Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Офицерский контракт. Начинает работать институт материальной ответственности выпускников военных вузов

Учительская газета, №30 от 24 июля 2007. Читать номер
Автор:

Профессия Родину защищать, ее престиж – по-прежнему одна из злободневных тем. Как котируется на рынке труда специальность военного, таково зачастую отношение общества к защитнику Отечества. Но сегодня эта проблема актуальна еще и потому, что продолжается оптимизация числа военных вузов, проще говоря, их сокращение. Эти преобразования напрямую затрагивают жизненные интересы людей, сказываются на их благополучии. Как идет этот процесс? Что ждет военное образование в новом учебном году и ближайшей перспективе? На эти и другие вопросы отвечает статс-секретарь – заместитель министра обороны Российской Федерации генерал армии Николай ПАНКОВ.

– Николай Александрович, вопросы подготовки офицерских кадров являются, как известно, приоритетными в области военного строительства. И все же профессия военного в новой России так пока и не стала наиболее популярной. Что делается в этом направлении, велик ли еще процент досрочного отчисления выпускников и каковы особенности 2007 года?

– Нет смысла вкладывать огромные средства в создание ВВТ, если не подготовлен современный военный специалист. Это аксиома. Ее игнорирование в 90-е и частично в 80-е годы породило целый ряд негативных последcтвий, которые сказываются по сей день.

В 2002 году, как вы знаете, правительством России была утверждена Федеральная программа реформирования системы военного образования на период до 2010 года. Она преследует целый ряд целей и задач, из которых я бы выделил три основные. Это повышение уровня военно-профессиональной подготовки выпускников военных вузов в соответствии с требованиями боевой и повседневной деятельности войск. Существенное улучшение материально-технической и ресурсной базы образовательного процесса. И, наконец, оптимизация сети военно-учебных заведений, их сокращение. Как вы сами понимаете, последняя задача наиболее деликатная. Сегодня сеть военно-учебных заведений МО РФ включает 69 военных образовательных учреждений высшего профессионального образования. В том числе 16 военных академий, 3 военных университета, 50 военных училищ. Все без исключения военные вузы имеют хорошие традиции, большую историю, сложившуюся научную и педагогическую школу. Сейчас в вузах МО РФ завершается учебный год. Около 18 тыс. выпускников пополнят ряды офицерского корпуса. Куда они будут направлены? Приоритет в распределении отдаем соединениям и воинским частям постоянной готовности. 36% выпускников назначаются именно в эти части.

Конечно, серьезный вопрос – досрочное увольнение выпускников. Мы работаем над тем, чтобы отчисляемых курсантов и слушателей за цикл обучения было как можно меньше. В 2007 году таковых набралось 15%, что является очень неплохим показателем, если сравнивать его с недалеким прошлым (30-33%). И такой показатель – результат нашей работы в этом направлении.

Кроме того, с этого года в войсках впервые начинает работать институт материальной ответственности выпускников. Если молодой офицер не отслужил положенное, то ему придется выплатить определенную сумму за обучение. Думаю, это тоже даст свои результаты. Материальная ответственность предусмотрена федеральным законодательством. Буквально на днях подписано Постановление Правительства Российской Федерации, определяющее механизм такой ответственности. Она будет складываться из различных показателей и составлять от 300 до 600-700 тыс. рублей.

В целом же никаких кардинальных потрясений система военного образования не претерпит. Сроки обучения останутся прежними. Единственное, что нас не устраивало (и мы этот вопрос обсудили с Минобразования), так это бакалавриат. Для системы военного образования это не подходит: мы готовим военных специалистов. И по ряду специальностей Сухопутных войск, например, уже разработали свои государственные образовательные стандарты.

– А в этом году сколько планируется набрать слушателей и курсантов?

– Одновременно с выпуском сейчас занимаемся комплектованием первых курсов военно-учебных заведений Минобороны. В этом году планируем набрать около 20 тыс. слушателей и курсантов. А учитывая возрастающий интерес девушек к армейской службе, целый ряд других факторов, посчитали целесообразным осуществить их набор в этом году в 6 военно-учебных заведений. Особенностью этого года также является то, что мы существенно продвинулись в вопросах подготовки кадровых офицеров в гражданских вузах. Хотя еще совсем недавно говорили об этом, как о смелом эксперименте. Имею в виду учебно-военные центры (УВЦ). И вот недавно у нас состоялся первый выпуск таких офицеров из филиала МАИ. Все они получили распределение и убыли в очередные отпуска. Мы ждем их теперь в местах службы. Будем за ними внимательно наблюдать, за тем как они адаптируются.

– Насколько оправдана система подготовки офицеров в гражданских вузах? Где гарантии того, что, отслужив первые три года по контракту, такой офицер в дальнейшем захочет связать свою жизнь с армией?

– По окончании вузовских УВЦ выпускники получают первичное офицерское звание лейтенант, заключают контракт на три года. И далее, вы правы, у них есть выбор: служить – не служить. Но, думается, формула выбрана правильная. В том числе в плане экономии государственных средств. Молодой человек, обучающийся в вузовском УВЦ, ничем не отличается от гражданского студента. Просто его обязанность – за 5 лет освоить еще и военную программу. За что Министерство обороны РФ доплачивает таким студентам очень приличные деньги. Они получают стипендию, на 400% превышающую базовую стипендию своих однокурсников.

Если же кто-то по окончании вуза не пожелает продолжить службу, то подпадает под действие закона о материальной ответственности. И в соответствии с ним должен оплатить стоимость учебы. Но дело нашей чести – работать с такими ребятами так, чтобы они были заинтересованы в заключении второго, третьего контрактов. Это на 100% зависит от нас самих. От того, насколько правильно мы отобрали изначально кандидата в офицеры. От социальной инфраструктуры в конкретной воинской части и т. д. Если эти вопросы решатся, такие офицеры не будут досрочно расставаться со службой, а, наоборот, будут с удовольствием строить свою офицерскую карьеру. Я верю: военная служба все больше и больше будет становиться привлекательной и востребованной.

Кроме того, мы посчитали целесообразным и логичным, чтобы небольшое количество ведущих вузов с хорошими педагогическими школами сохранили свои военные кафедры. Тогда же заявили, что выпускников этих кафедр не будем призывать на военную службу. С 1 января 2008 года умирает институт офицера-призывника. Хотя это не значит, что выпускники военных кафедр не могут служить в армии.

Мы и сегодня работаем с центральными органами военного управления, подталкивая их к тому, чтобы они выстраивали свою работу с военными кафедрами ведущих российских вузов, черпали оттуда высокопрофессиональные кадры. Но они должны переходить на контракт. Словом, просто обязаны работать с этой категорией студентов, отчего армия только выиграет. Хотя если у выпускника вуза с военной кафедрой нет желания служить, то он не будет служить ни офицером, ни солдатом. То есть в армию он может прийти только добровольно и только на контракт.

Повторю: выпускник военной кафедры (студент) получает звание офицера запаса и у него есть альтернатива – либо навсегда забыть про армию, либо изъявить желание служить по контракту в Вооруженных Силах на офицерских должностях. А выпускник военного вуза – это кадровый офицер со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Ранее военные кафедры выполняли основную функцию по подготовке офицеров запаса – так называемых офицеров-двухгодичников. Теперь их роль резко снижается. Это повлечет за собой сокращение их количества?

– Из 229 ныне существующих военных кафедр останется 67: сокращаем почти в четыре раза. Какие были критерии при сохранении или закрытии военных кафедр? Прежде всего наличие или отсутствие мощной, признанной школы, региональная значимость. Свою роль сыграло в определении тех или иных вузов также Министерство образования и науки Российской Федерации.

Будут сокращаться и военные вузы. Мы понимаем: это вопрос очень болезненный. Тем более что в иных регионах вузы имеют особо важное значение. Но таково требование времени. Уже сейчас у нас есть полный перечень военно-учебных заведений, которые будут укрупняться. Как и тех, что подлежат сокращению. Мы из этого секрета не делаем. Но и опережать события тут нет смысла, чтобы не будоражить людей. Пример с упразднением Ульяновского училища очень характерен… Но у нас, повторю, альтернативы нет. Вооруженные Силы сократились довольно существенно и сегодня насчитывают 1 млн. 100 тыс. человек. А система военно-учебных заведений адекватного сокращения не претерпела. Кроме того, многие вузы стали малочисленными. Поэтому, думается, правильно поступаем, что идем по пути их укрупнения. Выведен, например, университет РХБЗ из Москвы в Кострому. Его емкость в последнее время не насчитывала и 500 человек переменного состава. Там была очень сложная «социалка», устаревшая учебно-материальная база. Теперь вы можете поработать там и увидеть: никаких негативных последствий этот перевод не вызвал. Не утрачена научная школа, не утеряна подготовка специалистов. Наоборот, произошло мощное наращивание потенциала учебного заведения. Количество лабораторий выросло более чем в два раза, причем профильных, дорогостоящих, суперсовременных. Не случайно вуз замечен не только в России, но и за рубежом. Сегодня там обучаются представители 9 иностранных государств. В ближайшее время будет принято решение по 4 иностранным государствам. И еще 2 государства подали заявки на обучение в его стенах своих курсантов. Одно из них – Германия, которая славится своей военной школой.

Кое-кто спрашивает: а что стало с фондами? На части фондов университета РХБЗ в Москве создан научный центр войск РХБЗ. Другая часть высвобождается под инвестиционные контракты. Вырученные при этом денежные средства пойдут на укрепление учебно-материальной базы создаваемого вуза, решение жилищных проблем военнослужащих. Словом, за прошедшее время мы накопили немалый опыт, чтобы избежать многих ошибок.

– А будет ли выводиться из столицы академия РВСН им. Петра Великого?

– Что касается слухов о выводе академии Петра Великого из Москвы в Серпухов или еще куда-то, то это всего лишь слухи и не более того.

– Какой конкурс в этом году на место и велико ли еще все-таки число, так скажем, некадровых офицеров в войсках?

– Уже в течение нескольких лет работаем над тем, чтобы в частях постоянной готовности не было так называемых офицеров-призывников. 40% выпускников прошлого года пошли в части постоянной готовности. А в этом, повторю, – 36%. Надеюсь, к концу этого года мы данную проблему окончательно решим.

Кроме того, мы вышли на стабильные и несколько увеличенные наборы в вузы Министерства обороны. У нас за все ближайшие годы не было выпусков на уровне 14-15 тыс. Это было бы просто провально. Выпуск этого года, как уже говорил, – под 18 тыс., а набор этого года будет около 20 тыс. Так что судите сами. Мы будем делать все, чтобы число выпускников соответствовало числу набора. Сейчас уже в этом просматривается стабильность, и процент соответствия гораздо выше, чем в начале XXI века.

Есть и другие источники кадрового пополнения. Почему, например, финансист, медик или журналист по окончании гражданского вуза не может прийти на офицерскую должность в Вооруженные Силы? Полагаю, это очень большой и пока не использованный резерв.

Что касается конкурса, то, предполагаем, в среднем он будет около двух человек на место. Это несколько выше, чем в прошлом году. Но ситуация очень неравномерная. Есть вузы, где конкурс будет в несколько раз выше, а есть и такие, где ниже. Тут действует целый ряд факторов. Главный из них – востребованность получаемой специальности на рынке труда. Например, сегодня очень котируется Ярославская финансово-экономическая академия. А есть вузы, где этот критерий не очень работает, но зато работает бренд, романтичный ореол самой профессии военного, получаемой, например, в Рязанском воздушно-десантном училище. Конкурс туда традиционно высокий.

Другое дело, как работают сами военно-учебные заведения, чтобы создавать такой конкурс. Пока, увы, плохо. А ведь каждое из них должно работать, что называется, на свою рекламу. Но далеко не все это умеют. Например, в Военном университете будет небывало высокий конкурс, в том числе и потому, что этот вуз поработал на свой имидж и в столице, и в регионах.

– Вы упомянули о наборе девушек. В какие военные вузы их будут принимать?

– Так же, как и в прошлые годы, будем набирать девушек в Новочеркасское высшее военное командное училище связи по специальности «проводная связь». 25 человек. И сразу скажу, что конкурс будет просто ошеломляющий. Кроме того, проведем набор в Пензенский артиллерийский инженерный институт по специальности «хранение и технология порохов и взрывчатых веществ». В Вольское высшее военное училище тыла по двум специальностям: «организация продовольственного обеспечения» и «организация вещевого обеспечения». В Военный университет по двум специальностям: «психология» и «перевод и переводоведение». В Военную академию Ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого по специальности «математическое и программное обеспечение вычислительной техники и автоматизированных систем управления». В Ростовский военный институт ракетных войск по специальности «метрологическое обеспечение вооружений и военной техники». Это те вузы, в которые будем набирать девушек.

– Не кажется ли вам, что надо еще более расширить число вузов, куда могли бы поступать девушки? В западных армиях, тех же США, давно уже идут по такому пути.

– Думаю, ваша точка зрения правильная. Но мы, российские военные, оказались людьми консервативными. Поэтому, видимо, потребуется какое-то время. Но лиха беда начало, как говорят на Руси. В прошлом году был один вуз, а в этом – уже шесть. Прогресс налицо. Возможно, в следующем году таких вузов будет еще больше. И это правильно. Надо на многие вещи смотреть более широко и современно. Мировой опыт действительно показывает: женщина в погонах очень и очень востребована сегодня в армии.

– Один из водоразделов, через который проходят выпускники военных вузов, – это следующий контракт. К сожалению, не все после первых лет офицерской службы решаются продлевать его. О чем тут говорит статистика, каковы тенденции последнего времени?

– Мне кажется, мы постепенно начинаем забывать эту зону риска. Все меньше тех, кто увольняется сразу по завершении обучения в вузе. Очень ровно и легко идет распределение выпускников, практически все они прибывают к местам службы. Хотя, вы правы, 5-7 лет назад это была проблемная точка отсчета. Получил диплом и не прибыл к месту службы. Сейчас это не характерно для Вооруженных Сил.

Но сейчас нас тревожит, что молодой офицер заканчивает службу в рамках первого контракта, то есть через 5 лет. Здесь точка риска по-прежнему остается. Так что нам надо эффективнее работать над созданием соответствующих условий быта, службы, социальной инфраструктуры, соответствующего микроклимата в воинских коллективах. И примеров тут масса. Порою в двух соседних полках совершенно разная кадровая ситуация. Почему? Потому что практически все определяет личность командира. Образно говоря, какой полк, такой и приход. Если командир невоспитан, бестактен, не умеет и не хочет работать с людьми, то никакими пряниками молодого офицера в эту часть не заманишь. Если мы решим эти проблемы, то лейтенанты и капитаны не будут писать рапорты на увольнение из Вооруженных Сил. И подвижки на этом направлении сегодня налицо.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту