Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Нужны ли школьные оценки нашим детям? Этот вопрос стал актуальным после проведения пресс-конференции на эту тему, которая состоялась в Департаменте образования

УГ - Москва, №21 от 26 мая 2015. Читать номер
Автор:

​Иван ЯЩЕНКО, директор Московского центра педагогического мастерства: Предложение об отмене оценок в школе неново, то, каким образом оценивать образовательные результаты, динамику ребенка, как вообще оценивать его работу в школе, решить очень сложно. Эта тема очень демократична, ее регулирует Закон «Об образовании в РФ», хотя мало кто об этом знает, люди удивляются, когда я цитирую закон. Это дело школы, которая сама определяет формы, периодичность текущего рубежного контроля.

Формально не нужно никаких  приказов Министерства образования и науки РФ,  Департамента образования. По традиции большинство школ оценивает своих учеников по традиционной системе «2», «3», «4», «5», а некоторые школы, некоторые учителя, используя эту систему, где-то тайком в тетрадочке  выставляют оценки по-другому,  говоря, что им приказано оценивать  по традиционной системе, а они    используют свою. Дело в том, что  нет ничего по-настоящему проработанного,  поэтому Московский городской центр педагогического мастерства ведет проект, аккумулируя те идеи, что были ранее, провел соответствующие научные исследования, мы начинаем предлагать школам некоторые варианты оценивания. Часть московских школ уже участвуют в этом пилотном проекте, начинают вводить новшества в той или иной мере.  Главным посылом использования этого  проекта для нас стала идея, которую тоже много обсуждают и которую многие хотят реализовать, – принципиальное изменение в треугольнике «учитель – ученик – родитель». Мы хотим, чтобы родители интересовались не тем, какую оценку ребенок получил в школе, чтобы, вернувшись  домой из школы,  на вопрос: «Что ты получил?» ребенок отвечал: «Я получил знания, узнал то и то, а вот это у меня не получилось!» Это уже не эмоциональная  оценка, которая нынче преобладает, ведь мы постоянно оцениваем ребенка, при этом  зачастую совершенно не стимулируя его к дальнейшему развитию. Оценки по математике, которые нынче преобладают, к сожалению, становятся  не стимулом для развития, а ярлыком: «Тебе математика не нужна, ты к ней не способен, тебе поставили тройку,  и ладно!» Никого не тревожит, что ребенок  просто многого не знает из того, что ему нужно знать, и  в дальнейшем  не готов к освоению математики.  Традиционная система оценивания, к  большому сожалению,  все время строится исходя из наказания. Человек в процессе обучения в школе все время наказан: сделал две ошибки – получил четверку, сделал три-четыре – получил  тройку, сделал  больше ошибок –  получил двойку. То есть человек все время старается что-то сделать, чтобы  не получить какое-то наказание, вместо того чтобы его похвалили за успехи. Несколько лет назад был сделан революционный шаг, который вызвал очень большие дискуссии в регионах, –  на ЕГЭ  по математике в 2010 году  мы предложили отойти от системы оценивания  работы ребенка, построенной на том, что  есть образец решения и эксперту дают типовые ошибки и информацию о том, за сколько ошибок нужно снижать баллы и на сколько. В 2010 году методические рекомендации экспертам  по моей версии были написаны по-другому: было указано, за какие продвижения ребенка в решении задачи  нужно ставить тот или иной балл. Эксперт был принципиально ориентирован на то, чтобы найти,  за что поставить ребенку  балл. Выяснилось, что не только необходимо  переучивать экспертов  содержательно,  оказалось, что в течение двух-трех лет  сложно изменить психологию  экспертов. Причем было видно, что это идет  только оттого, что  они раньше оценивали ЕГЭ так, а теперь им надо было  делать то, что принципиально противоречило тому, как учитель математики (в случае ЕГЭ еще и эксперт)  каждодневно оценивает работу ребенка, привыкнув снижать оценки за ошибки. Мы  же призывали экспертов  выставлять оценку, находя достижения ребенка, а они не хотели, не могли, не умели.  Мы хотели выстроить совершенно иную психологию отношений – без постоянного негатива.  Есть международный опрос относительно того, с каким словом ассоциируется математика у детей, с огромным отрывом победило слово «наказание». Действительно, это во многом справедливо не только  по отношению к математике, но и по отношению к очень большому числу  предметов, особенно к тем, что не  стали для ребенка каким-то суперприоритетными. Даже на приоритетных предметах  ребенка зачастую не хвалят за достижения, а постоянно наказывают. Сегодня идет довольно много дискуссий по поводу того, должны ли   наши стандартные оценки «2», «3», «4», «5» быть одинаковыми в разных школах. Департамент образования  года два назад, когда еще была старая система медалей,  провел исследование, показавшее, что школы Москвы расслоились. Одни школы имели много олимпиадников, высокобалльников по ЕГЭ, а в других школах было много медалистов. (После этого была изменена система медалей, московская система медалей нынче построена на результатах.) Это тоже   следствие того, что  оценивается не результат, а что-то другое, в оценке «3-4-5» смешаны  и отношение учителя к ученику, и прилежание ученика, и, что самое главное, особенно на старшей ступени, совершенно   не учитывают  разнообразие целей ученика, наоборот, есть такой расхожий штамп, как «тебе и тройки достаточно», причем его применяют по отношению не только к нерадивому ученику, но и по отношению к ученику, для которого этот предмет не профильный. Мы говорим и успешному ученику: «Да ладно, тебе по этому предмету и тройки достаточно!» Если  этого достаточно и с этим согласно общество, значит, это хорошо, отлично, значит, это пятерка, так как человек выполнил   все, что ему надо.  Отсутствие связи оценивания  знаний с целями образования, в том числе  индивидуальными целями конкретного  ребенка,  тоже серьезная проблема, которую разрешают такими экзотическими способами. Соответственно к тому пилотному научно-методическому проекту, который мы выполняем,  присоединяются все больше и больше школ, но присоединяются очень мягко. Этот проект не вводят директивно, более того, нас часто спрашивают, где полностью опубликована эта методика. Мы отвечаем, что даем ее только  в результате обучения, потому что  прекрасно понимаем риски, которые могут возникнуть, если вдруг завтра немедленно  отменить оценки. Мы прекрасно понимаем, что в этом случае в  старшей школе образование  сразу ухудшится, пропадет  обратная связь.  Эту систему можно вводить, только изучив, изменив  психологию отношений, посыл отношений учителя с ребенком и родителем, проведя соответствующую работу  на родительских собраниях,  родители должны понять, как работает новая система, как ее использовать в семье. Эта система требует от родителей  иного, более глубокого включения в образовательный процесс ребенка, не только эмоционального  реагирования (получил «пять» –  дали денег на мороженое),  родители должны содержательно интересоваться тем, что происходит у ребенка, хвалить его за успехи, достижения, а где-то помогать, формулировать и исправлять недостатки. Конечно, для родителей, которые заинтересованы в  реальном качестве  образования своего ребенка (таких родителей, к счастью, становится все больше и больше в связи с ЕГЭ), важным посылом стало  принципиальное изменение отношения к образовательному процессу.  Конечно, не сразу, но уже большинство московских родителей поняли, что  бессмысленно ходить, приносить в школу цветы, конфеты, еще что-то, чтобы учителя ставили ребенку хорошие оценки, потому что в конце концов эти пятерки закончатся низким баллом по ЕГЭ, и ребенок не поступит в нужный ему вуз. Родители, наоборот, заинтересованы в образовательном результате ребенка, достижение которого возможно в результате их деятельного участия в образовательном процессе. Наш проект – начало пути. Ни одна из московских школ полностью не перешла на новую систему, это требует подготовки  учителей, понимания родителей,  плавного входа. Самый лучший способ погубить этот проект – ввести его приказом во всех школах или в какой-то школе, после чего мы имели бы множество писем возмущенных  родителей, которые бы не поняли, что происходит. Изначально в проект  включились 10 школ, они его изучали, три школы начали по нему работать   уже достаточно активно, речь идет о каком-то количестве классов.  Сейчас мы проводим различные регулярные мероприятия, в рамках традиционных августовских мероприятий Центр педагогического мастерства проведет конференцию для учителей в форме установочного семинара, после этого будет запущен цикл обучения для соответствующих учителей.Никита ЛОСЕВ, исполняющий обязанности директора лицея №1550:Чтобы понять мотивацию учителей, которые пошли  на апробацию системы, предложенной Московским центром педагогического образования, надо рассказать одну историю. Когда учитель пришел в рамках  повышения квалификации в незнакомый класс, где он должен был попробовать новые измерительные материалы, дети сразу спросили его: «А оценки поставите?»  Еще ничего не началось, дети до того не видели учителя, он ничего  еще не сделал, только сказал им: «Здравствуйте!» Очень показательно, что в школах зачастую  именно цифра становится определяющим фактором успеха, неудач, качества работы учителя, качества работы школы, даже отношения родителей  к ученикам, то есть учителя считают, что если ребенок учится на «пять», то он замечательный, у него замечательная семья, у которой нет проблем. Таким образом, за цифрами складывается полное впечатление  о жизни человека. Что касается в целом перехода на новую систему оценивания, то, наверное, на раз он невозможен, особенно для учителей, которые проработали много лет в другой системе, которые даже имеют внутреннее желание  перейти на  новую систему,  отдающие себе отчет в том, какие проблемы  могут возникнуть,  им нужно обучение, прежде всего психологическая подготовка. Учителям надо  захотеть переключиться на совершенно другую позицию. В спорте, которым так восхищаются многие,  тренер не ставит какие-то оценки за успех, все равно тренер и спортсмен идут вместе, конечно, оценивают свои результаты, делают какие-то промежуточные замеры, но тренер понимает, что готовит спортсмена к чему-то независимому и максимально объективному. Ключевой момент нашего проекта –  добровольность  участия, всем учителям рассказали о проекте, и те учителя, которые были психологически готовы что-то делать, приступать к каким-то новым формам обратной связи с учащимися и родителями, включились в эту апробацию. Правила игры должны быть обозначены до начала, они должны быть понятны родителям, учащимся, педагогам, обозначены до начала учебного года. Поскольку мы пошли таким путем,  никаких отрицательных реакций  не последовало. Есть предложения, есть обратная связь с администрацией, с учителями,  все в этом задействованы, всем это интересно, самое главное – есть результат. Если говорить о  уже полученных результатах, хотя проект еще не закончен, в классе, в котором идет такая система обратной связи, тревожность учащихся снизилась, заинтересованность в познании становится выше. Константин ЗИСКИН, научный сотрудник Московского центра педагогического мастерства: Я вхожу в группу разработчиков методики, которая проводила все исследования в школах Москвы, работающих под нашим контролем.  Кроме  разных мероприятий   мы проводили еще и  много социологических опросов учителей и учеников, глубинные психологические исследования, чтобы выяснить, что происходит с ребенком до и после урока. В одном из социологических опросов учителям  был задан такой вопрос: «Используете ли вы собственную систему оценки учеников, отличную от пятибалльной шкалы?»  Девяносто восемь процентов  опрошенных используют собственную систему оценки учеников, 45 процентов используют ее постоянно, а 53 процента – иногда, два процента учителей не пользуются  дополнительной системой оценки.  Когда мы начали изучать тему оценивания в средней школе, то были очень сильно удивлены тем, что   серьезные научные исследования по поводу оценок были проведены в 1934 году. (Характерно, что в 1934 году  в советской школе пятибалльной системы оценок не было, была индивидуальная система оценивания.) После этого не было выпущено  ни одной серьезной монографии в  стране по поводу оценивания в школе.  Мы выяснили, что  тот самый традиционный способ мотивирования  детей, который мы можем назвать методом кнута и пряника,   согласно проведению психологических исследований в течение  последних 50 лет  просто   противоречил природе человека.  Оказалось, что это  неэффективный способ мотивирования, хотя он, конечно, работает,  эффективность его крайне низка. Существует исследование, которое показывает: если кто-то  (не важно, взрослый или ребенок) осуществляет какую-то деятельность из интереса и если ему за это давать вознаграждение, то внутренняя мотивация, то есть  интерес, полностью  замещается внешней мотивацией, а интерес уходит в ноль. В 1968 году впервые этот эксперимент  был проведен, потом в 70-е годы все серьезные психологи его повторили и с удивлением  обнаружили, что это так. Что у нас происходит в школе с отметками?  Учитель оценивает, как происходит сам процесс. У учителя в голове есть представление о том,  как надо. Учитель воспринимает информацию, которую ему дает ребенок, внутренне сравнивает с  этими представлениями, оценивает, как ребенок соответствует им. Дальше происходит  самое главное: оценка произошла, учитель объявляет, условно говоря, какой-то приговор ребенку, это уже не оценка,   а некая обратная связь,  то, что учитель говорит ребенку, прямого отношения к оценке не имеет. Мотивирует или демотивирует эта обратная связь, зависит от того,  что и как скажут ребенку.  Именно об этом все наши тренинги и обучение учителей –  о том, как правильно сообщить ребенку  о его успехах, достижениях, неудачах таким образом, чтобы  он  эффективно действовал.   Отметка сегодня оказывается не информацией, а либо кнутом, если  выставлены «2» или «3», либо пряником, если выставят «5», или выжиданием, если выставлена четверка.  В тот момент, когда родители начинают давать ребенку  награждение (уже не говорю о наказании),  он автоматически  интересуется уже не  содержанием  обучения, а оценкой, которую ему выставляют. Самой главной нашей задачей стало  применение всех самых серьезных исследований  для повышения эффективности  обучения.  Хочу подчеркнуть, что никаких корабликов, звездочек, снежинок в нашей системе нет, никто не рисует смайлики,  по нашей системе все эти значки выбирает сам учитель так, как он сочтет нужным. Самое главное – и это принципиально – нельзя делать так: за очень  хороший ответ тебе ромашка, а  за плохой – кактус, так как обычные дети мгновенно пересчитывают это в отметки.  Единственное, что мы делаем, –  ребенок получает только положительную информацию, которая  не результирующий приз, а маленькие порции одобрения  в процессе решения задачи.  Таким образом, у ребенка возникает отношение, ему начинает нравиться  решать задачи, сам процесс. На самом  деле мы просто не мешаем детям изучать математику,  если им это понравится, они все сделают сами лучше, чем при нашей помощи. Учитель и ученик сейчас вместе решают важную задачу – обучение  ученика чему-либо. Представим, что мы вместе с кем-то делаем  одно общее дело, а потом вдруг один  из нас уходит из этой связки, как бы сверху  начинает  оценивать второго  за то, как мы вместе поработали.  Естественно,  всегда хочется сказать, что я работал больше, а мой коллега работал меньше, и это нормальная человеческая история. Учителя тоже люди, и  наша система позволяет учителям  перестать быть роботами, которые пытаются объективно оценивать, и стать нормальными людьми. Мы не выводим учителя в ранг оценщика, он всегда остается в связке с учеником. Это очень сходно с позицией  тренера в спорте, тренер может быть разным – мягким, строгим, но тренер, точно так же как и спортсмен,  искренне переживает за то, чтобы  спортсмен выступил на соревнованиях хорошо. Соответственно учитель сейчас  точно так же начинает переживать  за то, чтобы ученик сдал  диагностику МЦКО, ЕГЭ, ОГЭ. Он не самоустраняется из процесса, ибо понятно, что все действия люди предпринимают по линии наименьшего сопротивления, и с этим ничего не поделаешь. Изначально в  проекте участвовали 73 учителя, взялись работать по новой системе 53 учителя, до  нынешнего момента остались 47 человек. Те, кто отказывался, отказывались  не потому, что им не нравилась система, а потому, что им не удавалось вписать ее в работу с другими учителями, преподавателями других предметов.   Соответственно есть три школы, в которых  система работает очень активно, в этих трех школах администрация была очень заинтересована в проекте.  Есть пять школ, где работа идет не так активно, так как там есть свои проблемы. Всего в проекте участвуют 1127 детей. Сейчас мы можем обучить работе около 200 учителей, если интерес к проекту будет расти, то в течение  трех-четырех месяцев  можно сравнительно легко увеличить масштабы участников проекта. Марина БАЛЯСНИКОВА, учитель истории, заместитель директора  школы №1286 с углубленным изучением французского языка:Как родители реагируют на апробацию  новой системы оценивания?  Когда на родительском собрании им  в первый раз попытались объяснить, что мы хотим сделать, было много вопросов,  родителей интересовало, как дети будут учиться и будут ли учиться вообще.  Реакция родителей была, конечно, самой разной. У нас в проекте участвуют два восьмых класса,  причем один класс гимназический – класс повышенного уровня,  а второй общеобразовательный. Естественно, в гимназическом классе  для родителей мотивация и отметки  – главный показатель того, насколько дети усваивают знания, отсутствие оценок  поставило этих родителей в тупик. Но по мере того как мы все это  делали, по мере того как мы работали, дети изучали предметы по совершенно новой  методике (причем предметы были очень разные, в классах у нас преподают  литературу, историю, обществознание,  географию).  Когда через три месяца после начала  проекта мы стали проводить  родительское собрание, то были поражены тем, что родители ждали, когда придут именно те педагоги, которые  работают по новой методике, потому что каждый педагог стремился сказать, как вырос  ребенок, что у него получилось,  что не получилось. Когда собрание закончилось,  родители не расходились, спрашивали: «А как мой, какие у него успехи?» Именно эта положительная мотивация  давала возможность каждому  родителю увидеть своего ребенка  в совершенно другом ракурсе. Мы считаем, что  этот качественный рост  очень важен.Я сама преподаю в 11-м классе, не могу сказать, что мы полностью отказались от старой системы оценивания. Вся работа строится так: ставим или «пять», или ничего. ЕГЭ – это прежде всего не цифры, а тот результат, на который  мы работаем. Когда мы писали последнюю  диагностическую работу, когда мы все проанализировали, вместе  все разобрали, мне ученик сказал: «Марина  Владимировна,  результат, наверное, не совсем тот, что я хотел, значит, нам с вами нужно еще поработать над этим, этим и этим!» Это самое главное – когда ребенок  считает меня членом  своей команды, значит, что вся наша деятельность  общая.  Для ребенка важно не то, что он получил, баллы, а то, что он хочет выяснить, как нам вместе с ним  достичь хорошего результата. Естественно, при апробации возникает очень много вопросов, очень много трудностей. Наша сегодняшняя задача  – качественное образование.   То, что  деятельность  Московского центра качества образования  направлена именно на независимую диагностику  качества, хорошо, потому что учитель все свое время тратит на то, чтобы качественно научить детей.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту