Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Гуманная педагогика

Оценки

Школа нуждается в многообразии и свободном творчестве
Учительская газета, №51 от 25 января 2021. Читать номер
Автор:

Продолжение. Начало в №41, 43, 45, 47-50

 

Но какие цели воспитания ставят перед собой родители? Вовсе не те, которые называют разные авторы. Для родителей целями являются «чтобы ребенок стал счастливым», «чтобы он самореализовался в жизни», «чтобы преуспел в карьере», «не нуждался ни в чем» и т. п. Это даже не столько цели, сколько желания или мечты родителей, ибо целенаправленным воспитанием именно в таком смысле семья не занимается.

Учителя тоже говорят о целях воспитания, но они, как правило, подменяют смысл целей воспитания задачами обучения: чтобы школьник освоил знания, успешно сдал государственные экзамены, подготовился к жизни, стал хорошим человеком, любил Родину, верил в свои силы, проявлял самостоятельность, был творческим, нравственным и так далее. Все это они отдают на откуп обучению знаниям, что, конечно, не есть прямой и надежный путь к воспитанию.

Кстати говоря, при ежечасном общении с ребенком учителя и родители больше заняты решением сиюминутных задач, чем задач, связанных с целями воспитания. Предполагается, что раз мы объяснили ребенку и он знает, как надо вести себя в тех или иных обстоятельствах, значит, он должен далее проявлять воспитанность, то есть вести себя в соответствии со знаниями.

Упускается из виду главное звено, без чего знание не перетекает в воспитанность: это есть отношение ребенка к знаниям. Имеется в виду желание ребенка вести себя именно так или понимание им необходимости вести себя так. Частое упражнение в поступках на этой мотивационной основе может породить установку к воспитанности. Но ни родители, ни учителя не ведут целенаправленной деятельности для воспитания детей. Они скорее требуют от них воспитанности, чем воспитывают.

Цель воспитания в гуманной педагогике

Классическая педагогика нацелена на воспитание человечности, на воспитание характера, на подготовку к вечной жизни, на возвышенную нравственность. К.Д.Ушинский считает, что истинно гуманное образование – это есть воспитание духа человеческого. Воспитание духа есть широкое понятие, которое вмещает в себя множество аспектов и смыслов, в них отражается глобальное отношение личности к миру и самому себе.

Но для более конкретного понимания цели воспитания эти смыслы и отношения можно суммировать в двух понятиях, которые как две стороны одной медали: воспитание в подрастающем поколении состояния благородства и великодушия, воспитание благородного и великодушного человека. Человек с таким состоянием духа, конечно, будет олицетворять в себе и любовь, и доброту, и честность, и уважение к людям, и любовь к Родине, и долг, и служение, и веру… Он будет внутренним героем, готовым к подвигам на общее благо.

В общем, человек, воспитанный в духе великодушия и благородства, сам найдет в себе приложение своих духовных устремлений и во внешнем мире, творя общее благо, и во внутреннем – расширяя свое сознание и совершенствуя свой дух. Такое универсальное состояние духа не ограничено какими-то политическими, временными веяниями (скажем, как воспитание строителя коммунизма, воспитание военного патриотизма). В любых жизненных обстоятельствах благородный и великодушный человек поймет, как себя вести, и никогда не опустит планку своей культуры, отношений и веры.

Первым и решающим условием воспитания в подрастающем поколении благородства и великодушия являются люди – родители, близкие, воспитатели, учителя, наставники, которые или уже живут сами по понятиям благородства и великодушия, или сознательно устремлены к совершенствованию своей сути по ним.

Этим людям будет легко окружать детей потоками образов благородства и великодушия, объяснять им благость такого состояния духа, призывать к свершению соответствующих деяний. Они смогут интерпретировать вещи и явления окружающего мира и содержание образования понятиями духа и духовности, общего блага, служения, любви, понимания и так далее..

Аксиоматика гуманной педагогики

Свою аксиоматику имеет каждая наука. Аксиомы – опора для науки. Это такие положения, которые, во-первых, не доказываются, во-вторых, отражают в себе очевидную истину. Гуманная педагогика тоже имеет свою аксиоматику, но здесь она отражает не очевидную истину, а вековую и классическую мудрость. Аксиоматика направляет образовательный процесс, творит его гуманный характер.

Вот часть аксиоматики, и при желании каждый может ее продолжить.
Любовь воспитывается любовью. Доброта воспитывается добротой. Честность воспитывается честностью. Красота воспитывается красотой. Совесть воспитывается совестью. Благородство воспитывается благородством. Великодушие воспитывается великодушием. Справедливость воспитывается справедливостью. Нравственность воспитывается нравственностью. Духовность воспитывается духовностью…

Не бывает так, чтобы ненависть воспитывала любовь, или зависть воспитывала доброжелательность, или скупость воспитывала щедрость, или предательство воспитывало преданность и так далее. Низшие духовно-нравственные качества не имеют возможности сотворить в себе высшие качества. Однако возможно такое, когда любовь преобразовывает ненависть, духовность оплодотворяет бездуховность, радость вытесняет уныние, ибо свет ведет к свету, а свету предписано наполнять собой тьму.

Воспитание и обучение – различия

Главное отличие процессов воспитания и обучения заключается в том, что обучение дает ребенку знания, а воспитание – отношение к знаниям.
Допустим, мы можем объяснить ребенку смысл и значимость доброты и призываем его быть добрым, со своей стороны ребенок тоже может много говорить о доброте. Означает ли это, что воспитательный процесс состоялся?

Конечно, это не будет означать, что он уже добрый. Для этого нужно, чтобы в нем возникло отношение к добрым поступкам и на этой почве практическое творение добра. И чем больше он будет практиковаться в добрых поступках, тем скорее добродеятельность станет его естественным качеством.

Знание будит сознание и чувства, но лишь в особых случаях – когда образ от знания глубоко западает в душу. Бывает так, что глубокое осознание и переживание какого-либо духовно-нравственного образа тут же перетекает в воспитанность. Но это не главный путь воспитания. Обычно надо, чтобы ребенку кто-то помог во взращивании в себе отношения к духовно-нравственным нормам и законам.

И дети, и взрослые часто хорошо понимают, насколько важно быть человечным, но и взрослые, и дети так же часто пренебрегают нормами нравственности, и это именно потому, что за знаниями не стоят закрепленные на практике к ним отношения.
Таким образом, в процессе обучения дети приобретают знания и их могут сразу проявить, а в процессе воспитания в них более долгое время следует взращивать отношения.

Воспитание – открытый процесс, он как проходной двор, а обучение – закрытый. Это значит, что в наш воспитательный процесс намеренно или непреднамеренно может вмешаться любой, притом без нашего разрешения, просьбы и контроля. Любой прохожий со своим поведением или общением с ребенком уже есть источник хороших или дурных образов. Близкие и родные тоже могут стать такими же источниками. На воспитание ребенка влияют улица, средства массовой информации, Интернет, планшеты с играми. Во всей этой среде вовсе нет никакой заботы о детях, она скорее разрушает целенаправленные устремления заботящихся о ребенке людей.

Воспитательные усилия взрослых проявляются не сразу. Сразу можно только пресечь тот или иной поступок ребенка или направить его к чему-либо хорошему, полезному. Можно заставить или напомнить поблагодарить, извиниться, можно наказывать или поощрять, но это еще не есть впитывание ребенком образа. Это можно назвать посевом чего-то хорошего или дурного в душе ребенка, а проявление посевов нужно ожидать в будущем – в ближайшем или отдаленном.

Потому говорить с упреком ребенку: «Сколько раз повторять тебе одно и то же?» – не имеет смысла. Одно и то же следует повторять ребенку столько раз, сколько нужно будет, чтобы наконец в нем возникла нужная воспитательная установка и чтобы нравственная норма стала для него естественным состоянием. Притом повторять одно и то же каждый раз нужно без раздражения, без напоминания о прошлом, как будто говорим об этом впервые. Это обстоятельство очень осложняет системную работу непосредственных воспитателей. Они иногда будут вынуждены добиваться отвыкания ребенка от дурных вкусов, привычек, выражений, которые тот приобрел в не контролируемой ими среде.

В отличие от воспитания обучение – сугубо закрытый и контролируемый процесс. Его защищают так называемые образовательные стандарты и программы, имеющие статус государственности, охраняемое и закрытое пространство в виде школьного здания, неприкосновенность уроков, государственные оценки и проверки, финансирование и так далее. Но мы хорошо знаем, что воспитание по своей иерархической значимости стоит выше обучения, оно многократно сложнее, чем обучение. Поправить это обстоятельство возможно, если обучающий процесс возвысится до образовательного, в котором все педагогические процессы вливаются в единый целостный поток. Этим, конечно, проблема воспитания не будет полностью решена, но основа станет более надежной.

Шалва АМОНАШВИЛИ

Продолжение следует


Комментарии

Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt