалифицироваться» – занялся литературной деятельностью. Не могу судить, потеряла ли что-либо с его уходом отечественная медицина, но то, что российские сатира и юмор кое-что приобрели, – бесспорно. Начав с нештатного редакторства в соответствующем отделе журнала «Юность», Аркадий Арканов добрался до литературных творческих вершин. Ныне он – один из самых почитаемых в нашей стране писателей, работающих на непростой ниве сатиры и юмора…

– Аркадий Михайлович, в наше время все чаще звучат «некрологи» о сатире и юморе. Они действительно умерли?

– Жанр не может умереть, он может лишь претерпеть изменения. Я, например, сейчас не вписываюсь в понятия этого жанра – в его массовом виде. И не хочу вписываться. Не хочу говорить нецензурных слов, но мне неловко вписываться в этот жанр.

– Неужели нынче нет на эстраде сатириков-юмористов, которые, на ваш взгляд, заслуживали бы внимания?

– Есть. Но это, к сожалению, не «юные дарования», а те, кто уже хорошо известен, – Михаил Жванецкий, Миша Ширвиндт, Юра Гальцев.

– С чем вы это связываете? Почему молодежь не радует публику?

– Время не то. Мы ведь жили в другое время – более интересное, более насыщенное. Оттого и столько талантов тогда было. Тогда – это 30 – 40 лет назад. Я ведь отношусь к поколению «шестидесятников».

– Зал хохочет над вашими шутками, а вы мрачнее тучи, смотрите на зрителей печально через темные очки. Это имидж или вы в жизни невеселый человек?

– Хуже, когда сам юморист беспрестанно смеется, а зал сидит молча. А насчет того, что не смеюсь?.. Наверное, не смешно. Когда мне смешно, обязательно реагирую. В этом плане я нормальный человек. Притемненные очки – необходимость. Мои глаза склонны к аллергическим воспалениям. Это последствия травмы, полученной в семнадцать лет во время игры в футбол. А поскольку со спортом все равно пришлось завязать (кроме довольно серьезного увлечения футболом занимался легкой атлетикой, в которой был перворазрядником, «стометровку» пробегал за 11.1 секунды), начал курить. Правда, сильно не затягиваюсь… А имиджем никогда не занимался. В детстве увидел как-то великого шахматиста Пауля Кереса и восхитился его элегантностью. «Завел» такой же, как у него, левосторонний пробор, который сохраняю по сей день.

– Вы оптимист?

– Скорее, реалист. Как, живя в нашей стране, можно быть оптимистом, верить в «светлое будущее», радоваться чему-то? Я, надеюсь, не похож на идиота.

– Радуетесь ли успехам коллег «по цеху»?

-Да цеха-то как такового нет. Есть отдельные авторы. Но успехам радуюсь. Слава Богу, есть у меня это.

– А у других? Кстати, между сатириками-юмористами есть конкуренция?

– В массовом жанре – существует, а среди нормальных людей ее быть не может. Там же, кто может больше, у того меньше успеха.

– Конкуренция мешает искренности?

– Многим мешает. К сожалению.

– Считаете ли вы, что медицина – хороший источник для юмора?

– Профессиональный юмор есть в любой профессии. Это понятие общее и знакомо каждому – и авиатору, и плотнику, и демократу, и коммунисту. Поэтому считаю, что медицина – большой кладезь юмора. Но и у военных тоже много своего юмора, у шахтеров своего. Просто это более специфично, нежели медицина.

– Об армии придумано много анекдотов, баек. С чем это, по-вашему, связано?

– С армией. У нас ведь раньше почти все через нее прошли. А во время службы действительно много забавного происходит. Вот и плодится, размножается армейский юмор, который понятен и близок не только военным.

– У вас есть любимые анекдоты или байки об армии?

– Множество…

– Расскажите хоть один.

– В голове вертится история, которая произошла со мной и моими однокурсниками во время военных сборов, когда был студентом мединститута. Сорок пять суток, как нам тогда казалось, срок огромнейший. Поэтому, чтобы как-то убить время, мы на столбике палатки делали зарубки – сколько дней уже прошло. Пришел как-то ротный, увидел их, построил нас и давай песочить. И под конец «лекции» о порче государственного имущества посоветовал делать такие зарубки на себе. У нас во взводе был один умелец, который из коряги соорудил его, что называется, в полный рост, и перенес зарубки туда. Нужно было видеть реакцию капитана. Нам даже испорченный столбик простил…

– А сами анекдоты не выдумываете?

-Вообще-то выдумать анекдот практически невозможно. Но у меня есть несколько своих. Хотя говорить о том, что я выдумываю анекдоты не стоит.

– Но ведь откуда-то они берутся?

– Берутся. Но откуда – я не знаю и не могу понять. Самое универсальное объяснение – в народе рождаются.

– Какие вы анекдоты придумали?

-Как-то зайчиха дает ежихе совет: для повышения потенции нужно мужей орехами кормить. «А ты откуда знаешь?» – спрашивает та. Зайчиха в ответ: «Мне белочка сказала»…

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту