search
Топ 10

О чем предупреждал Жак Дело

– Педагогические коллективы наших вузов не заинтересованы в том, чтобы стать участниками Болонского процесса. Однако процесс интернационализации образования идет независимо от того, хотим мы этого или нет, хотя общие цели Болонского процесса, несомненно, актуальны для российской высшей школы. Многие институционально-операционные цели Болонского процесса достигнуты в той или иной степени в довольно большом количестве вузов.

Даже в провинциальных высших учебных заведениях наряду со специалитетом по ряду специальностей есть еще две ступени образования – бакалавриат и магистратура, студенты по программам обмена обучаются за рубежом (преимущественно за свой счет), преподаватели тех вузов, где в этом заинтересован управленческий персонал, участвуют в совместных проектах с западноевропейскими образовательными центрами. Однако все это не делает вузы России полноценными участниками Болонского процесса по одной простой причине – еще не созданы условия для всеобщего взаимного признания степеней, дипломов, программ, учебных планов и курсов в рамках европейского пространства для максимального обеспечения как академической, так и профессиональной мобильности. Поэтому, откровенно говоря, слабо представляется реальная возможность массового вливания в общеевропейский образовательный процесс большинства российских вузов. Активное воплощение в жизнь идей Болонского процесса возможно лишь тогда, когда в него реально включатся законодатели, министры и ректоры, а вслед за ними и преподавательские коллективы.

До сих пор отсутствуют законодательные акты и механизмы на уровне государства, которые бы реально способствовали вхождению наших вузов в европейское образовательное пространство, а решение вопроса о том, воплощать ли в жизнь идеи Болонского процесса, полностью перекладывается на учебные заведения, которые к этому не готовы, прежде всего, финансово. Исключение составляют лишь несколько ведущих вузов России. При этом я, как председатель вузовского профкома, не могу не задумываться о том, каковы роль и место наших организаций в условиях интернационализации образования и можем ли мы влиять каким-то образом на этот процесс. Я очень часто слышу от представителей власти, администраций вузов и даже от некоторых коллег – председателей профкомов, что деятельность профсоюзов и Болонский процесс не пересекаются. Думаю, что это не так. Еще в конце ХХ века Жак Дело предупреждал, что «реформа образования никогда не будет успешной, если она направлена против преподавателей и проводится без них». В настоящее же время участие российских преподавателей в Болонском процессе просматривается только с точки зрения требований, которые к ним предъявляют, а не с точки зрения их прав и интересов. Следовательно, есть опасность, что он будет направлен если не против всех, то, по крайней мере, против большей части профессорско-преподавательского состава.

В большинстве вузов сегодня работают три статусно-возрастные группы. Это, во-первых, преподаватели старшего поколения, практически вся профессура в возрасте от 55 до 65 лет, воспитанная на традициях советского образования, которое характеризовалось практически полным отсутствием конкурентоспособных специалистов в гуманитарной, экономической и правовой сферах. Это, во-вторых, преподаватели среднего возраста (35-55 лет). Среди них есть молодые профессора нового поколения, но большую часть группы составляют доценты, которые больше всего пострадали от реформирования образования после 90-х годов – учились в Советском Союзе, а как педагоги формировались в условиях развала советской системы образования. Наиболее талантливые из этой группы либо уехали за рубеж, либо нашли себя в бизнесе. Наконец, третья группа – сотрудники до 35 лет: ассистенты, преподаватели, доценты и, как исключение, доктора наук. Самые молодые из них формировались как личности и специалисты в условиях перестройки. У трех групп – разные возможности, умения, навыки и ценности, а, значит, и свое отношение к Болонскому процессу.

«Радости» Болонского процесса, если они будут реализованы в российских вузах, конечно же, достанутся преимущественно нынешнему молодому поколению. У молодых преподавателей редко возникают сложности со знанием иностранного языка, они владеют современными компьютерными технологиями. Наиболее актуальна для них проблема мобильности – участие в международных конференциях и симпозиумах, стажировки за рубежом. Нужно искать пути для возвращения их в «родные пенаты», а это, разумеется, зарплата, жилье, условия работы на уровне европейских, свободный доступ к международной научной периодике и современная материально-техническая база. Основные условия активного участия молодых преподавателей в Болонском процессе – достойная оплата труда, снижение учебной нагрузки, мобильность. В остальном они сами заинтересованы и готовы к вхождению в европейское образовательное пространство.

По-другому выглядят проблемы преподавателей среднего звена. Многие из них нуждаются в обучении современным компьютерным технологиям, в курсах иностранного языка, в переквалификации при сокращении той или иной специальности в результате создания совместных учебных планов и программ с европейскими вузами. Если не обеспечить решение этих проблем, то вряд ли можно ждать от этой группы заинтересованности в Болонском процессе.

Основной удар может прийтись на преподавателей старше 55 лет. Большинству из них, особенно в провинциальных вузах, радости Болонского процесса ни к чему. Конечно же, речь не идет об ученых с мировым именем, имеющих серьезные научные школы. Не секрет, что многие профессора преклонного возраста, которые вырастили не одно поколение российских педагогов и ученых, сегодня продолжают работать потому, что пенсия не может обеспечить им достойную старость. Таким образом, вопрос пенсионного обеспечения профессорско-преподавательского состава вузов тесным образом связан с участием и поддержкой Болонского процесса профессурой старшего поколения. Многие из них, освободив дорогу молодым, могли бы занять достойное место в должности консультантов в вузах, что способствовало бы сохранению лучших традиций российского образования. Сейчас профком Кемеровского госуниверситета, работая над проектом нового коллективного договора, вносит предложения по решению этих проблем: организация курсов для преподавателей за счет внебюджетных средств, введение должности профессора-консультанта с сохранением зарплаты по той должности, с которой уходит профессор, выделение средств аспирантам и докторантам для участия в международной конференции за рубежом хотя бы один раз за время обучения. Однако решение отдельных проблем исключительно силами и средствами одного вуза вряд ли ускорит вхождение России в Болонский процесс. Если государство не поможет создать условия, которые будут привлекательными для большинства преподавателей вузов, Болонский процесс останется лишь красивой демонстрационной версией, а не реально работающей системой.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту