Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«О, как я поздно понял, зачем я существую…». К 97-летию Давида Самойлова

Дата: 01 июня 2017, 09:52
Автор:

В Пярну мы ехали к Давиду Самойлову. Хотели увидеть дом, где он жил, улицу, выйти к морю его дорогами. И поклониться его последнему приюту. Сначала мы попали в Пярну в январе, в метельный холодный день. Город просто покорил нас тишиной, белизной, торжественной простотой. Строгие деревянные дома и каменные здания, простые и роскошные виллы, вифлеемские звёзды и новогодние гирлянды, ёлочки в снегу, уютные кафе и большие магазины.

Мы зажгли свечу и стали читать стихи — оказалось, что довольно много знаем наизусть! И «Сороковые», и «Давай поедем в город…», «Когда-нибудь я к вам приеду…», «У зим бывают имена…», и, конечно, .

Дом, где обитала семья Самойловых, мы нашли сразу. Улица Тооминга, 4. Напротив — дом, где жил знаменитый скрипач Давид Ойстрах. Очень тихая маленькая улица без людей. К сожалению, создать музей в доме не получилось, есть только мемориальная доска.

Кустарники, сухие травы, зимние яблони… Много сосен. Пороша. А море совсем недалеко, замёрзшее море, белое море, ледяное в прямом смысле — вместо моря нагромождение снежных глыб. И ветер ураганный, больше минуты не устоишь на берегу!

Когда-нибудь и мы расскажем,

Как мы живём иным пейзажем,

Где море озаряет нас,

Где пишет на песке, как гений,

Волна следы своих волнений

И вдруг стирает, осердясь.

«Пярнуские элегии»

Пярну — балтийский курорт, летняя столица Эстонии. Море, река, канал — много водного пространства. Высокое небо. Чистейший воздух. Сосны, берёзы. Дюны. Но в январе было ощущение сказочного праздничного города, затерянного в снегах. Мы не сумели тогда доехать до Лесного кладбища, оно за городом, автобусы ходят редко, и при такой метели вряд ли бы мы нашли … Да и были мы в Пярну меньше суток.

А в апреле город стал светлее и шире, и нам удалось хорошо изучить его. Увидеть Гильдию Марии Магдалины, Таллинские ворота, городскую ратушу, музей, порт, множество домов и домиков в тихих дворах. Пройти по молу. Застать в течение часа и снег, и солнце, и ветер с дождём.

И в апреле мы добрались до Лесного кладбища.

Автобусы в Пасху ходили так же редко. Не дождались, домчались на такси. Никто из таксистов не слышал ни о знаменитом поэте, ни о его могиле. Да и кладбище знали приблизительно. Но мы начали поиски. Был ориентир — недалеко от ворот. А ворота — с двух сторон. И вдруг застучал дятел. И я услышала голос мужа: «Нашёл!». В это время, признался он, читал стихи Самойлова вслух.

Могила настолько скромная, что никто бы и не подумал, что здесь лежит очень известный поэт. И не написано было даже — ПОЭТ. Сосны, дорожка, фонарь со свечой. Первая весенняя трава. Рядом похоронена мама поэта.

Мы зажгли свечу и стали читать стихи — оказалось, что довольно много знаем наизусть! И «Сороковые», и «Давай поедем в город…», «Когда-нибудь я к вам приеду…», «У зим бывают имена…», и, конечно, «Пярнуские элегии».

Давай поедем в город,

Где мы с тобой бывали.

Года, как чемоданы,

Оставим на вокзале.

Года пускай хранятся,

А нам храниться поздно.

Нам будет чуть печально,

Но бодро и морозно.

Уже дозрела осень

До синего налива.

Дым, облако и птица

Летят неторопливо.

Ждут снега, листопады

Недавно отшуршали.

Огромно и просторно

В осеннем полушарье.

И все, что было зыбко,

Растрепанно и розно,

Мороз скрепил слюною,

Как ласточкины гнезда.

И вот ноябрь на свете,

Огромный, просветленный.

И кажется, что город

Стоит ненаселенный,-

Так много сверху неба,

Садов и гнезд вороньих,

Что и не замечаешь

Людей, как посторонних…

О, как я поздно понял,

Зачем я существую,

Зачем гоняет сердце

По жилам кровь живую,

И что, порой, напрасно

Давал страстям улечься,

И что нельзя беречься,

И что нельзя беречься…

1963

Было очень солнечно и очень холодно. Просто и торжественно. Грустно и радостно.

…Родился Давид Самойлов 1 июня 1920 года в Москве. Учился в МИФЛИ. Хотел уйти на фронт добровольцем ещё в Финскую войну – его не взяли по состоянию здоровья. Но он не сдался — в начале Великой Отечественной войны рыл окопы под Вязьмой. Заболел, был эвакуирован в Самарканд, учился там в вечернем педагогическом институте, а потом всё-таки поступил в военно-пехотное училище и, не окончив его, попал в 1942 году на Волховский фронт под Тихвин. В марте 43-го в районе станции Мга был тяжело ранен. За тот бой (там была и рукопашная схватка) его наградили медалью «За отвагу».

После выздоровления продолжил службу на 1-м Белорусском фронте, был писарем и участвовал в боях. Награждён медалью «За боевые заслуги», а позже и орденом Красной Звезды за захват немецкого бронетранспортёра и трёх пленных и за активное участие в боях за Берлин.

Печататься начал в 1941 году, но в годы войны стихов не писал. После войны много переводил.

В 1948 году в журнале «Знамя» были опубликованы «Стихи о новом городе». Первая книга «Ближние страны» вышла в 1958-м. Потом — поэтические сборники: «Второй перевал», «Дни», «Волна и камень», «Весть», «Залив», «Голоса за холмами». Поэт считал необходимым, чтобы впечатления жизни «отстоялись» в его душе, прежде чем воплотиться в поэзии.

Ещё выпустил юмористический прозаический сборник «В кругу себя». Писал работы по стихосложению. И много общался с друзьями и родными. Его очень любили. Около двадцати лет Давид Самойлов был автором и режиссёром чтецких программ народного артиста России Рафаэля Клейнера.

А теперь в Пярну проводятся чтения памяти Давида Самойлова. Умер он в Таллине 23 февраля 1990 года, на юбилейном вечере Бориса Пастернака, едва завершив свою речь…

Тихий курортный городок на берегу залива помнит поэта. Всё остаётся на века: море, сосны, камни, песок, дюны. И настоящие стихи — тоже на века.

Фото Юлия Пустарнакова и с сайта поэты.ргафд.рф


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt