search
Топ 10

Одинокому везде пустыня,

или Чехов собственной персоной

К 140-летию А.П.Чехова Кинешемский драматический театр им. А.Н.Островского, основанный за год до Московского Художественного театра, поставил пьесу из истории личной жизни Чехова, написанную директором Мелиховского музея-заповедника Юрием Александровичем Бычковым. Пьеса, названная в оригинале “Любить пересмешника”, в версии театра получила более трепетное название – “Не смейтесь, прошу вас…” – пожалуй, несколько неожиданно звучащее рядом с драматургом, ратовавшим за комедийное восприятие своих глубокодраматичных пьес.

Тема взаимоотношений Чехова с женщинами уже не однажды возникала на театральных подмостках. И этот спектакль развивает “отыгранные” известные сюжеты с Ликой Мизиновой (Наталья Гоголева) и Ольгой Книппер (Елена Стефанко), где непременным действующим лицом является сестра Чехова – Мария Павловна. Здесь в исполнении Кристины Теняковой она изображена натурой своенравной. Исчезает привычное представление о ней как о кротком ангеле-хранителе своего брата-писателя. Пьеса Ю. Бычкова пополнила сценическую галерею чеховских поклонниц писательницами Еленой Шавровой и Лидией Авиловой. Правда, последний персонаж не вошел в спектакль кинешемцев. Видимо, такой вариант театра режиссер-постановщик Наталья Тимофеева оправдывает неоднозначным взглядом исследователей на историю с Л. Авиловой. Зато открыто заявят о себе оказавшиеся для многих откровением нежные страницы, связанные с Е. Шавровой (Ольга Киселева).

Как бы то ни было, уменьшенное число чеховских воздыхательниц не снижает плотность атмосферы женской любви вокруг Чехова, как, впрочем, и большее их количество не спасло бы его от неотступной спутницы – пустыни. “Одинокому везде пустыня” – эту надпись с отцовского кольца Антон Павлович стоически унаследовал. А вот самому ему наследника иметь не довелось. Этот момент в спектакле ощущается исполнителем чеховского образа Юрием Булдыгеровым как кульминационная точка трагизма, хотя его герой в свойственном ему стиле и на сей счет пытался отшутиться: “Как-то в молодости, по легкомыслию, я изрек: “Если вдруг женюсь на актрисе, у нас, наверное, родится орангутанг”. Никто не родился. Не могло же не сбыться мое предсказание. Сам накликал”.

И если вдруг публика, поддавшись “маскировочному” юмору Чехова, отреагирует на его “орангутанга” непроизвольным смехом, тут-то и впору внять названию спектакля: “Не смейтесь, прошу вас…”

Лариса ДАВТЯН

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте