search
Топ 10

Одна семья и одна математика Сын лесника создал непревзойденный шедевр матанализа

Выдающийся российский математик академик Сергей Михайлович Никольский по праву считается классиком. Его учебник математического анализа давно стал эталоном и переведен на иностранные языки. Академик Никольский создал направление и школу в математике. Он – член ряда математических обществ и академий, почетный профессор нескольких университетов мира. В Физтехе с 1947 года и по сей день. В конце 40-х годов в Институте им. Стеклова появился семинар Никольского, сделать доклад в котором – большая честь для ученого любой страны. У Никольского много учеников и друзей. Они говорят, что он – человек талантливый, разносторонний, но при этом однолюб во всем: одна семья и одна математика.

– Сергей Михайлович, как случилось, что математика стала главным делом вашей жизни?
– Давайте начнем сначала. Я родился в тогдашней Пермской губернии в городе Талица в 1905 году. Мой отец был преподавателем лесной школы, но он всегда любил математику, и это передалось мне. Через какое-то время мы переехали, и отец стал заведовать лесничеством на крайнем Западе, в Суваловской губернии, в теперешней Польше. В 1913 году восьмилетним мальчиком я поступил в приготовительный класс гимназии. Когда учителя начали меня экзаменовать для поступления в следующий, то есть первый, класс, то оказалось, что я знаю таблицу умножения на уровень выше, чем требовалось. Я стал считаться способным в математике.
В 1914 году началась империалистическая война. Отец попал на работу в Петербург, а семья, мама и шестеро детей, была вынуждена жить в Чернигове. Там я и проучился 4 класса в гимназии. Шла гражданская война. Мы попали в РСФСР – отец получил лесничество в Воронежской губернии, в знаменитом Шиповом лесу. Где там было учиться, когда до ближайшей гимназии – 30 километров! Но мой отец был образованным человеком, и многое в математике я учил не по книжкам, а с его слов. Времена стояли суровые: неурожаи, голод. А мы в тех краях считались людьми пришлыми, и случилось так, что моего отца в 21-м году убили бандиты (сейчас в Шиповом лесу на месте трагедии стоит памятник). После этого мы вернулись к старшей сестре в Чернигов. Мне пришлось сдать экзамены экстерном за семилетку. Я поступил в техникум, получил среднее образование и решил, что поступлю в хороший технический вуз. Это было непросто. Требовалось много справок и так называемая путевка. Мне удалось получить путевку в Екатеринославский, теперь Днепропетровский, университет. Я сдал общественные дисциплины, прошел собеседование и был зачислен на физико-математический факультет. Как лучшего, меня оставили там ассистентом на кафедре.
– Известно, что вы – ученик академика Колмогорова. Как вы познакомились?
– В 30-х годах в Днепропетровске был такой профессор Огнесветский, который создал математическое общество с приличной материальной базой и стал приглашать из центра лекторов. Стали приезжать знаменитый Колмогоров и другие. Я слушал эти лекции и в конце концов сделался его учеником. Это было как раз в 33-м году, мне было 28 лет, и я поступил в аспирантуру. Я добился командировки в Москву и с 34-го года пребывал полтора года в Московском университете на механико-математическом факультете. Руководителем моей диссертации был академик Андрей Николаевич Колмогоров. Путь в науку указал мне именно он.
Непосредственно перед войной я поступил в докторантуру в Москве в математический институт АН. Куратором был Колмогоров. Я надеялся три года поработать над диссертацией и вернуться в Днепропетровск, но началась война. Летом 41-го года по направлению от института я уже рыл в районе Малого Ярославца противотанковый ров, который должен был задержать немецкое наступление. Однако немцы прорвали эту линию укреплений, и мы еле-еле пробрались обратно. Но в это время весь институт эвакуировали в Казань. У меня уже была готова докторская диссертация, я защитил ее в 43-м году в Казани, и меня оставили при институте. В том же году Сталин вернул все академические институты в Москву. Вернулся в Москву и наш Институт имени Стеклова. Я уже был доктором наук, старшим научным сотрудником, имел десятилетний педагогический стаж и профессорскую ставку. Я заведовал кафедрой в автодорожном институте, а в 47-м году академик Христианович пригласил меня в только что организованный Московский физико-технический институт, где и работаю по сей день. Таким образом, я читал лекции в МФТИ почти 50 лет. После меня заведующими кафедрой математики были мои ученики – членкор РАН Л. Кудрявцев, а теперь членкор РАО Г. Яковлев. Лекции я теперь читать перестал, но веду семинары. Продолжаю вести свой семинар и в Институте Стеклова.
– Многие вас знают по учебникам для школ и вузов. Как вы их писали?
– Я всегда считал, что надо совершенствовать школьные учебники. Я привлек к этой работе еще несколько специалистов. Наши новые школьные учебники по арифметике и алгебре с 5-го по 10-й класс утверждены и постепенно издаются. Для вузов я написал курс математического анализа, соответствующий уровню мехмата университета или, скажем, физико-технического института. Он переиздавался 4 раза в 70-м – 72-м годах, а в 2000 году вышел пятым изданием. Недавно он выдержал конкурс Министерства образования РФ и получил первую премию. Конечно, по деньгам это совсем не то, что Госпремии, которые я получал в 52-м, 77-м и 87-м годах. Премия второй степени была 100 тысяч рублей. Тогда на эти деньги я мог купить сразу шесть легковых автомобилей “Победа”. Получал я и некоторые другие премии, скажем премию имени Чебышева. По сравнению с теперешними временами труд ученых ценился намного больше.

Лев САФОНКИН
Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте