Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

О зарплате московских учителей регионам лучше не знать – чтобы не расстраивались

УГ - Москва, №34 от 21 августа 2012. Читать номер
Автор:

Перед наступлением нового учебного года нарастает интерес к столичному образованию, и министру образования Москвы Исааку КАЛИНЕ приходится отвечать на все новые и новые вопросы.

– Что изменится в оплате труда столичных педагогов?

– Каждый московский учитель с учетом того, что все школы финансируются по одинаковому нормативу, имеет право на равную заработную плату. Поэтому с 1 сентября 2012 года, кроме рейтинга школ по результатам ЕГЭ, ГИА, диагностик и многих других результатов, мы обязательно после начисления уже сентябрьской зарплаты откроем рейтинг средних заработных плат по школам Москвы. Город сегодня совершил, я считаю, некую психологическую революцию: деньги идут в школы по нормативу, одинаковому для всех, на каждого ученика в школу приходят равные средства, школа сама за счет выбора оптимальной структуры штатного расписания школы, правильного соотношения администрации и количества учителей выводит заработную плату учителей или выше средней, или, к сожалению, иногда ниже средней. Мы считаем, что публикация рейтинга средних заработных плат по школам позволит учителям серьезнее отнестись к взаимодействию с администрацией школы, с профсоюзными комитетами, к тому, чтобы не только сотни школ (уже у нас в сотнях школ есть зарплата выше средней), но и остальные подтягивались к этому уровню.

– Каким образом будет об-народоваться рейтинг заработных плат?

– Как известно, у нас есть сайт Департамента образования, который посещают по 5060 тысяч москвичей, есть сайты окружных управлений. И на сайте департамента, и на сайтах окружных управлений будут размещены данные о средней заработной плате учителей по каждой школе, находящейся в данном округе. Рейтинг, поверьте, учителя быстро сами составят, нам не надо их рей-тинговать. Я уверен, что после этого они спросят у администрации, почему в соседней школе при равном финансировании заработная плата на 2-3 тысячи больше.

– Какова сегодня заработная плата московского учителя?

– Средняя заработная плата учителя в Москве за первые 6 месяцев 2012 г. – 54,2 тысячи руб. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года средняя зарплата выросла на 37%.

– Уточните: норматив по Москве единый для всех школ?

– Норматив финансирования по Москве единый, он по возрасту учеников разный. Скажем, в первом классе по СанПиНам (Санитарные правила и нормы) положен 21 час в неделю. Поэтому там норматив, если я правильно помню, 85 тыс. руб. в год на одного первоклассника. А в 10-11-х классах – 37 часов в неделю по СанПиНам на ученика. Соответственно строго пропорционально подсчитан норматив – он ровно во столько раз больше, во сколько в 11-м классе больше часов, чем в первом. И он равен, если я правильно помню, 123 тыс. рублей.

– Будет ли норматив индексироваться год от года?

– Изначально норматив был задан очень высоким. Все соседние регионы, когда мы объявили этот норматив, 120 тысяч рублей, как всеобщий (он раньше был таким только для лицея или гимназии в Москве, а мэр постановлением объявил этот норматив общим для города, от него все, собственно, считалось), то, конечно, я много звонков получил от коллег: «Вы что делаете?», «Такой норматив! Это же несравнимо ни с кем!» Но столица, наверное, обязана что-то делать несравнимо с остальными. Этот норматив потом индексировали один раз, пока он обеспечивает уровень заработной платы, значительно превышающей и ту, которая была, и среднюю по экономике. Думаю, дальше будет зависеть от того, будет ли индексироваться заработная плата в других отраслях – если да, значит, будет индексироваться норматив.

– Что изменила в школах новая система финансирования? Почувствовали ли это родители и учащиеся?

– Новая система финансирования школ изменила, на мой взгляд, должна и будет изменять многое далеко не только в школах. Я думаю, что главная задача любого общества не только его дифференциация, что неизбежно и в принципе, наверное, тоже необходимый элемент развития общества. Но важнейшая задача любого общества, конечно, и консолидация общества. То, что в столице рядом иногда существовали две школы, одну из которых финансировали раза в три лучше, чем соседнюю, – это уже создание в городе противопоставления. Не надо думать, что об этом не знают ученики. Это мы, как страусы, голову в песок спрячем и говорим, что дети ничего не знают, – дети знают всё, потому что директор той школы, которую плохо финансировали, выходя к своим учителям и отвечая на их вопросы, почему у нас чего-нибудь нет, обязательно рано или поздно мог сказать: «Ну вы же понимаете, мы же не школа номер такая-то, у нас финансирование в три раза меньше». Дальше учителя, встречаясь с родителями и, отвечая на какой-нибудь вопрос родителей, тоже могли сказать: «Мы же вам не та школа». Это доходит до учеников, и они все это знают. Такая ситуация постепенно (боюсь, даже не очень постепенно, а довольно стремительно) формирует разные слои общества, которые заранее, еще в детском возрасте, противопоставляются, а не дифференцируются. Не надо под флагом дифференциации общества, которая, еще раз повторяю, необходимый элемент его развития, противопоставление в обществе выдавать за дифференциацию. То, что с 1 апреля 2011 г. был введен новый механизм финансирования – сначала в 125 школах, потом в 239, сейчас их уже процентов 90 от всех школ Москвы, – когда абсолютно одинаковый норматив финансового обеспечения следует за каждым учеником независимо от того, где он живет, какие у него родители. Единственное, есть дети, которых Москва, естественно, финансирует гораздо выше, – это дети с ограниченными возможностями, дети-инвалиды. Все мы понимаем, что организовать обучение этих детей гораздо сложнее, а значит, и дороже, поэтому там повышенные коэффициенты норматива – 2-3. Все остальные дети Москвы получают от города через школу равное финансирование. Тем самым, во-первых, ни в одной школе ни у одного директора нет возможности ссылаться на то, что его финансируют хуже других. Сегодня это невозможно. Поэтому я уверен, что главная цель, которую реализует в Москве новая модель финансирования образовательных учреждений, -это огромный вклад в будущую консолидацию московского общества, сверхзадача, сверхцель, ради которой стоит работать. Переходя на новую модель финансирования, Москва внесла очень серьезное дополнение в бюджет, мы получили на 15 млрд руб. больше для школ, на 5 млрд больше для детских садов одновременно с введением новой системы финансирования. Для школ это принесло другой уровень заработной платы, но что интересно, рост заработной платы учителей опережает рост объемов финансирования, потому что теперь в школе начали считать: «А нужно ли нам девять заместителей директора? Или, может, мы все-таки как-то оптимизируем это количество?» Раньше как было? Если школа сокращает ставку, то, будем откровенны, эти деньги уходили в бюджет, то есть для школы в никуда. Сегодня же ни одной копейки денег город у школы не забирает, школа сама выстраивает оптимальное штатное расписание. Если раньше школу заставляли его сокращать, то сегодня у нас задача ровно противоположная. Задача службы контроля в том, чтобы в школе ни в коем случае не перешли грань этого сокращения, чтобы это ни в коем случае не вылилось во вред образовательному процессу. Но уже не нужно никого насильно оптимизировать, это внутренний процесс, который люди осознанно, абсолютно рационально и разумно производят. Поэтому рост заработной платы превышает рост расходов бюджета, хотя еще раз скажу, что расходы бюджета выросли в 2012 г. очень значительно, город не пожалел, что называется, на это денег, поэтому сегодня заработная плата московских учителей по сравнению с другими регионами выше. Я могу признаться, мы, когда бываем на каких-то совещаниях, стараемся не называть размер этой зарплаты, но сегодня есть абсолютно доступный любому пользователю Интернета сайт, на котором можно посмотреть заработную плату по каждой школе России. Поэтому мы ничего скрыть от России не можем, нам иногда даже приходится в какой-то мере оправдываться перед коллегами, у которых зарплаты в регионах в разы меньше, и они даже начинают расстраиваться, что такое отставание от зарплат московских учителей. Но я должен сказать, что у столичного образования все-таки и задачи немного другого уровня, и я надеюсь, что эта заработная плата точно оправданна.

Поэтому что принесла новая система финансирования? Вклад в консолидацию московского общества, огромный вклад в повышение заработной платы учителей, а значит, их другого отношения. И еще одна вещь: это отношения между директорами и учителями, между педагогическим коллективом и родителями. Что я имею в виду, когда говорю об отношениях между директором и учителями? Раньше ведь директор, для того чтобы получить дополнительное финансирование, ходил по кабинетам управлений, департамента и там доказывал, объяснял, какой-то чиновник росчерком пера мог добавить денег, мог не добавить. Сегодня, слава богу, у нас, у чиновников, такого права нет просто в природе. Деньги, еще раз повторю, приходят только в результате того, сколько семей захотели учить своих детей в вашей школе, это меняет отношения с директором: коллектив стал понимать, что не директор приносит в клювике финансы, а что они во главе с директором зарабатывают эти деньги. Поэтому сегодня коллективы гораздо требовательнее и к директорам, и к членам своего коллектива. Ведь понятно, что если в коллективе окажется педагог (особенно те, что ведут много классов, потому что часов в неделю мало, например, физкультура, технология) очень неудачный, то родители могут начать забирать детей из-за одного этого учителя. Это сегодня резко изменяет характер отношений внутри педколлектива: люди становятся осознанно требовательны друг к другу. При этой системе финансирования гораздо меньший нужен контроль за учителем. Учитель прекрасно понимает, что он участник команды, которая вместе благодаря своим результатам зарабатывает фонд оплаты труда, поэтому сегодня следить за ним, как, я не знаю, за каким-то лентяем и бездельником, совершенно не нужно. В результате у администрации школы развязаны руки для более содержательных вещей, чем постоянный надсмотр за учителями. Конечно, и родители сегодня поняли, что школа финансируется благодаря тому, что они привели туда своего ребенка, поэтому тоже меняется отношение между родительским сообществом и педколлективом: родители понимают, что у них есть право голоса, подкрепленное финансовым ресурсом, который благодаря им попал в школу. Почему сегодня появляются, слава богу, управляющие советы? Потому что становится важным государственно-общественное управление. Очень хочется, чтобы в управляющие советы в самом деле пришли состоявшиеся люди, причем не ради каких-то личных амбиций или амбиций своего ребенка, а ради общего дела. Такие управляющие советы сегодня уже есть, я думаю, что они будут развиваться и крепнуть, поэтому, как ни странно, я совершенно не рассматриваю результаты (или эффект, или последствия) введения новой модели финансирования как финансовые результаты. Я считаю, что это, во-первых, социальные результаты -консолидация, во-вторых, это педагогические результаты, потому что отношения между администрацией, учителями, родителями, учениками – педагогические результаты, или, как говорил очень известный директор московской школы покойный Тубельский, уклад школы. Деньги здесь ни при чем.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту