search
Топ 10

О чем часто спорят ректоры

Заседание Совета УМО классических университетов России – картина зрелищная и очень поучительная. Эдакие рыцари Круглого стола во главе с королем Артуром – главой Союза ректоров Виктором Садовничим. К нему взывают, его слово, как правило, последнее. К сожалению, собираясь вместе в прошлые годы, ученые мужи вынуждены были не о развитии науки рассуждать, а о вещах куда более земных – о деньгах и выживании. До науки ли, когда в университетах за долги отключали свет и воду, власть имущие грозились вновь поставить студентов в солдатский строй, решались вопросы приватизации, средств на зарплату и стипендии взять было неоткуда.

В этом году, встретившись в гостеприимном Чувашском госуниверситете, решили все же поговорить о содержании, но вовсе не потому, что финансовая ситуация стабилизировалась. Кризис власти и рынка привел к тому, что уровень высшего классического образования начал катастрофически снижаться, западные ветры принесли с собой сумятицу и неразбериху, и если не принять срочных мер, то высшая школа может оказаться у отметки, за которой – бездна.

Основной темой встречи стало непрерывное образование: кто, где и как строит союз школа-университет. У каждого представителя более чем тридцати российских вузов и у коллег из Совета Евразийской ассоциации университетов СНГ из Киева, Минска и Ташкента свои рецепты, свои наработки, свои взгляды на то, как в сегодняшних условиях эффективнее и лучше работать.

Ректорат Тамбовского государственного университета совместно с администрацией области отстроил школу-интернат, где собирает, холит и лелеет талантливую сельскую молодежь. Чувашский университет пошел еще дальше: в 21 районе республики открыты центры довузовской подготовки, процветают, показывая отменные результаты, 4 республиканских филиала, в гимназии для одаренных детей питание, проживание и лечение “вундеркиндов” не стоят их родителям ни копейки. Во все эти благие дела ЧГУ вложил около 30 миллиардов внебюджетных рублей. В результате – более 50% студентов приехали из села, и сегодня Чувашия считается одной из самых “образованных и грамотных” республик России. Воскресные колледжи практически по всем университетским специальностям работают в Иркутске. Красноярский университет “эвакуирует” талантливую молодежь с Крайнего Севера.

Сам собой зашел разговор о стандартах высшего образования. Со дня принятия сегодняшних прошла уже целая “пятилетка”, что-то прижилось, что-то нет: выводы напрашиваются сами собой. Стремились к фундаментальности образования: студенты-естественники должны “щелкать” гуманитарные науки, как орехи, гуманитарии в свою очередь должны изящно выплывать из моря цифр и физических терминов. Увы, знания “технарей” по философии и истории оставляют желать лучшего. А все потому, что так и не удалось прийти к единому мнению: каким должно быть гуманитарное образование в высшей школе. Одни считают, что нужно прививать студентам азы общей культуры, плавное продолжение курса средней школы. Не более того. По мнению других, гуманитарные знания должны помогать специалисту, в какой бы области он ни работал, разрешать его профессиональные проблемы. Это более сложная задача, но именно так работают за рубежом. Для этого, правда, нужны абсолютно новые программы и молодое поколение преподавателей, чьи мысли далеки от штампов и стереотипов. Впрочем, провалилась и идея научно-естественной подготовки филологов, историков, юристов и экономистов. Все по тем же причинам: нет правильных программ, все, что написано, выглядит инородным, крайне неудобным и по большому счету никчемным.

И чтобы расставить все точки над i в вопросах о стандартах, решили, что время велит включить в них вопросы, связанные с новыми информационными технологиями. Ибо от компьютера нынче не спрячешься, не убежишь и негоже выпускать на рынок “информационно” безграмотных, а значит, и неконкурентоспособных специалистов.

Бурю споров и эмоций вызвал вопрос изобретения и введения в классификатор новых специальностей. Инициаторами обычно выступают университеты, разрабатывающие новые направления. Так, факультеты философии в некоторых вузах добились открытия кафедры политологии. И не было бы в этом никакого криминала, если бы, узнав об утверждении модных, ярких специальностей, вузы, неподготовленные ни теоретически, ни кадрово, в погоне за “длинным рублем” тут же не кидались открывать подобные кафедры у себя. Выход один – помогать “пионерам”, но помогать с умом, после тщательных проверок. Не пускать в “научный огород” кого ни попадя, а давать добро лишь первопроходцам. Иначе никакого порядка не будет: в действующем сегодня российском классификаторе зарегистрировано 320 специальностей и 92 направления, на практике же оказывается, что вузы ведут подготовку аж по 500 специальностям.

Тут-то будто бы невзначай и сам собой всплыл вопрос частных вузов, филиалов и их лицензирования. Оказывается, в России сегодня работают 368 лицензированных филиалов классических университетов. Столько же живут без лицензии. И живут неплохо. 50% юристов готовятся в технических вузах. Как бы между делом. А уж о негосударственных, частных вузах, существующих без всякого на то “высшего” соизволения, и говорить нечего. Вот кому от ректоров классических университетов досталось, каких только претензий своим “негосударственным” коллегам они не предъявляли. Проблема – нужны или не нужны стране частные университеты – настолько захватила членов съезда, что ни о чем другом говорить они уже просто не могли. А между ректором МГУ Виктором Садовничим и заместителем министра образования Владимиром Шадриковым началась банальная “кухонная” перебранка.

Садовничий: Уважаемое министерство, для чего в последние несколько лет вы наплодили 500 негосударственных вузов? При этом даже не удосужились посоветоваться с Союзом ректоров.

Шадриков: А у академического сообщества есть конкретные предложения, как упорядочить этот процесс, разработать механизмы. А то легче всего вот так, при всем честном народе кричать, что, мол, министерство во всем виновато.

Садовничий: Давайте возьмем решения о создании этих университетов и посмотрим, чьи под ними стоят подписи.

Шадриков: Уверен, что членов Союза ректоров.

Садовничий: Ничего подобного, лично я ни единого такого решения не то что не подписывал, но даже в глаза не видел.

И непосвященному ясно, что любая идеология, любые принципиальные вопросы, где уважаемые люди сталкиваются лбами так, что искры летят, замешена, как правило, на деньгах. Кто кому сколько должен, кто кому не заплатил, не доплатил. Вот, собственно, и весь принцип. Но сцена, разыгравшаяся в Главном корпусе ЧГУ, некрасива не поэтому. Если тебе есть в чем обвинить своего коллегу, пригласи его, выскажи все в лицо. Но на съезд в Чебоксарах не были приглашены ни один ректор частного вуза, ни один представитель филиала. А перемывать косточки за спиной, зная, что ответить тебе не смогут, – это дурной тон. Но ведь хорошим манерам, как известно, учат не в высшей, а в средней школе.

Анна ХРУСТАЛЕВА

Фото Александра АБРАМОВА

Если человек заканчивал технический вуз, скажем, в восьмидесятые годы, он процентов на семьдесят был уверен, что попадет по распределению в “почтовый ящик”. Там его карьера будет зависеть от ряда факторов, например, от способности принимать инженерные решения.

В наши дни все изменилось, и инженерное решение от выпускника вуза требуется сразу, как только он получил диплом – куда податься? Впрочем, не только от выпускника вуза. Старшие товарищи из “почтовых ящиков” тоже оказались не у дел.

В Московском институте повышения квалификации работников образования (МИПКРО) в 94-м году сформирован факультет переподготовки педагогических кадров. Тогда, пять лет назад, на факультете было 140 слушателей. Сейчас – 950. В школу идут также и кандидаты наук, начальники отделов, старшие и младшие научные сотрудники. Многие из них прекрасно знают математику, ядерную физику и могут на память написать реакцию получения тринитротолуола…

Однако директора школ – народ неромантичный и все больше практический. Способ получения тротила их так же мало интересует, как жизнь на Марсе. Нет, говорят, у вас педагогического образования, поэтому выше, чем на двенадцатый разряд, можете не рассчитывать.

“Как же так, – возмущается кандидат наук, – у меня 140 печатных работ, из которых три монографии…”

Соглашаться на двенадцатый разряд для кандидата наук унизительно, но ничего не поделаешь. Рынок труда обширен, а выбирать-то, по сути, не из чего. Приходится начинать все с нуля в полном смысле слова: зарабатывать стаж, давать открытые уроки, проходить через весьма мучительный процесс аттестации.

Впрочем, есть и другой путь. Он, без сомнения, менее долгий и болезненный. А именно: прослушать вечерами 1200 часов лекций в институте повышения квалификации и через два года получить диплом государственного образца, дающий право вести профессиональную деятельность в сфере образования.

– Неужели стоит получить такие “корочки”, как сразу повышается разряд? – спросил я декана факультета переподготовки кадров МИПКРО Нину Яковлеву.

– Технология такая. Я пишу письмо на имя начальника окружного управления образования с просьбой о повышении разряда. Тот в свою очередь дает указание директору школы, в которой работает наш подопечный. Выпускников наших мы не бросаем. Ведем их до победного конца.

– Они получают профессию, что называется, без отрыва от производства.

– Не только профессию, но и образование. У нас есть группы на базе среднего педагогического образования. 130 человек. Я очень надеюсь, что в этом году они получат диплом о высшем образовании.

Мой вопрос к ректору МИПКРО Алексею Семенову:

– Вы принимаете только москвичей или всех желающих?

– Видите ли, мы сетевое региональное учреждение Московского комитета образования. Поэтому деньги нам выделяются только на подготовку московских специалистов. Бывают, конечно, исключения. У нас, например, стажировались учителя из русских школ Эстонии.

– Курсы в МИПКРО бесплатные?

– Да, но и здесь есть исключение. В последнее время вырос спрос на английский язык, поэтому мы решили открыть коммерческие курсы.

Кстати говоря, не только московские учителя позволяют себе занятия на платных курсах. Министерство образования уже второй год подряд организует коммерческие курсы по стандартизации образования для учителей-методистов из различных регионов России.

Дмитрий ЕГОРОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте