Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Острая тема

О тревогах и надеждах,

Учительская газета, №32 от 11 августа 2020. Читать номер
Автор:

или Как быть с…

Начну со штампа. Уверена: российское учительство замерло в ожидании 20 августа. Той даты, когда будет объявлен «формат» нового учебного года. Учительство замерло в ожидании и тревоге. Как минимум потому, что за 10 дней (всего за 10 дней!) предстоит сделать в зависимости от «формата» очень многое, возможно, опять «перестроиться в марше», переписать рабочие программы и расписания уроков, перенастроить родителей, перекроить привычный график неурочной жизни. Хотя и сейчас понятно, что переустроить и перекроить придется многое, устроенное и скроенное десятилетиями… И сейчас понятно, что школьный мир (простите за банальность) уже не будет прежним. И сейчас уже придумываются руководителями школ и учителями сценарии 1, 2, 3… Кстати, придумывается и осваивается все это людьми, в основной своей массе не отгулявшими полноценный отпуск, переутомленными рабочим режимом 24/7, работой на ЕГЭ и проверкой ЕГЭ. Но это уже, как говорится, дело десятое: учителя здесь как солдаты – готовы жить по законам особого времени (не хотела писать «военного»). Кстати, отгулять отпуск позже – это не про учителей. Кому в голову придет попросить положенные отпускные недели в течение учебного года?! Разумеется, никому.

Итак, мы замерли в тревоге… И вопросов у нас очень много. Очень-очень. И сомнений. И понимания непонимания (извините за каламбур), как «это сделать», как быть с… К слову, проще всего понять, как быть с термометрией, дезинфекцией, проветриванием и прочими, скажем так, санитарными процедурами. Хотя и здесь масса головоломок по поводу бюджета на обеспечение сформулированных для школы требований.
Однако самые сложные головоломки – это учеба в режиме «один класс – один кабинет», «сдвинутое расписание», особый режим работы столовой… Говорено об этом уже много, в том числе и на страницах «Учительской газеты». Но вопросы острые, а ответов пока мало, потому что школы и классы переполнены, потому что вторая смена уже и так есть во многих российских школах, потому что комбинированные варианты (типа кое-чему учим в школе, кое-чему – в зуме, кое-чему – дети поучатся самостоятельно) еще более сложные, чем «дистанционка», потому что предметное обучение и сдвинутое расписание – две вещи несовместимые. Ну или не вполне совместимые. Или совместимые только там, где у учителей щадящая нагрузка, а кабинетов в школе с запасом. Недавно я прочитала «революционное» предложение руководителя одной из российских школ: сначала составить «сдвинутое расписание», а затем расставить учителей-предметников, чтобы они спокойно «двигались» по этому расписанию. Возможно, такое решение покажется кому-то грамотным и логичным. Но не мне! Потому что потребует, чтобы учителя отказались от классов, в которые уже год или уже шесть лет вкладывали силы и душу, потребует, чтобы у многих детей в угоду «сдвинутому расписанию» поменялись несколько учителей… Да много еще чего потребует и при этом мало чего принесет.

Если вернуться к вопросу «Как быть с…?», то стоит вспомнить и об иностранных языках. К сожалению, они не попали в число предметов/кабинетов, которым вышла «амнистия» (физика, химия, технология, физкультура). Поэтому для школ, где класс делится на 2-3 группы на изучение иностранного языка, «как быть с иностранным» тоже в разряде головоломок.

Не стану перечислять-повторять еще многое из того, что нас по-настоящему тревожит, включая проведение школьного и в особенности муниципального туров Всероссийской олимпиады школьников, о чем пока, по-моему, вообще ничего не сказано. А ведь стартует школьный тур практически сразу после начала учебного года…

Не стану говорить и про такие важнейшие компоненты школьной жизни, как игра и праздник (связанные с объединением классов и массовостью). Вздохну: «Нельзя так нельзя».

Но о двух острейших тревогах все-таки скажу. Первая – это судьба дополнительного образования, жизнь школьных ОДОДов и муниципальных/региональных центров дополнительного образования. Мне кажется, педагоги дополнительного образования (как никто другой) с особой тревогой внимательно вчитываются в регламенты организации нового учебного года. И, вчитываясь, ответов не находят. Поймите меня правильно: я ни в коем случае не ставлю под сомнение необходимость соблюдения всех «заградительных» ковиду мер.
Человек законопослушный, я не позволю себе пренебречь предъявляемыми требованиями. Я не позволю себе их обсуждать с родителями и учениками. При этом я все-таки хочу понять, как быть (дай бог на эти полгода!) с кружками, секциями, клубами, суть работы которых – объединение детей разных возрастов, классов, даже (если речь идет о муниципальных и региональных центрах) разных школ. При этом природа ряда детских объединений совсем не вяжется с дистантом. Ладно, посадить в «окошки» зума можно юных художников или компьютерных дизайнеров. Ладно, придумаем дистанционное взаимодействие детей из литературных и исторических клубов, разработаем программы удаленной работы с краеведами и начинающими журналистами, перестроимся на заочные тренировки и заочное тьюторское сопровождение одаренных детей – участников олимпиад и научных конкурсов… Но как быть с детскими театрами, хореографическими и вокальными коллективами, спортивными секциями. Как быть с теми детскими объединениями, работа в которых требует оснащения, отсутствующего у ребенка дома (речь идет о моделировании, робототехнике, лабораториях, связанных с естественно-научными дисциплинами, и проч.)? Как быть с занятостью педагогов дополнительного образования и оплатой их труда? Как быть с формированием новых детских объединений в начале года (что, как мы все понимаем, определяет и занятость, и оплату труда в дополнительном образовании)? И, конечно, как быть с десятками (или сотнями?) тысяч уникальных детских коллективов дополнительного образования по всей стране? Коллективов, полугодовой простой которых может просто напрочь разрушить создаваемое годами…

И, наконец, острейший вопрос, которым, думаю, задаются многие в нашем педагогическом сообществе. Но при этом вопрос мало обсуждаемый или вовсе не обсуждаемый сегодня. К сожалению! К огромному сожалению! Как быть с психологическим состоянием детей, пять (!) месяцев не сидевших за школьной партой.
Вероятно, кто-то возразит мне: «Из пяти этих месяцев три были каникулярными…» Не спорю. Но любой (даже начинающий) учитель скажет, что и после трех каникулярных месяцев дети не без труда втягиваются в школьный ритм. Проработав 30 лет в школе, знаю: главная задача первых сентябрьских недель не столько методическая, сколько психолого-педагогическая: создать привлекательную атмосферу уроков, выявить тревоги и затруднения детей и помочь им вписаться в новое (предмет, класс, школу, правила, условия школьной жизни, предлагаемые учителем технологии и формы обратной связи), наладить партнерские отношения с родителями. Если честно, то последние лет 15 я оттягиваю начало повторения или изучения темы с первого урока (как положено по планированию) на 3-4‑й, а начальные уроки (даже в 10-11‑х классах) делаю уроками общения-взаимодействия, уроками принятия школы и предмета после длительного летнего перерыва. Но ситуация этого года (говорю без преувеличения) беспрецедентная: за парты сядут (а я очень-очень на это надеюсь) дети, пережившие непростые месяцы «дистанционки», месяцы нахождения в четырех стенах (пусть даже четырех стенах дачного забора), впервые не поехавшие на море, реку, озеро, в лес, оставшиеся без уже привычного лагеря или спортивных сборов. Скажем честно – дети с истрепанными нервами. У одних родители, к сожалению, потеряли работу, у других, увы, переболели ковидом, у третьих вся многодетная семья вынуждена была пять месяцев существовать бок о бок – дети и взрослые не отдохнули друг от друга. У четвертых сорвались соревнования всероссийского и международного уровней, к которым шла подготовка годами, у пятых старшие сдавали ЕГЭ в это непростое время, у шестых… У большинства тревожились, нервничали, а у кого-то, увы, срывались на детях родители, тоже измотанные проблемами, возникшими в связи с пандемией. И да, эти дети сядут за парты… Придут к нам, не знающим (=не имевшим опыта), как работать в этой ситуации пятимесячной разлуки. И здесь, думается мне, не контрольно-измерительными процедурами и диагностиками надо накрывать всех нас в сентябре! А подсказками психологов, помощью социальных педагогов, публикацией эффективных методик создания эмоциональной привлекательности образования, преодоления стрессовых ситуаций, взаимодействия с родителями и оперативного реагирования на возникающие именно психологические затруднения детей. Потому что программу нагоним и пробелы компенсируем, а вот с настроением и настроем будет сложнее. Эх, как помогли бы нам в этой ситуации вхождения в школу и школьную жизнь игры, праздники и, конечно, дополнительное образование и «внеурочка»!.. Что до диагностики, то я двумя руками за нее! Только не может она быть унифицированной для всех российских школ, начинающих учебный год. Потому что для школ, где за партами сидят сплошь победители и призеры Всероса и международных олимпиад, эта диагностика одна, для специализированных (например, языковых) школ она другая, для профильных классов – третья, для учеников школ, где давно были внедрены электронные образовательные ресурсы и платформы, – четвертая, для школ, ученики которых были лишены технических ресурсов, – пятая… Ряд можно продолжать бесконечно. И, повторюсь, не контроль нужен каждому российскому ребенку в сентябре (даже если заявлено, что этот контроль будет безоценочным), а комфорт и поддержка взрослого!

Я уже заканчивала эту статью, когда директор моей школы Сергей Данилов (выкроивший всего неделю, как и многие директора школ, на отпуск) прислал мне ссылку на публикацию РИА «Новости»: «Роспотребнадзор допустил смягчение требований к школам из-за COVID-19»… Буду надеяться… Будем надеяться… Надеяться на то, что мы придем в классы и найдем нужные, нет, не технологии, а просто слова для наших учеников.

Надеяться на восстановление школьной жизни, детских коллективов дополнительного образования.

Надеяться на поддержку школы со стороны родителей и руководителей, надеяться на щадящий и адекватный ситуации мониторинг деятельности педагогов. Надеяться сегодня очень важно, потому что именно на нашу надежду, стойкость и мудрость очень рассчитывают дети и их родители. И вместе с нами они замерли в ожидании 20 августа…

Екатерина ТЕНЮТИНА, заместитель директора академической гимназии №56 Санкт-Петербурга, заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук


Комментарии

Нужно ли изменить модель итогового сочинения для одиннадцатиклассников?
  • Итоговое сочинение нужно отменить совсем или заменить его диктантом 47%
    184 голоса 47%
    184 голоса - 47% из всех голосов
  • У сочинения вообще не должно быть модели - это вид творчества 38%
    146 голосов 38%
    146 голосов - 38% из всех голосов
  • Нет, существующая модель сочинения актуальна до сих пор 9%
    34 голоса 9%
    34 голоса - 9% из всех голосов
  • Да, нынешняя модель уже устарела 6%
    24 голоса 6%
    24 голоса - 6% из всех голосов
Всего проголосовало: 388
Ноябрь 18, 2020 - Ноябрь 24, 2020
Опрос закрыт
Архив опросов
Архив опросов
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt