Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Общественный совет – за министра и министерство

УГ - Москва, №23 от 4 июня 2013. Читать номер
Автор:

На минувшей неделе состоялось заключительное в этом году заседание Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ, в котором принял участие министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов.

Н​а этот  раз основная тема для дискуссии была посвящена  оценке итогов работы министерства, о которой кратко рассказал Дмитрий Ливанов. Нобелевский лауреат Андрей Гейм, принявший участие в заседании совета, заявил, что приехал в Москву поддержать министра образования и науки России Дмитрия Ливанова в его борьбе за реформирование российской науки: «Я приехал сюда, поскольку меня Дмитрий покорил тем, что успел испортить отношения со всеми – с университетами, с политиками, с ВАК, с РАН, с прессой. У меня есть несколько, что называется, «ветряных мельниц», с которыми я борюсь, но Ливанов вокруг себя выстроил непроницаемую стену из «ветряных мельниц», и я его за это глубоко уважаю. Такому человеку надо помогать. Это моя главная задача, почему я сюда приехал». Общественники в целом одобрили работу ведомства, спор разгорелся в основном  по двум проблемам: оценка эффективности вузов  по такому критерию, как балл по ЕГЭ принимаемых в вуз абитуриентов, и учет среднего балла аттестата выпускников школ опять-таки при приеме их в высшие учебные заведения. Общее мнение сложилось в пользу оценки эффективности вузов по результатам ЕГЭ студентов-первокурсников, против учета среднего балла аттестата, предложенного министерством, выступил, в частности, директор Центра образования №109 Евгений Ямбург, вспомнивший, как в советские времена  сам выступил с критикой среднего балла  в газете «Правда». Между тем уже известно, что в обществе крепнет мнение о том, что  необходимо учитывать при приеме в вузы и средний балл аттестата, и медаль за успешное окончание школы. Пока мнение общества Общественный совет не учел. Во время дискуссии возник вопрос о том, что работа Министерства образования и науки РФ, министра подвергается ожесточенной критике в Госдуме РФ и  в СМИ. На этот счет Общественный совет принял обращение, в  котором высказал поддержку Дмитрию Ливанову и его ведомству. В своих выступлениях министра поддержали два москвича – Евгений Ямбург и учитель  литературы Центра образования №57 Сергей Волков.  Евгений Ямбург считает, что критика министра связана в основном с борьбой против фальсификации диссертаций. Сергей Волков уверен, что борьба идет не только по этому поводу, но и в связи с тем, что нет должной информации о работе ведомства. Завершилось заседание совета выборами. Дело в том, что в связи с  негативной оценкой работы Российской академии наук, данной  во время интервью  Дмитрия Ливанова на радиостанции «Эхо Москвы», и проведением выборов президента РАН   из Общественного совета вышли академики Алферов и Фортов. Алферов, как известно, возглавлял совет, поэтому нужно было выбрать нового председателя. По предложению Станислава Смирнова сопредседателем Общественного совета был единогласно выбран Евгений Ямбург, его заместителем  стал  сам  Станислав Смирнов, но у совета появился и почетный председатель –  им стал нобелевский лауреат Андрей Гейм. Сергей ВОЛКОВ, учитель литературы Центра образования №57, член  Общественной палаты РФ, член Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ: – Два месяца мы готовили обращение Общественного совета в поддержку министра и министерства. Почему мы это делали? Потому  что стали свидетелями того, как Министерство образования и науки РФ подвергалось критике на всех уровнях как ни одно другое министерство, со всех сторон, в том числе с использованием административного ресурса. Рейтинг нашего министра так низок, как только можно себе представить. Временами создавалось впечатление, что если этого министра не отправят в отставку, то рухнет все, притом что многие из нас интуитивно понимают, что за прошедший год работа Министерства образования  и науки РФ идет более конструктивно, чем при предшествующих двух министрах.  Откуда рождается это субъективное ощущение и этот вал критики, отчасти действительно дикой? Мне кажется, главный минус работы министерства за минувший год  – то, что оно не сочло нужным объяснить обществу, в котором многие поддерживают то, что оно делает,  разъяснить свою деятельность, свою позицию, просто объяснить, что происходит, хотя бы  внятному пулу журналистов, с которым  министру нужно работать. Искажение информации, недостатки объяснения рождают большую часть этой критики и лишают  министерство того ресурса в обществе, которого оно заслуживает своими шагами. Министерство образования и науки РФ первым  создало свой Общественный совет. Я недавно был на заседании в Общественной палате и слушал выступление человека о проблемах Севера, Арктики, который сказал, что год пытается добиться от Министерства регионального развития, чтобы то создало свой Общественный совет. Я подумал: здорово, у нас уже год работает Общественный совет при Минобрнауки РФ, но мы даже не обозначили это как заслугу нового министерства и министра, мы воспринимаем это как само собой разумеющееся. Давайте скажем внятно: министерство открыло двери для общественного обсуждения многих проблем, те, кто работает с министерством не только публично, это знают. Например, я вхожу в комиссию по разработке нового порядка всероссийских олимпиад. (Что творилось с всероссийскими предметными олимпиадами, какие там были команды, которые сидели по семнадцать лет несменяемо, какие там были сложности и проблемы!) Новый порядок обсуждается настолько открыто, мощно,  гласно, подробно, с нелицеприятными мнениями, но очень продуктивно. Это маленький фронт работ, но то, как тут работает Министерство образования и науки РФ, показывает, что  оно готово к открытому решению и проблем, возникающих ситуативно, и  кардинальных проблем. Когда произошел инцидент с ЕГЭ по русскому языку, мы целый день переписывались с министром, в частности, выясняли, как могли попасть варианты в Интернет, уже принято решение о внесении изменений в ЕГЭ по математике. Есть представление о том, по какому каналу произошла утечка информации, о том, что нужно сделать, чтобы дальше этого не происходило. Министерство реагирует не только на мои, но и на  другие запросы, это не значит, что мы открываем ногой дверь в кабинет министра, но нас слышат. Я не помню такого случая, чтобы министр в переписке через   электронную почту не ответил на любой запрос, который посылается. Где, в каком министерстве такое есть еще? Почему никто не рассказывает об этом людям?  Давайте по-честному скажем, что мониторинг вузов, который вызвал такую реакцию и такое отторжение, крики по поводу слома нашей системы высшего образования, – это попытка начать действовать. Когда мы что-то лечим, санируем, отрезаем,  это всегда трудно, больно, но не начинать это – обманывать самих себя. Ну пусть  гниет дальше, зато никакой хирург не возьмет в руки скальпель  и не приблизится к больному. Что касается диссертаций, то мы поддерживаем разоблачение фальшивых диссертаций, которое вызывает критику только в Госдуме РФ, потому что я встречаюсь с учителями,  и  они одобряют то, что делает министерство, любой нормальный человек понимает, что честное лучше бесчестного.  Но свои радостные крики по этому поводу учителя до министерства не доносят.  Я не понимаю, если министерство продолжает разоблачать фальшивые диссертации, то почему Общественный совет не выражает свою поддержку этого? Если кого-то разоблачили не так, то нужно разбираться, но шагами, сделанными за один-единственный год, министерство демонстрирует свою открытость к диалогу, к обсуждению. Да, какие-то чудовищные вещи возникают, но ведь эти чудовищные вещи в образовании копились очень долго и  не всегда растут  из министерства. Возникает вопрос: министерство, которое видит в регионе нечто, происходящее недолжным образом, может влиять на региональную политику? Этот вопрос тоже надо ставить. Но не все то, что происходит в образовании в конкретной точке,  зависит от Министерства образования и науки РФ. Когда нам рассказывают, что министерство плохое, мы знаем, что в ведомстве работают 800 человек. Все это люди разные, участки работы у них разные, у них разная степень ответственности. Могу сказать, что Министерство образования и науки РФ такая же фикция, как народ. Мы знаем конкретных людей, которые делают конкретные вещи, и я хочу обратить внимание и Общественного совета, и педагогического сообщества на то, что есть по крайней мере пять положительных пунктов в работе министерства, которых раньше не было. А министерству из этого нужно сделать один вывод: надо работать с общественным мнением, делать пиар – нормальный, деятельный ход работы с журналистами и обществом.  Отсутствие такой работы – главный минус в работе министерства. Эти завалы нужно расчищать. Поэтому появилось наше обращение, в котором мы поддерживаем Министерство образования и науки РФ со всеми оговорками, с тем, что мы видим его непрофессиональные, половинчатые шаги, обращение, которое нужно принять.Мнение по поводуВиктор ЛОШАК,  член Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ:- Все наши дискуссии всегда заканчиваются критикой телевидения. В предложенном обращении Общественного совета  я считаю правильным призыв к СМИ внимательно  прислушиваться к доводам всех сторон, но против того, чтобы говорить о каких-то заказных кампаниях. Какие заказные кампании? Кто эти кампании заказывает?  В целом обращение – тот случай, когда в подписях под ним могут объединиться эксперты, представители общества. Почему считается, что только Госдума РФ выражает общественное мнение? Мы, Общественный совет, тоже выражаем общественное мнение. В наших интересах сделать это обращение максимально услышанным обществом.

Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту