Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Одобрить нельзя снять. Пока неясно, где ставить запятую в подготовке законопроекта по структуре стандарта

Учительская газета, №46 от 13 ноября 2007. Читать номер
Автор:

В Государственной Думе в первом чтении принят законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта». Депутаты тем самым одобрили концепцию законопроекта. Сегодня идет подготовка ко второму чтению. Но! Законопроект вызвал большую дискуссию и в образовательной среде, и за ее пределами, поскольку на самом деле затрагивает очень важные стороны деятельности не только учебных заведений. 43 региона России одобрили документ, остальные заняли противоположную позицию, считая, что нельзя отменять региональный и школьный компоненты стандарта образования.

Депутаты Законодательного Собрания Краснодарского края считают необходимым сохранение трехкомпонентной структуры государственного образовательного стандарта. Координационный Центр мусульман Северного Кавказа убежден, что законопроект не востребован ни Федерацией, ни ее субъектами, ни образовательными учреждениями, ни педагогической и родительской общественностью. Депутаты парламента Республики Северная Осетия – Алания обеспокоены тем, что последние нормативные акты Министерства образования и науки РФ предусматривают снижение недельной нагрузки учащихся путем сокращения объемов национально-регионального компонента, а сохранять объемы нельзя при жестких требованиях СанПиНов. Государственный Совет Республики Татарстан считает, что: «Реализация предполагаемых законопроектом преобразований понятия и структуры государственного образовательного стандарта приведет к ограничению прав народов РФ на национально-культурное развитие, к отмене преподавания родного языка и литературы, изучения национальной культуры и истории своего народа в национальных школах и школах с национально-культурным компонентом». Правительство Республики Башкортостан не сомневается, что введение единых федеральных стандартов исключит возможность участия органов управления образованием субъектов РФ и образовательных учреждений в формировании образовательных программ с учетом специфики и национальных особенностей регионов и препятствует развитию изучения в регионах истории, культуры, географии и языка родного края.

Группа членов Общественной палаты России – управляющий делами Московской патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент, епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан, глава Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Галина Маланичева, председатель Союза писателей России Валерий Ганичев, исполнительный директор фонда «Семейные традиции» Николай Державин, президент Славянского фонда России Галина Боголюбова, главный консультант Государственного музея-заповедника М.А.Шолохова Михаил Шолохов – передали Владимиру Путину обращение, в котором отметили, что законопроект лишает регионы и школы прав включать в учебные программы вариативные учебные курсы, отвечающие социальному образовательному запросу населения субъектов России, учитывающие региональную и местную специфику, кроме того, они считают, что законопроект устраняет возможность преподавания в школах учебных курсов по истории и культуре религий (православия, ислама, буддизма и иудаизма) на основе добровольности их выбора.

Резко отрицательно высказались по поводу законопроекта различные конфессии. Выступая перед участниками августовского Воронежского областного педсовета, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий призвал педагогов силой общественного мнения способствовать сохранению сложившейся в постсоветской России (и закрепленной нормами законодательства) структуры программ общеобразовательных школ, подразделяющихся на федеральный, региональный и школьный компоненты. Российская Древлеправославно-кафолическая церковь считает: «Заверения, что позднее будут разработаны какие-то акты, которые все урегулируют, звучат абсолютно не убедительно, голословно. На разработку стандарта общего образования, утвержденного несколько лет назад тогдашним министром Владимиром Филипповым, было затрачено около 2 миллиардов рублей. Каждый раз со сменой стандартов меняются комплекты учебных пособий по всем предметам и всем классам школы, что в очередной раз просто сказочно обогащает на госзаказе коммерсантов, занимающихся изданием школьных учебных пособий. В итоге совершенно впустую расходуются государственные бюджетные средства, нарушаются стабильность и нормальные условия работы органов управления образованием и образовательных учреждений, которые не могут нормально функционировать в условиях бесконечной перетряски и неопределенности». Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России крайне негативно оценил проект федерального закона, который, по его мнению, фактически разрушает всякую возможность этнокультурного образования в общеобразовательных школах, которое только и можно реализовывать в рамках школьного компонента: «К какому сепаратизму может привести изучение еврейским ребенком в школе 2-3 часа в неделю истории и культуры еврейского народа, культурных традиций иудаизма или изучение татарским ребенком татарского языка и истории татарского народа?»

Педагогическое сообщество разделилось на две группы, имеющие радикально отличающиеся точки зрения. Одни считают, что законопроект должен быть принят в том виде, в котором предложен авторами, поскольку региональный компонент сегодня – некий пережиток и должен быть по-иному понят и сформулирован. Другие убеждены в том, что законопроект необходимо переработать самым существенным образом, поскольку региональный компонент – то, без чего современное образование не может жить и работать.

В Госдуме к дискуссии за «круглым столом» на эту тему были приглашены сторонники и противники законопроекта.

Виктор ЧЕРНАВСКИЙ, председатель Комитета по вопросам образования, науки, делам семьи и молодежи Законодательного собрания Краснодарского края:

– Предметы федерального компонента не могут решить воспитательных задач применительно к каждому из регионов Российской Федерации с учетом его особенностей. Изменения, предусматривающие отмену национального регионального компонента и компонента образовательного учреждения, приведут к исчезновению значительного количества учебных предметов, обеспечивающих углубленное знакомство школьников со своим краем, его историей и культурой. На территории нашего края такими предметами, в частности, стали «Кубановедение», «Основы безопасности жизнедеятельности», а также «Основы православной культуры». В проекте закона не прописан механизм и сроки включения в федеральный государственный образовательный стандарт предметов, ведущихся в рамках регионального и школьного компонента, сохранения их в новом образовательном пространстве. Вероятно, все это будет отдано на усмотрение конкретного учителя в каждой конкретной школе.

Борис ДАНИЛЕНКО, протоиерей:

– Законопроект не может быть принят уже потому, что до появления стандартов общего образования он исключает возможность преподавания предмета, который уже прижился в российской школе. Преподавание «Основ православной культуры» ведется ныне в рамках регионального и школьного компонентов. И если трехчастность образовательной структуры исключается, то попросту все образовательные наработки, программы, практика оказываются за дверями российской школы.

Учитывая то, что 43 субъекта Федерации поддержали новый законопроект, мы настаиваем на позиции оставшихся регионов. В Центральном федеральном округе в сентябре прошли чтения «Традиционная российская культура и этика в современной системе образования», где были представлены все субъекты Федерации ЦАО. Это была не церковная конференция, в ней принимали участие представители органов управления образованием всех этих субъектов, которые выразили решительное несогласие с предложенными изменениями в закон «Об образовании», отменяющими региональные и школьные компоненты в образовательных государственных стандартах.

Олег СМОЛИН, первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по образованию и науке:

– Если под «Примерной образовательной программой» мы будем понимать жесткую образовательную программу, как это было в советский период, то законопроект ужесточает степень государственного регулирования содержания образования. Если под «Примерной образовательной программой» будем понимать действительно примерную программу, а не обязательную, тогда каждая школа сможет учить ребенка когда хочет и чему хочет и только в последний год натаскивать его на сдачу единого государственного экзамена.

Создается впечатление, что условия реализации образовательных программ – это те требования, которые государство предъявит к школе, не создав ей соответствующие условия. Мы уже наблюдали многократно, когда директоров, не обеспечивших лицензионные условия, таскали по судам, хотя по большому счету обеспечить лицензионные условия должен был бы учредитель образовательного учреждения, а не директор, поставленный управлять этим образовательным учреждением. Боюсь, что то же самое может произойти и здесь. Важно прописать условия реализации образовательных программ и описать внятно, что ответственность за их обеспечение лежит на учредителях и соответствующих органах власти в соответствии с действующим законодательством.

Скажем, то, что за финансирование условий реализации учебных программ в школах отвечает субъект Федерации, а за другие вещи – орган местного самоуправления. Настороженность в образовательном сообществе в особенности вызывает утверждение, что закон не потребует дополнительных расходов. Мы вводим требования к условиям реализации образовательных программ и говорим, что будем делать это без денег. Так не бывает. Если нам говорят, что это должно быть сделано в рамках ФЦПРО, то покажите, на какие именно условия там предусмотрены средства. Я еще понимаю, что на разработку новых стандартов они там предусмотрены, но на условия реализации образовательных программ, ничего на самом деле нет. Между тем, по оценкам экспертов, цена закона должна была бы составить по меньшей мере около 25-30 миллиардов рублей. Я думаю, что это еще даже заниженные цифры, учитывая, какое количество школ на селе у нас не имеют элементарных удобств.

Ольга АРТЕМЕНКО, руководитель Центра национальных проблем образования, кандидат биологических наук:

– В 1992 году мы ввели региональный и национально-региональный компонент государственного образовательного стандарта, в результате получили и плюсы, и минусы. Плюсы – стимулирование развития региональной педагогической науки, региональной этнологии, региональной лингвистики, в регионах стали развиваться родные языки. Но в 2006 году пошли обращения русскоязычного населения, проживающего в Башкортостане и Татарстане, к Президенту РФ Владимиру Путину и к первому вице-премьеру Дмитрию Медведеву о том, что нарушается количество часов, которое должно выделяться на изучение русского языка и родных языков (в старших классах на русский отводятся два часа, а на башкирский – пять и даже шесть часов). Поэтому в законопроекте должна быть позиция, которая бы позволяла снять возникшие противоречия. В 2002-м и в 2004-м годах в постановлении Конституционного суда было сказано, что государственные языки республик должны изучаться по федеральным государственным образовательным стандартам. Поэтому, на мой взгляд, пункт 6 статьи 6 законопроекта нужно было бы дать в следующей редакции: «Во всех имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных, изучение государственных языков республик в составе Российской Федерации регулируется федеральными государственно-образовательными стандартами». Интересы федерального и регионального уровня очень серьезно расходились, и не было предусмотрено никаких механизмов, которые бы позволяли найти баланс. Нам кажется, что в статью 7 пункта 2 законопроекта нужно ввести подпункт 3, гласящий, что федеральный государственно-образовательный стандарт должен обеспечить реализацию механизмов согласования интересов участников образовательного пространства. 15-летний опыт показал, что из-за того что нет этих механизмов согласования, в содержании регионального компонента ставятся прежде всего задачи воспитания этнического самосознания, этнической самоидентичности (в Татарстане вообще написано: формирование этнического духа), и педагогам ясно, какие дидактические механизмы тут же включаются. Нужно подумать, как сделать так, чтобы снять эти противоречия на уровне разработки содержания образования.

Юрий СЕНТЮРИН, статс-секретарь – заместитель министра образования и науки РФ:

– Напомню пункт 6 статьи 9 Закона РФ «Об образовании»: «Основная общеобразовательная программа обеспечивает реализацию федерального государственного образовательного стандарта с учетом региональных национальных особенностей, типа и вида образовательного учреждения, образовательных потребностей и запросов обучающихся воспитанников и включает в себя учебный план, рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин, модулей и другие материалы, обеспечивающие качество подготовки обучающихся, воспитанников, перечни используемых учебников и средств обучения и воспитания». То же самое относится к основной профессиональной образовательной программе начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования.

В статье 14 пункте 5 того же закона говорится: «Содержание образования в конкретном образовательном учреждении определяется образовательной программой (образовательными программами), утверждаемой и реализуемой этим образовательным учреждением самостоятельно. Основная образовательная программа разрабатывается образовательным учреждением на основе примерной основной образовательной программы. Государственное управление в сфере образования обеспечивает разработку на основе федеральных государственных образовательных стандартов или государственных требований примерных основных образовательных программ с учетом их уровня и направленности». И дальше идет расшифровка примерной основной образовательной программы с учетом уровня и направленности стандартов. По нашему мнению, все это довольно стройная и четкая система, которая предполагает или дает возможность учитывать национальные и региональные особенности образовательного процесса и, на наш взгляд, повышает качество образовательного процесса, дает возможность контролировать его ведение в образовательном учреждении, повышает его самостоятельность и приближает организацию образовательного процесса к потребителю образовательной услуги – к обучающемуся и к его родителям. 3 августа в Министерстве образования и науки РФ проходило специализированное совещание по этому поводу. В протоколе записано: одобрить проведенную Минобрнауки работу по подготовке законопроекта. Напомню, что порядок разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов этим законопроектом отнесен к компетенции Правительства Российской Федерации.

Виктор СОЛОВЬЕВ, профессор Московского университета стали и сплавов:

– Я представляю Координационный совет проректоров по учебной работе. Да, у нас в высшей школе региональный компонент не пошел. Представьте себе, какой региональный компонент могут реализовывать 80 московских государственных вузов? Но так получилось, что в действующих ныне стандартах этот компонент ввели по всем циклам. Когда он есть по гуманитарному циклу – понятно, поэтому региональные вузы действительно его использовали, вводя и религиоведение, и другие предметы, словом, все то, в чем им требовалось отразить свою специфику. Но разве математика, извините, в Башкортостане другая, чем в Москве? Это абсурд, и мы вышли с предложением все это убрать. У нас в высшей школе примерные образовательные программы и учебные планы были и действуют до сих пор. Они «рекомендательные», и вуз может взять их на 100 процентов, может, на 50, а может вообще отказаться. Поэтому, мне кажется, такую формулировку «на основе», может быть, как-то записать помягче, допустим, «с учетом примерной».

Игорь РЕМОРЕНКО, директор Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Министерства образования и науки РФ:

– Не случайно всего лишь 13 регионов пользовались нормой закона о региональном компоненте. Когда на региональном уровне компонент утверждался именно местным парламентом, возникали дискуссии о том, что тот или иной учебный предмет, который в этом компоненте был, оказывается, всем школам не нужен, поэтому часто не было на этот счет необходимого консенсуса. Вот, например, часть депутатов выступает с инициативой введения предмета «Экология», а в итоге выясняется, что часть районов крайне в этом заинтересована, им это надо, но есть другая часть районов, где совершенно нормальная экологическая ситуация, и они считают, что нечего грузить детей дополнительными часами. Поэтому в законопроекте сделана попытка не на компонентной основе, а другим образом учесть индивидуальные особенности регионов и всех участников образовательного процесса, как справедливо записано в пункте первом его третьей статьи. В Курском университете нет регионального компонента, и, действительно, зачем вузам, имеющим федеральное значение, выпускники которых разъезжаются по всем регионам страны, заставлять студентов изучать региональный компонент, тратить на это деньги налогоплательщиков? Критики первого пункта третьей статьи законопроекта не обращают внимания на то, что в 29-й статье (пункт 15), где прописана возможность для регионов разработки своих образовательных программ, учебных курсов, все остается неизменным. Те регионы, которые хотят ввести какие-то курсы для всех своих школ, учесть свою собственную региональную специфику, по-прежнему такое право имеют. Поэтому на самом деле законопроект только увеличивает вариативную составляющую образования, уходя от методологии регионального компонента, которая и не была реализована за все годы действия этой законодательной нормы.

Игорь ПУНКИН, профессор Российской академии госслужбы при Президенте Российской Федерации, доктор юридических наук:

– Поскольку мы не считаем пережитком федеративное устройство Российской Федерации, то, наверное, не должны считать пережитком и региональный компонент. Дело в том, что в соответствии со статьей 72 Конституции Российской Федерации, в соответствии с нормами федеральных законов эти вопросы невозможно полностью реализовывать без учета прав и законных интересов субъектов Российской Федерации. В сфере федеративных отношений принцип арифметического большинства не работает.

Наличие реальных прав, обеспеченных законодательно, соответствующих 72 статье Конституции и статье 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», которые «нарезают» предметы, совместного ведения субъектов Российской Федерации, не позволяют заменять все это размытыми формулировками.

Владимир МЕНЬШИКОВ, профессор Курского государственного университета:

– Почему регионы боятся потерять региональный компонент? По одной простой причине, что сегодня там наработано немало хорошего. В частности, в Курской области есть хорошие результаты преподавания православной культуры, причем абсолютно свободного, факультативного. Кстати, в 2006-м году в области на 20 процентов сократилась детская преступность.

Составляющая федерального компонента – обязательного минимума содержания основных образовательных программ – постоянно вызывает дискуссии в обществе, в результате которых обязательный минимум перерастает в постоянно расширяющийся обязательный максимум набора знаний.

В пояснительной записке к законопроекту утверждается, что существующий стандарт мешает развитию академических свобод образовательных учреждений и организаций. Но дело в том, что образовательные стандарты могут мешать академическим свободам образовательных учреждений и организаций только в одном случае: если они не разрешают преподавать какие-то знания. Какие знания не дают преподавать современные стандарты? И какие знания, не мешающие академическим свободам, будут введены в результате разработки новых стандартов? Этого не сказано. Не сказано, чем плохи существующие стандарты. Нельзя сказать, чем хороши новые стандарты, потому что, в общем-то, пока мы их не видели. На самом же деле существующие стандарты по-настоящему сохраняют целостность, подобно тому, как несколько уровней бюджетов в стране – государственного, регионального и муниципального – не разрушают, а укрепляют страну, потому что дополняют друг друга. Поэтому наличие трехкомпонентной структуры позволяет создать сложную органичную целостность государственных стандартов. Если даже на 5 процентов изменится содержание программ, возникнет необходимость перестройки всех программ, учебников и так далее. Разработчики законопроекта считают, что принятие новых стандартов выведет нашу страну на мировой уровень. Но дело в том, что ни стандарты, ни программы сами по себе нигде никогда не выводили образование на мировой уровень. Это происходит за счет принципиально новых содержаний, технологий и более высокого интеллектуального потенциала учителей. Я предлагаю отложить принятие этого проекта федерального закона до принятия новых федеральных государственных образовательных стандартов, предложить Министерству образования и науки РФ подготовить новые федеральные государственные образовательные стандарты для всех уровней образовательных учреждений с их широким общественным, научным, профессиональным обсуждением, с публикацией результатов в СМИ и внести их на рассмотрение в Государственную Думу. Если же нужно срочно принять федеральный государственный образовательный стандарт, то следует утвердить ныне существующие государственные образовательные стандарты с соответствующими коррективами. По ним, по крайней мере, мы работаем.

Иеромонах КИПРИЯН, заведующий отделом учебного комитета при Священном синоде Русской православной церкви:

– Между Русской православной церковью и Министерством образования и науки РФ сложились очень хорошие отношения, и мы ими дорожим. Существовал много лет координационный совет, который разрешал возникающие противоречия, в этом координационном совете в течение пяти лет я был руководителем группы по разработке новой образовательной области «Православная культура». Мы пять лет трудились, было разработано содержание этой области образования, нормативно-правовая база, система подготовки кадров, был найден консенсус, та ниша, та часть образовательного пространства, где, не нарушая наших законов, Русская православная церковь могла бы участвовать в воспитании подрастающего поколения и оказывать на это свое влияние. За два месяца мне пришлось участвовать в шести конференциях в Сергиевом Посаде, в Перми, в Калуге, в Белгороде, в Москве, где были более 2,5 тысячи специалистов, около десятка академиков, наверное, около сотни профессоров и много людей из управлений образования. У всех очень большая тревога по поводу того, что действительно закон принимается очень скороспело, что он сырой, что многие вещи, которые существуют сегодня, будут порушены, а окажется ли это новое лучше старого – неизвестно. У нас есть большой форум для общественного обсуждения – Международные Рождественские образовательные чтения. Каждый год в январе в Кремлевском дворце собираются более шести тысяч человек, а на все секционные заседания приходят около ста тысяч участников из всех регионов. Почему бы там не обсудить законопроект? Если бы его положения получили одобрение на Рождественских чтениях, это было бы действительно гарантией того, что практически вся Россия этот закон поддержит.

Мы много лет сотрудничали с Вадимом Семеновичем Ледневым, академиком, который был главным архитектором содержания образования на протяжении многих лет. Он был автором всех стандартов, по которым сейчас работает российская школа, но которые не утверждены Думой. Может быть, чем из одной неопределенности переходить в другую, Думе стоило бы принять хотя бы временно те действующие стандарты, по которым уже работает школа, и пока не делать таких резких движений? Конечно, есть очень много конкретных и принципиальных концептуальных предложений и изменений в текст законопроекта. Может быть, нужно четко указать, что 75 процентов или 70 процентов – это федеральное содержание образования, 25-30 отдать регионам, чтобы они знали о своих правах на это, четко прописать этот механизм. Мы предлагаем такую формулировку пункта 5 статьи 14: «Уполномоченные федеральные региональные органы, осуществляющие государственное управление… обеспечат разработку и реализацию в пределах своей компетенции региональных базисных примерных учебных планов и примерных программ учебных курсов предметов дисциплин и модулей».

Николай БУЛАЕВ, руководитель Рособразования:

– Опасения Русской православной церкви совершенно обоснованны, их нельзя не слышать, но нельзя и преувеличивать. Мы должны найти нормы, которые не вызовут отторжения у кого бы то ни было. Я уверен, что мы такие формулировки найдем, и конструкция закона будет доведена до такого состояния, при котором все наши тревоги исчезнут.

P.S.

Мы не ставим точку в дискуссии. 22 ноября в «Учительской газете» пройдет «круглый стол», посвященный проблемам образовательных стандартов.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту