Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Он же Ричард, он же Петя. Старый английский юмор в новых русских декорациях

Учительская газета, №40 от 6 октября 2009. Читать номер
Автор:

На премьере спектакля «№13» в Московском Художественном театре режиссер и продюсер Александр Атанесян хохотал как сумасшедший. И тут же решил уговорить Владимира Машкова еще раз поставить эту пьесу знаменитого английского драматурга Рэя Куни, только уже в кино. Но Машков отказался, а идея так и осталась витать в воздухе. С тех пор прошло восемь лет, за это время Атанесян выкупил у американских владельцев право на экранизацию пьесы и взялся за постановку сам.

По первому образованию Атанесян филолог, учитель русского языка. По второму – режиссер. А по жизни – продюсер. По всем приметам он должен отличать среднюю литературу от литературы действительно качественной и «так себе истории» от захватывающих интриг. Пьеса Рэя Куни – блестящая комедия положений, каких теперь уже и не пишут, настолько искрометная, что Атанесяну не лень было охотиться по всему свету за ее юридическими хозяевами. Получив возможность делать с пьесой «Не обслуживается» («№13») все что ему заблагорассудится, режиссер первым делом переименовал ее – рабочее название новой картины «На измене», а потом и вовсе переписал, перенеся место действия из Лондона ХХ века в сегодняшнюю Москву. Таким образом, помощник английского премьер-министра Ричард Уилли превратился в кандидата в депутаты Госдумы Петра Соломатина, его собственный помощник Джордж Пигден переименован в Константина Вишневского, а секретарша Джейн – «необремененная умом прелесть» – стала простой русской девушкой Лизой Кошкиной. Свое неожиданное «соавторство» с английским драматургом Атанесян объясняет просто:

– Любой соцопрос вам покажет, что обычный зритель куда больше любит современные истории с национальным колоритом. Это значит, что Москва ему ближе и родней Лондона, а злоключения кандидата в депутаты из Великих Лук куда понятнее и смешнее, чем похождения далекого английского политика. Потому что Россия – за окном, а Англия – как будто понарошку. К тому же пьеса была написана давно, потому довольно архаична.

Впрочем, дальше смены имен, гражданства и места жительства героев дело не пошло. Все остальные головокружительные виражи сюжета остались неизменны. Как и в оригинале, недобросовестный политик вместо того, чтобы «гореть на посту», не спать ночами, размышляя о судьбе родины, пытается устроить собственную личную жизнь. И приглашает на свидание секретаршу. Встреча прошла бы как по нотам, если бы не одна досадная мелочь: на балконе гостиничного номера, того самого, тринадцатого, горе-депутат и его гостья обнаруживают, как бы это помягче сказать, мертвое тело, принадлежавшее при жизни частному детективу. Приятного, согласитесь, мало, но труп – это цветочки по сравнению с тем, что начинается дальше: на голову несчастного кандидата и его пассии начинают в бессчетном количестве сыпаться ревнивые мужья, жены и прочие неожиданные свидетели. Венчает весь этот хаос из непрошеных гостей внезапно оживший мертвец. Обезумевший от ужаса высокопоставленный гость столицы понимает: единственный, кто избавит от этого бесконечного кошмара, – его верный помощник, личный Санчо Панса.

В МХТ им. Чехова в роли незадачливого любовника блистает Авангард Леонтьев, его вездесущего заместителя играет виртуоз Евгений Миронов, а обманутого мужа секретарши – Игорь Золотовицкий. Атанесян же для своего ремейка набрал целую команду артистов, известных широкой публике по всевозможным телевизионным юмористическим проектам, комедийным сериалам и сатирическим скетчам.

– В России звезда – это тот артист, который постоянно мелькает на телеэкране, – объясняет режиссер. – Я делаю смешное кино и хочу, чтобы его посмотрело как можно больше народу. Значит, мне нужны лица, узнаваемые и любимые. Эдуард Радзюкевич, Нонна Гришаева, Андрей Панин, Александр Олешко, Андрей Кайков, на мой взгляд, – это идеальное попадание. Более того, они все еще и потрясающие театральные артисты. А еще я очень люблю повторять, что чем лучше артист, тем меньше работы у режиссера. Мастер все сам сыграет, а мне остается лишь кричать «Мотор!» да «Снято!».

В необычных амплуа появятся на экране олимпийский чемпион по фигурному катанию Роман Костомаров и Игорь Верник. Костомарову досталась роль того самого покойника, с которого, собственно, и начнется весь сыр-бор. А Верника вообще переоденут в женское платье!

– Есть у нас одна, в общем-то, эпизодическая женская роль, единственная, на которую я проводил пробы, потому что плохо себе представлял, как должен выглядеть этот английский персонаж в нашей русской действительности, – говорит Александр Атанесян. – Прекрасные пробы вышли у Кати Стриженовой, у Наташи Рогожкиной, у Кати Вуличенко и Ольги Орловой. Все они прекрасные актрисы, сыграли превосходно, но чего-то мне все же не хватало, причем я сам себе не мог объяснить, чего именно. А тут Верник, с которым мы дружим, ходит и конючит, мол, дай роль, хоть дворника, хоть официанта, хоть в массовке. «Да нет у меня для тебя ничего, – отвечаю. – Завтра последний день проб на женский эпизод». Он прямо загорелся и уговорил меня посмотреть его. Не отказал, только чтобы его не обижать. Но когда во время съемки вся моя группа упала от хохота, стало ясно, что мы попали в точку: Верник – та самая «актриса», которую я так долго искал. Дело в том, что он не играет мужчину, переодетого в женщину. Он играет женщину. Это просто невероятно.

Александр Атанесян сразу предупреждает: его фильм ни о чем. Просто комедия положений, которую смотришь и на время от смеха забываешь обо всем на свете. Проблемы – за борт. Очень полезное, «терапевтическое» кино. И самое интеллектуальное, что в нем есть, – бессмертная музыка Мориса Равеля. А вот Эдуард Радзюкевич, исполнитель роли кандидата в депутаты, уверен, что смех смехом, но его герой – фигура к тому же и «поучительная»:

– Соломатин из тех людей, чей цинизм процветает, потому что его пестуют, оберегают, удобряют. Будто это редчайшее экзотическое растение. Цинизм в этом человеке доведен до степеней высоких. При этом он страшный трус. А самомнение раздуто до предела. Во власти таких людей всегда много. Но только тронь его, и он сдуется. Жизнь прижмет, глядь, а все в нем мелковато.

Совсем иначе мыслит своего персонажа Андрей Койков, он же Костя Вишневский, «правая рука» циника Соломатина:

– Он свято верит в то, что попал во власть не случайно. Он уверен, что может возродить Россию, бредит некоей своей высшей миссией, убежден, что работает во имя добра. Действительность оказывается совсем не такой, какой он ее себе романтически рисует. И герой мой ломается.

А вот кто действительно несгибаем, так это «неистовый стоматолог», ревнивый муж Кошкин в исполнении Андрея Панина. По картонным «гостиничным» коридорам, выстроенным в одном из павильонов «Мосфильма», носится он в своей хирургической пижаме, огромных очках и с гигантским пинцетом в руках – неверную жену разыскивает. Иногда за кадром начинает звонить его мобильный. Другому такого нарушения дисциплины не простили бы, но Панину можно все.

– Эх, жаль мы «намордник» ему не надели, – вздыхает Атанесян. – Ну такой, как у всех стоматологов.

– Это не намордник, а медицинская маска, – поправляет размечтавшегося режиссера интеллигентный оператор и сопродюсер Михаил Мукасей.

– Да какая разница, ведь все равно не надели!

В перерывах между съемками киногруппа, сгрудившись вокруг крошечного мониторчика, смотрит только что отснятый материал. И хохочет, заливается. Дело за малым. Чтобы нам с вами в кинозале было так же смешно.

Фото Полины ШЕМЕТОВОЙ и из архива съемочной группы

Кандидат в депутаты и его верный Санчо Панса: Эдуард РАДЗЮКЕВИЧ и Андрей КАЙКОВ

Фигурист Роман КОСТОМАРОВ входит в роль покойника


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту